Курсы валют
USD 63,8741 −0,0501
EUR 68,6902 0,9242
USD 63,7 250 −0,0450
EUR 68,4 250 −0,0125
USD 63,8 124 −0,0270
EUR 68, 4765 −0,0415
USD 64,0000 63,8900
EUR 68,4000 68,7000
покупка продажа
64,0000 63,8900
68,4000 68,7000
05.12 — 12.12
63,0000
67,1000
BRENT 53,87 −1,08
Золото 1172,24 −0,01
ММВБ 2154,04 −0,13
Главная Новости Аналитика Чем для России опасна «китайская лихорадка»
Чем для России опасна «китайская лихорадка»

Чем для России опасна «китайская лихорадка»

Источник: BBCRussian.com|
11:30 13 января 2016
Рынок акций КНР с начала года лихорадит: за первые дни январских торгов индекс Шанхайской фондовой биржи упал более чем на 14%, индекс Шэньчжэньской биржи потерял свыше 18%.
Чем для России опасна «китайская лихорадка»
Фото: EPA

Поскольку эти торговые площадки входят в десятку крупнейших финансовых центров мира, эхо обрушения китайских индексов разнеслось по всей планете и заставило некоторых пессимистов говорить о близости нового глобального финансового кризиса.

 

Несмотря на то, что фондовый рынок Китая по капитализации, то есть совокупной стоимости акций, значительно уступает американскому (та же Шанхайская биржа составляет всего четверть Нью-Йоркской), финансовые новости из КНР оказывают мгновенное влияние на мировые рынки.

 

Когда в начале года китайские индексы начали резко падать и в процессе этого падения дважды автоматически, в соответствии с новыми правилами, срабатывал механизм приостановки торгов, вниз пошли и другие азиатские индексы, а за ними российские РТС, ММВБ и даже американский промышленный индекс Доу-Джонса, просевший за пять дней на 6,2% (рекорд за 119 лет).

 

Нестабильность на китайском рынке нанесла мощный удар по нефтяным котировкам: стоимость барреля североморской нефти Brent во вторник утром опустилась ниже 31 доллара.

 

Русская служба Би-би-си попыталась разобраться в том, почему вести с фондовых площадок Китая оказывают такое воздействие на мировые финансы - и чем дальнейшее замедление китайской экономики опасно конкретно для России.

 

Рынок акций по-китайски: часть I

 

В современном виде фондовый рынок Китая начал формироваться в конце 1980-х годов - начале 1990-х. В 1990 и 1991 году были открыты Шанхайская и Шэньчжэньская биржи соответственно. Капитализация первой на конец января прошлого года составила 3,9 трлн долларов, второй - 2,2 трлн долларов.

 

В отличие от американских и европейских фондовых площадок, китайский рынок имеет ряд особенностей. Во-первых, он подчинен большей централизации и регулированию со стороны государства. Если в США некоторые штаты могут выполнять ряд функций в сфере контроля над рынком, то в Китае это удел лишь специально созданной для этого Комиссии по регулированию рынка ценных бумаг (CSRC).

 

Во-вторых, сегмент акций, находящихся в свободном обращении, крайне невелик. Так, на Шанхайской бирже он составляет 37%.

 

В-третьих, лишь малая часть этих акций находится в собственности иностранных инвесторов, поскольку фондовые площадки КНР полностью открыты лишь для резидентов.

 

Наконец, наиболее примечательной особенностью фондового рынка страны является то, что в отличие от западных бирж, где главными действующими лицами являются профессиональные игроки, здесь 80% трансакций совершается непрофессиональными инвесторами - простыми гражданами, которые хотят сохранить и приумножить средства, вкладывая их в акции. Общее число таких индивидуальных инвесторов достигало в конце 2015 года почти 100 миллионов.

 

Рынок акций по-китайски: часть II

 

Вышеперечисленные особенности китайского рынка предопределили его слабости, во многом ставшие причиной нынешней финансовой турбулентности. Главная слабость - непрофессионализм участников торгов, результатом которого является непредсказуемое инвестирование, зачастую подверженное слухам и паническим настроениям.

 

Предельно четко это проявилось летом 2015 года, когда под влиянием активности множества частных инвесторов, массово скупавших акции, индекс Шанхайской биржи вначале взлетел до рекордных отметок, а потом обвалился на 40%.

 

Однако особенности китайского рынка предопределяют и его сильные стороны, которые, по мнению ряда экспертов, способны ограничить негативное воздействие финансового кризиса на экономику страны. Во-первых, число индивидуальных инвесторов действительно велико, но в контексте общей численности населения в 1,3 миллиарда - не представляется таким уж огромным.

 

Во-вторых, китайский финансовый сектор в значительной степени изолирован от мировой экономики и в достаточно высокой степени от собственной. Так, предприятия страны в привлечении финансирования опираются не столько на фондовый рынок, сколько на банковские кредиты, а значит, кредитование реальной экономики вследствие финансовых неурядиц особо не пострадает.

 

"Китайские рынки акций существуют отдельно от экономики страны", - констатирует лондонское консалтинговое агентство Capital Economics.

 

Призрак глобального кризиса: часть I

 

Тем не менее, происходящее в Китае оказывает очевидное негативное влияние на мировые финансовые рынки, а в долгосрочной перспективе последствия для мировой экономики могут оказаться еще более серьезными, считают некоторые эксперты.

 

Известный американский финансист Джордж Сорос, заработавший на инвестировании 27,3 млрд долларов, заявил на прошлой неделе, что международные рынки находятся на пороге масштабного кризиса и инвесторам необходимо быть очень осторожными в текущий момент.

 

В центре нового финансового шторма, по его мнению, находится Китай, пребывающий в состоянии поиска новой модели роста.

Китай столкнулся с серьезной проблемой адаптации [к новым условиям]. Я бы сказал, что это равносильно новому кризису. Ситуация на финансовых рынках сегодня представляет для нас угрозу, напоминающую мне о кризисе 2008 года, - сказал финансист в ходе международной конференции в Шри-Ланке.

Джордж Сорос уже не первый раз пророчит масштабный кризис уровня 2008 года. Так, в 2011 году, в разгар греческого долгового кризиса, миллиардер утверждал, что он будет "серьезнее, чем кризис 2008 года". Однако на этот раз ситуация действительно опасна, согласны многие экономисты. Если финансовые проблемы КНР выльются в полноценный экономический кризис, мало не покажется никому.

 

Призрак глобального кризиса: часть II

 

Несмотря на изолированность финансового сектора Китая от остального мира, проникновение КНР в мировую экономику и торговлю крайне велико. В настоящий момент на страну приходится 11% мирового ВВП, 12% мирового потребления нефти (второй после США потребитель ресурса) и половина потребления металлов.

 

Для ряда стран, начиная с Южной Кореи и Австралии и кончая Бразилией, Китай является главным торговым партнером, отмечает издание Wall Street Journal (для России тоже главный партнер). Посредством растущего товарного экспорта Китай за последние годы рекордно нарастил присутствие на мировом рынке.

 

Для Европейского союза страна является важнейшим рынком сбыта, куда уходит порядка 10% европейского экспорта. Любое замедление китайской экономики, любая встряска на финансовом рынке и ослабление валюты чреваты серьезными последствиями для торговых партнеров Китая. Любое замедление спроса на сырье со стороны Китая мгновенно толкает цены на нефть вниз, а это, в свою очередь, больно бьет по бюджетам стран-экспортеров углеводородов.

 

Китай в огне

 

Поэтому главный вопрос сейчас, которым задаются не только миллионы частных инвесторов в Китае, но и миллионы инвесторов по всему миру, включая крупнейшие международные банки, инвестиционные фонды и правительства, сводится к тому, в каком состоянии находится экономика КНР.

 

Казалось бы, ответ очевиден, и неразбериха на финансовом рынке страны лишний раз его иллюстрирует. Но мы помним, что погоду на этом рынке делают не самые искушенные инвесторы, не всегда умеющие правильно интерпретировать фундаментальные макроэкономические показатели.

 

Что же думают об экономике страны профессиональные экономисты?

 

На первый взгляд, статистика действительно дает серьезные основания для беспокойства. Экономика Китая продолжает замедляться: агентство Moody’s прогнозирует рост ВВП в 2016 году на 6,3% против 7% в 2015 году и 7,3% в 2014 году. Это рекордное за последние 25 лет замедление.

 

Снижается индекс деловой активности в производственном секторе Китая. Обвал фондового рынка страны в первые дни января был спровоцирован как раз очередной публикацией данного индикатора.

 

Борясь с обвалом фондовых рынков и в попытке удержать национальную валюту на заданном уровне, Народный банк Китая потратил в прошлом году рекордные 512,6 млрд долларов (это больше всех золотовалютных резервов России). Только за декабрь 2015 года НБК "сжег" 107,9 млрд долларов.

 

Неизменной оставалась тенденция оттока капитала, отмечало агентство Синьхуа: "[Эта тенденция] продолжала набирать обороты из-за активного приобретения валюты предприятиями, имеющими валютные обязательства и стремящимися как можно скорее их погасить в условиях дорожающего доллара, а также желания людей заработать на долларовых активах".

 

Другая сторона

 

Но в то же время ситуация в китайской экономике не так плоха, как кажется, подчеркивают некоторые аналитики. Первое и самое главное - она растет, пусть и в замедленном темпе.

 

"Китайские финансовые рынки находятся в смятении, однако того же нельзя сказать о китайской экономике", - пишет лондонское консалтинговое агентство Capital Economics. Проанализировав макроэкономические данные, эксперты агентства пришли к выводу, что за нынешним обвалом рынка не лежат какие-либо новые глубинные проблемы китайской экономики.

 

Сравнив экономический рост начала прошлого года и конца, Capital Economics не обнаружило существенных изменений в темпах. Из чего логически следует не только то, что прошлогодний обвал рынка был по большей части спекулятивным, но и то, что этот громкий обвал не привел в течение 2015 года к заметному ухудшению ситуации в реальной экономике.

 

Значит, на данном этапе рано говорить о формировании полноценного кризиса в КНР, который мог бы затянуть в свою воронку остальные регионы мира и вылиться в новый мировой финансовый кризис образца 2008 года.

 

"Будьте здоровы!"

 

Не рано говорить о негативных последствиях финансовой нестабильности в Китае, которая отголосками разносится по всему миру, особенно сильно воздействуя на те звенья мировой экономики, которые наиболее слабы.

 

Одним из таких звеньев является Россия, половину своего федерального бюджета формирующая за счет экспорта нефти и газа, связанная с Китаем не только многомиллиардными нефтяными контрактами (70% российского экспорта в КНР приходится на углеводороды), но и грандиозным строительством газопровода "Сила Сибири" (оценочная стоимость - 55 млрд долларов), а также надеждами на замещение выпавшего из-за санкций западного финансирования.

 

"[Происходящее в Китае] уже непосредственно касается и российского экспорта. Возможно, даже частично будут пересмотрены планы строительства газопроводов, потому что они становятся менее актуальными", - предполагает аналитик брокерского дома "Открытие Брокер" Андрей Кочетков.

Если снижается экспорт энергоносителей, если общее потребление нефти в мире перестает расти, это выливается в снижение потенциала роста котировок нефти, а если это происходит, то это отражается и на рубле. Впрочем, сейчас влияние нефти на рубль постоянно снижается за счет сокращения импорта и за счет импортозамещения, - добавляет эксперт.

Торговля России с Китаем из-за падения нефтяных котировок и обесценивания российской валюты сократилась в первом полугодии 2015 года более чем на 30%. При этом если для России КНР является главным торговым партнером, для Китая Россия - лишь 15-й по важности партнер.

Когда Китай чихает, весь остальной мир может простудиться, - не без гордости констатировало в прошлом году агентство Синьхуа - официальное информационное агентство правительства КНР.

Россия, ослабленная собственными структурными болезнями, на которые "удачно" наложились западные санкции и катастрофическое падение нефтяных котировок, - в числе первых претендентов на то, чтобы пострадать от этой неожиданной "китайской лихорадки".

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от BBCRussian.com