Курсы валют
USD 57,5118 −0,0588
EUR 67,8927 −0,0406
USD 57,4 825 −0,0150
EUR 67, 7400 0,0525
USD 57,5 120 −0,0470
EUR 67,7 738 0,0282
USD 57,4000 57,6500
EUR 67,8000 67,9800
покупка продажа
57,4000 57,6500
67,8000 67,9800
23.10 — 30.10
58,0000
68,0000
BRENT 57,90 0,09
Золото 1279,89 −0,01
ММВБ 2071,83 0,04
Главная Новости Аналитика Поможем банкам, если хватит на еду
Поможем банкам, если хватит на еду

Поможем банкам, если хватит на еду

Источник: Банки.ру |
Россияне начинают чуть более оптимистично оценивать свое финансовое будущее: в надежде, что хуже уже не будет.
Поможем банкам, если хватит на еду
Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

ФОМ выяснил, что за последний месяц сократилась доля россиян, которые ожидают, что в ближайший год их материальное положение ухудшится. Теперь их количество близко не к трети, а к четверти населения. Тем не менее 41% опрошенных заявляют, что доходов им хватает только на еду. Банки.ру спросил у экспертов, как эти финансовые ожидания россиян повлияют на спрос банковских продуктов и услуг.

 

С надеждой на «хуже некуда»

 

Согласно опросу Фонда «Общественное мнение» (ФОМ), россияне стали оптимистичнее относиться к своему материальному будущему. Так, по состоянию на конец февраля 2016 года сократилась не только доля россиян, которые считают свое материальное положение плохим (на 4 процентных пункта, до 28%), но и тех, кто полагает, что в ближайший год их материальное положение ухудшится (на 5 п. п., также до 28%). Сравнение шло с январем 2016 года.

 

В репрезентативном опросе участвовали 1,5 тыс. респондентов в возрасте от 18 лет из 104 городских и сельских населенных пунктов 53 субъектов РФ. Интервью в режиме face-to-face проходили по месту жительства респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,6%.

 

Хорошим свое материальное положение на текущий момент считают всего 9% опрошенных, а средним – 62%. Логично, что в Москве доля довольных своим положением наивысшая (13%), а в городах с населением менее 50 тыс. человек и поселках городского типа – наименьшая (6%). Примечательно при этом, что в селах доля довольных составляет 8%.

 

Начиная с января 2016 года, согласно данным исследования ФОМ, наблюдается планомерное снижение доли тех, кому хватает денег на одежду, но не на крупную бытовую технику (с 40% до 34%). Одновременно за этот же период выросла доля тех, кому не хватает денег даже на питание (с 11% до 13%), и тех, кому хватает денег на бытовую технику, но не на автомобиль (с 14% до 17%).

 

Эксперты отмечают, что у россиян сместился фокус: их уже не интересуют крупные покупки, так как они сосредоточены на товарах первой необходимости. Для многих техника и автомобили становятся роскошью.

 

Чем меньше населенный пункт, тем больше в нем доля тех, кому не хватает на еду (например, в селах это 17% опрошенных). Та же ситуация с теми, кому хватает на еду, но не одежду. А вот вариант «Денег на одежду хватает, на крупную бытовую технику – нет» чаще всего выбирали в городах с населением 50–250 тыс. человек (39%) и, на удивление, в Москве (38%), а также в городах с населением 250 тыс. – 1 млн человек (37%). О том, что не могут позволить себе автомобиль, больше всего говорят москвичи (почти треть опрошенных жителей столицы). При этом чаще всего хватает на автомобиль жителям городов-миллионников (об этом заявил каждый десятый из опрошенных в таких городах).

 

Эксперты связывают это с тем, что в столице жители предпочитают и привыкли покупать более дорогие машины.

 

С декабря падает доля людей, считающих, что их материальное положение ухудшилось за последние два-три месяца, – с 51% до 46%. Однако практически не изменилась доля тех, кто заметил улучшение своего финансового положения, – сейчас она составляет 6%. Ухудшение преимущественно замечают в городах с населением свыше миллиона человек (53% опрошенных), а улучшение – в селах (9%).

 

В целом опрошенные россияне настроены относительно позитивно: с начала года с 33% до 28% снизилась доля тех, кто ожидает ухудшения своего материального положения в ближайшие 12 месяцев, и увеличилась доля тех, кто прогнозирует улучшение, – с 15% до 17%. В целом же последний показатель растет с конца ноября прошлого года. На улучшение рассчитывают в основном москвичи (21% опрошенных жителей столицы), а на ухудшение – жители городов-миллионников (34%).

 

«Люди у нас далеко не глупые»

 

Банки.ру попросил экспертов прокомментировать, насколько потребительское поведение зависит от потребительских ожиданий и каких финансовых шагов ждать от сограждан в связи с их финансовыми ожиданиями.

 

«Невозможно долго находиться в состоянии пессимизма и ожидания худшего»

 

Наталья Павлунина, начальник управления розничных продуктов департамента розничного бизнеса Локо-Банка:

 

— Сложно увидеть в приведенных данных признаки оптимизма — 41% наших сограждан до сих пор сообщают, что доходов им в лучшем случае хватает на еду. Субъективная оценка своего положения клиентами, а также поведение клиентов нашего банка скорее свидетельствуют о том, что растет доля граждан, оправившихся от шока навалившихся экономических трудностей и начинающих прилагать усилия для поддержания своего финансового благополучия. Свою роль играют и психологические моменты – невозможно долго находиться в состоянии пессимизма и ожидания худшего. Рано или поздно приходит ощущение, что ситуация должна измениться. Спрос на банковские продукты и услуги, очевидно, напрямую зависит от экономического положения населения и его уверенности в завтрашнем дне. Чем увереннее чувствуют себя клиенты, тем активнее используют банковские продукты. Сейчас для удержания хороших клиентов банкам приходится работать в разы больше, чем раньше. Осознают этот факт и сами хорошие клиенты, чем активно пользуются во взаимоотношениях с банками. На поведение клиентов банка в целом влияет общая экономическая ситуация в стране.

 

«В «тучные» годы возникает дополнительный интерес к инвестициям, в «тощие» — к сохранению капитала»

 

Михаил Крылов, директор аналитического департамента ИК «Golden Hills КапиталЪ АМ»:

 

— Оценка перспектив экономики на 80% взаимосвязана с принятием решений в области личных финансов, которые определяют спрос на банковские услуги. Если повышается оптимизм, мы находимся на заре повышения потребления, по крайней мере в физическом выражении. Подобные движения в общественном мнении вызывают изменения в массовом поведении в экономике. Конечно, не у каждого россиянина есть возможность инвестировать деньги в долгосрочной перспективе, но люди у нас далеко не глупые. Если у кого потребительские расходы и превалируют не только над сбережениями, но и над доходами, так это обычно служащие офисов тех же банков. Таким обычно нужны кредиты. Именно их настроение сейчас крайне пессимистично, так как в большинстве крупных финансовых учреждений отмечают падение интереса к кредитованию. И именно эти люди, вероятно, будут брать на 40–50% меньше займов в течение следующего года.

 

Многие офисные работники, которые еще не подались в слесари, сварщики и плиточники, уже экономят не только на крупной бытовой технике, но и на одежде. Плохо это или хорошо, но в результате серьезно осложняется прирост банковского кредитования. Зато повышается интерес к услугам микрокредитования, к займам до зарплаты. Условия в этой области на данный момент таковы, что позволяют серьезно облегчить жизнь тем, кому не у кого занять, и, может быть, даже сменить модель поведения. Банк, как и инвестиционная компания доверительного управления, — это отношения сроком больше года, в которых услуги финансового учреждения остаются востребованы всегда. Открытым остается только вопрос о рентабельности и о линейке подобных услуг. В «тучные» годы возникает дополнительный интерес к инвестициям, в «тощие» — к сохранению капитала. В течение года вероятно появление новых депозитных услуг, связанных с вложениями в золото и серебро.

 

«Россияне просто адаптировались к изменившимся условиям»

 

Борис Липкин, председатель правления Риабанка:

 

— На мой взгляд, россияне просто адаптировались к изменившимся условиям, главное из которых — снижение реальных доходов, что подтверждает официальная статистика. Если раньше людей пугала неизвестность, связанная с санкциями, резким падением национальной валюты, снижением занятости, то по прошествии времени стало ясно, что обвального снижения уровня жизни в целом не произошло. Общаясь со своими клиентами, а это главным образом владельцы и менеджмент средних и малых предприятий, я бы не сказал, что у людей есть ощущение, что мы достигли дна и начинаем оттуда выкарабкиваться. Скорее, есть понимание, что политика оптимизации расходов, которую все без исключения проводили в последний год, дала свои результаты — большинству удалось выжить, но обороты упали в несколько раз, пока речь не идет даже о восстановлении докризисных показателей. Что уж говорить о росте.

 

Безусловно, общественные настроения влияют на модель потребления практически всех потребительских групп — все начинают экономить, стараются в первую очередь избавиться от долгов и не брать новые кредиты, чаще задаются вопросом, как эффективнее сохранить сбережения от инфляции.

 

У наименее обеспеченных людей увеличилась доля расходов на еду и ЖКХ. Соответственно, им не до одежды и прочих товаров народного потребления. Люди со средним уровнем доходов не столь сильно почувствовали рост цен на продукты, а «включенный» режим экономии помог им оставлять больше средств на более дорогие покупки, а точнее на сбережение. Об этом говорит и статистика по вкладам (их объем растет), и обороты торговли (они падают).

 

«Спрос на большинство банковских продуктов остается лимитированным»

 

Станислав Дужинский, аналитик Хоум Кредит Банка:

 

— Спрос на банковские продукты в основном определяется динамикой доходов населения. Корреляция между потребительскими ожиданиями и динамикой выдач новых кредитов не настолько выражена. То есть люди могут ожидать улучшения своего благосостояния, но одновременно проявлять естественную осторожность при получении новых кредитов.

 

В целом за 2015 год, по данным Росстата, сокращение реальных зарплат составило 9,5%. По предварительным оценкам, в этом году данный показатель может колебаться в пределах от минус 3% до минус 4%. Основное влияние на это окажет постепенное замедление инфляционного импульса от девальвации рубля и некоторый номинальный рост зарплат (около 5% по итогам года). В этих условиях спрос на большинство банковских продуктов остается лимитированным. Кроме того, на стороне предложения продолжают действовать ограничения – банки вынуждены очень тщательно отбирать новых заемщиков для поддержания качества своих активов. Интересным наблюдением в этой ситуации является переключение спроса населения на более доступные товарные категории (бытовая электроника, мобильные телефоны) и одновременный всплеск интереса к POS-кредитованию в соответствующих сегментах. С учетом всех этих факторов, в 2016 году можно ожидать некоторого улучшения динамики выдач новых кредитов, благодаря которому снижение темпов роста кредитных портфелей будет не настолько существенным, как в 2015 году. Но в то же время ограничения спроса продолжат оказывать свое влияние на этот рынок.

 

«Наши клиенты в основном не паникуют из-за кризиса»

 

Игорь Волков, президент финансового холдинга MFX Group:

 

— Финансовые рынки реагируют на кризис несколько иначе, чем, например, рынки продовольственных товаров. В кризис 2008 года обороты брокерских компаний возросли в разы, так же как выросли и клиентские базы. Этот кризис показал несколько иной результат — такого взрывного роста в нашем сегменте не произошло, но и оттока клиентов не случилось. Наши клиенты в основном не паникуют из-за кризиса, они ищут возможности, как на этом заработать. Общие же потребительские настроения в России действительно меняются. Благодаря снижению инфляционных ожиданий и относительно стабильному курсу рубля (несмотря на значительные колебания цен на нефть) люди перестали опасаться возможного ухудшения материального положения. Однако говорить о восстановлении уровня жизни в России пока преждевременно. Да и прогнозы и новости, которые приходится слышать, мало способствуют излишне позитивным ожиданиям. В 2016 году ожидается дальнейший спад реальных доходов населения — в пределах 3%, безработица вырастет как минимум до 6,5%. При этом в социально-экономической ситуации сейчас сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, растет бедность и доля тех людей, которым не хватает денег даже на товары первой необходимости (официальная бедность в стране превышает 16%). Однако, с другой стороны, увеличивается число тех, кто зарабатывает больше среднего. В результате увеличивается как доля тех, кто может приобрести товары длительного пользования, так и тех, кто не может купить себе даже еду.

 

Прямая взаимосвязь между потребительскими настроениями и спросом на кредиты и прочие банковские продукты существует: чем лучше потребительские настроения и активность в экономике, тем выше спрос на подобные услуги. Но есть и обратный эффект — когда люди ждут, что будет хуже, они начинают запасаться впрок, используя для этого различные финансовые инструменты, в том числе и банковские кредиты. Показательной была недавняя ситуация, когда возросло число кредитов на бытовую технику. Люди ожидали, что будет еще хуже, и отправились в магазины скупать то, что продавали по старым ценам, используя при этом заемные средства. Потребительский фокус действительно смещается. И очевидно, что в кризис хорошо заработают те, кто делает «товары и услуги» для бедных.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Банки.ру