Курсы валют
USD 59,1409 −0,2203
EUR 69,4314 −0,2883
USD 59, 1450 0,0600
EUR 69, 8900 0,1300
USD 59,0 681 0,0347
EUR 69, 8313 0,1018
USD 59,0000 59,2500
EUR 70,0000 69,7000
покупка продажа
59,1000 59,2500
69,6500 69,7000
28.08 — 04.09
59,6000
69,7000
BRENT 51,66 −0,02
Золото 1291,46 0,02
ММВБ 1937,66 0,15
Главная Новости Аналитика Искусство русского билета
Как театральная мафия взвинчивает цены

Как театральная мафия взвинчивает цены

Источник: Ъ-Деньги |
До ста тысяч — за балет в Большом, десятки тысяч — за поход в Театр наций, "Современник" или "Ленком" — столько просят перекупщики. Если билетная мафия процветает — искать в этом следует интерес администрации гостеатра. Но эффективная борьба со спекулянтами приводит только к одному — дорогим билетам в кассах самого театра.
Как театральная мафия взвинчивает цены
Фото: Depositphotos.com

Ирина Бегимбетова, Мария Либерман

 

Постановка режиссера-авангардиста Роберта Уилсона "Сказки Пушкина" с аншлагами идет в Театре наций с июня прошлого года, и на пару месяцев вперед большая часть билетов распродана. Официально билеты в партер продаются по 6-12 тыс. руб., в Новый год у перекупщиков стоили до 40 тыс. руб., сейчас на апрель предлагаются по 8,5-27 тыс. руб. Официальные цены на другой аншлаговый спектакль Театра наций — "Рассказы Шукшина" — такие же, как на "Сказки", но у перекупщиков накрутки не такие бешеные, все-таки "Рассказы" идут с 2008 года, и ажиотаж немного спал.

 

От 5 тыс. руб. начинаются цены на билеты в партер Большого (на старой сцене), до 10-15 тыс. доходят на отдельные спектакли в "Современнике", "Моссовете", театре "Квартет И", "Ленкоме", подешевле (до 5-7 тыс.) стоят билеты в МХТ им. А. П. Чехова и "Мастерскую Петра Фоменко". Притча во языцех — новогодний "Щелкунчик" в Большом. Купить билеты на балет в кассах театра практически невозможно, у перекупщиков диапазон цен — от 20 тыс. до 100 тыс. руб.

 

Все понятно: каким быть ценам, определяет платежеспособный спрос, и, если зрители готовы покупать билеты за десятки тысяч, на этом хотят заработать все участники рынка — и театры, и перекупщики. Сложность же в том, что дирекции театров (по большей части государственных) пытаются с перекупщиками бороться за снижение цен, а выходит наоборот. "Сколько в советское время была средняя зарплата? Рублей сто пятьдесят. А самый дорогой билет в театр стоил два рубля. Сейчас в Москве средняя зарплата — около 60 тыс. руб. Получается, что самый дорогой билет в театр, если сравнивать с советским прошлым, должен стоить около 800 руб.",— рассуждает директор театра "Мастерская Петра Фоменко" Андрей Воробьев.

Из-за перекупщиков вся ценовая политика в театрах Москвы неправильная, цены на билеты очень завышены. И ни одному театру, включая Большой, эту проблему решить до сих пор не удалось,— заявил в одном из своих интервью художественный руководитель Театра наций Евгений Миронов.

Война на повышение

 

В начале января в фойе Театра наций влетела женщина лет пятидесяти в пуховике, джинсах и уггах и, потрясая пачкой билетов, стала кричать:

Я требую — верните деньги за билеты! У вас плохой спектакль, у вас спад, Миронов уже не в форме!

В пачке, которой трясла женщина, было больше полусотни билетов на "Сказки Пушкина". В разочарованной зрительнице администрация без труда узнала перекупщицу — она крутилась тут годами. Пачка непроданных билетов у нее скопилась за полгода. Обычно на такую наглость перекупщики билетов здесь не решаются.

Спекулянты, которые хорошо на нас зарабатывают, видимо, нас уважают, и билеты на возврат приносят редко,— с иронией замечает заместитель директора по рекламе, маркетингу и работе со зрителем Театра наций Наталья Афанасьева.

На самом деле перекупщики в уггах, продающие "лишние билетики" рядом с театрами,— это уходящая натура, они реализуют всего 5-7% билетов на "вторичном рынке". Согласно исследованиям, сегодня 50% граждан покупают билеты через интернет, и большая часть перекупщиков работает в нем же. Сайты-двойники практически невозможно отличить от настоящих сайтов, и появляются они десятками, оттесняя основные сайты с первых позиций в запросах. Театры, как могут, совершенствуют свои онлайн-продажи: ограничивают количество билетов для покупки с одного аккаунта и время бронирования.

Срок бронирования у нас на сайте ограничен 48 часами,— рассказывает директор Театра Вахтангова Кирилл Крок.— По истечении этого времени, если билет не был выкуплен, бронь аннулируется.

"Мастерская Петра Фоменко" в онлайн (через партнерский сайт-агрегатор) запускает билеты через несколько дней после начала продаж в кассах.

В кассах нам продавать билеты выгоднее, и к тому же здесь мы лучше защищены от перекупщиков,— объясняет Андрей Воробьев.

Раньше "Мастерская" записывала зрителей, желавших купить билеты на кассовые спектакли, в лист ожидания. Ждать порой приходилось долго, иногда до трех лет, но настоящих театралов это не останавливало. Однако недавно театр эту форму отменил.

Спекулянты тоже записываются в листы ожидания или караулят у касс людей из списка, которые пришли покупать билеты,— объясняет Воробьев.

Администраторы театров жалуются, что получают массу фальсифицированных писем на бланках администрации президента или аппарата правительства, бывает, что звонят якобы от мэра Москвы, и всем нужны билеты на самые популярные спектакли.

У нас такого понятия, как "бесплатный билет", в принципе нет,— говорит директор "Мастерской".— И я, и режиссеры, и актеры — мы все покупаем билеты родственникам и друзьям на кассовые спектакли за деньги. В нашей стране, конечно, к этому привыкнуть очень трудно, но что поделаешь.

Замдиректора МХТ им. А. П. Чехова Наталья Виноградова рассказывает, что театр не только ограничил время бронирования на сайте, но и потребовал таких ограничений у билетных агрегаторов, ставших его официальными распространителями. Тем не менее билетные онлайн-операторы считают свой вклад в борьбу со спекулянтами куда более весомым, чем вклад собственно эмитентов билетов.

На самом деле театральные системы обмануть гораздо проще, чем наши, и перекупщикам легче покупать на сайтах театров,— рассказывает гендиректор Ticketland Виталий Виноградов.— У нас была такая история, когда мы начинали: на сайт заходил робот, бронировал билеты, которые тут же появлялись для продажи на другом сайте. Мы разработали защиту, программа называется "Карма" — она вычисляет тех, кто хочет нажиться на билетах, и блокирует.

Впрочем, главным способом борьбы все-таки стало повышение цен: дорожают популярные спектакли. На "Машину Мюллера" после успешной премьеры обычно недорогой "Гоголь-центр" стал продавать билеты по 10 тыс. руб.— накручивать дальше спекулянты пока не отваживаются. На самую популярную постановку МХТ им. А. П. Чехова "N13D", где помимо звезд играет известная по сериалу "Метод" Паулина Андреева, билет сейчас стоит 7-10 тыс. руб.— перекупщики могут задрать цену не больше чем на 2-3 тыс. руб.

 

Однако победа над спекулянтами зачастую оказывается пирровой.

В борьбе с перекупщиками мы повышали цены на "Евгения Онегина" до 11 тыс. руб. В итоге значительная часть спекулянтов исчезла,— рассказывает Кирилл Крок.

Но в кризис для зрителей цена оказалась неподъемной, и в итоге театр был вынужден снизить ее до 8,5 тыс. руб.

Мы однажды провели такой эксперимент: на 31 декабря поставили цену на билеты на "N13D" по 15 тыс. руб. И у нас эти билеты не купили, пришлось уценять,— делится Наталья Виноградова.

Больше шума из ничего

 

Громче всех с перекупщиками борется Большой театр. Спекулянты вернулись к Большому после шестилетнего перерыва, связанного с ремонтом исторической сцены, в конце 2011-го. Пригласительные на гала-концерт (вообще-то именные, но как-то оказавшиеся на рынке) продавались за баснословные деньги — цены доходили до 2-3 млн руб. После открытия заждавшиеся барышей перекупщики скупили билеты на все предстоящие спектакли, тем более что максимальная номинальная цена билетов в партер тогда была смешной — по словам тогдашнего директора театра, 3 тыс. руб., а продать их можно было свободно по 15-20 тыс. руб.— отреставрированную сцену хотели посмотреть все.

 

И прежний директор ГАБТ Анатолий Иксанов, и нынешний, Владимир Урин, говорят о борьбе с билетной мафией неустанно. И кое-какие меры, действительно, были приняты. Периодически театр судится с владельцами порталов-двойников: последний иск был подан в феврале, против bolshoi-tickets.ru, при Иксанове судились с bolshoi.me. Эффект от этих действий невелик: зарегистрировать похожий домен стоит 500 руб., о получении отсуженных денег театром тоже не слышно.

 

При Иксанове появилось правило "два билета в одни руки" — в результате к кассам выстроились толпы студентов и старушек, нанятых спекулянтами за 300-500 руб. Тогда администрация Большого ввела предварительную продажу билетов по паспортам — с указанием номера документа в билете, а также потребовала резервировать билеты через электронные заявки. Вообще-то требовать паспорт при покупке билета, а также на входе в театр незаконно, но как раз эта мера помогла.

Это был короткий промежуток времени, когда мы могли свободно купить билет в Большой,— рассказала нам девушка из очереди в Большом, балетоман Алена.— Не нужно было приезжать к пяти утра, практически не было очередей.

Владимир Урин, сменивший Иксанова в июле 2013 года, кардинально изменил тактику. Он резко повысил цены на билеты, а на предпродажах первыми в кассы стали запускать льготников (пенсионеры, многодетные, инвалиды и пр.), предоставив им 50-процентную скидку на все места. Именно тогда в Большой снова потянулись спекулянты.

Теперь толпа, которая собиралась у касс с шести утра в день предпродажи, немного поменялась — молодежь исчезла, появилось много очень пожилых людей,— рассказывает Алена.— Но большая часть из них все равно работали на спекулянтов. Это продолжалось больше года, и в кассах был настоящий ад — балетоманы тоже стали притаскивать своих пожилых родственников, и за стариков, которых заставляли участвовать в этой бойне, было просто страшно.

В начале прошлого года под давлением возмущенной общественности политику продаж изменили. Билеты для льготников начали печатать на отдельных бланках, и очередь из желающих их приобрести резко сократилась. Кроме того, на предпродажах стали выдавать браслеты с номерами, получив которые можно было не дежурить около закрытых касс по несколько часов, а встать в очередь уже после открытия. Владимир Урин отчитывался в СМИ о том, что эти действия позволили практически полностью разрешить проблему спекуляции.

Раньше спекулянты главенствовали и управляли очередью у касс. Говорю абсолютно осознанно: мы эту проблему на 90% решили. А совсем мы их оттуда убрать не можем,— месяц назад говорил Урин в интервью новостному сайту RNS.

Приехав в день предпродажи в билетные кассы Большого, мы, впрочем, в справедливости этого утверждения усомнились. Заметная часть очереди — крепкие молодые мужчины в кожаных куртках, время от времени они переговариваются между собой, иногда подходят к своим агентам — в руках у последних бумажки с номерами мест, которые нужно выкупить. Дешевых (до 1000 руб.) билетов к 11 часам не осталось, но и покупка более дорогих, как нас просветили в очереди, под вопросом, все решает кассир.

Кассир — королева,— сетует театралка Валерия Анатольевна,— она может сказать, что дешевых билетов нет, хотя на информационном табло отображается их наличие, может продать интересующие тебя места другому человеку в очереди. Может вообще их не продать — и ты потом обнаружишь их на сайте. В общем, многое зависит от того, понравишься ты ей или нет.

 Разговор продолжает театрал Сергей, завсегдатай Большого:

По моему опыту, на топовые спектакли невозможно купить билеты в центр партера, бенуар, на центральные места первых рядов бельэтажа, балконов и ярусов.

Об истинной причине такого положения дел Большой не рассказывает сторонним журналистам, но на страницах собственной корпоративной газеты замдиректора ГАБТ Олег Мисковец проговорился. Разъясняя билетную политику, он рассказал, что в предварительную продажу поступает менее 47,5% билетов: только 826 из 1740 на каждый спектакль. Почти тысяча билетов, оставшиеся у театра,— это и социальные (для студентов, инвалидов, ветеранов), и "абонированные" — например, выкупленные на сезон ложи и бронь для госорганов, билеты для сотрудников театра и артистов. Это лучшие места (к слову, единая цена на билеты на топовые спектакли в партер на историческую сцену — 12 тыс. руб.; но самым большим спросом пользуются билеты попроще, за 500 руб.). В кассах такие билеты купить невозможно — но большую часть из них можно сразу же, в первый день предпродажи, обнаружить на спекулянтских сайтах. Цены варьируются от 17 до 45 тыс. руб.

 

По мнению участников рынка, завышенные цены у спекулянтов говорят лишь о том, что цены в кассах и на сайте театра, напротив, занижены.

Есть простое соотношение спроса и предложения. Если театр искусственно занижает цены при высоком спросе, то билеты автоматически попадают на вторичный рынок, и образуется значительная дельта. Театр при этом ничего не теряет, вопрос в том, кто получает этот кусок пирога,— рассуждает Виталий Виноградов.

Судить о том, кто делит пирог, не так уж сложно. Взять хотя бы наклейки. С одной стороны, в правилах театра написано, что театр "не несет никаких обязательств перед зрителями, на билетах которых есть наклейки, исправления или зачеркивания", но на самом деле проблем у владельцев таких билетов не возникает.

Я всегда спрашиваю у соседей, за сколько они купили билеты, и многие из них удивляются, обнаружив под наклейками реальную цену,— рассказывает наша знакомая Алена.— Но пускают с наклейками всегда. Более того, за хорошую сумму "подколонники" могут провести вас в зал и вовсе без билета, свободно минуя охрану и капельдинеров,— и кто после этого сможет утверждать, что администрация Большого не в деле.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Ъ-Деньги