Курсы валют
USD 57,5706 0,2985
EUR 67,9333 0,5756
USD 57,3 800 0,0050
EUR 67,8 700 0,0100
USD 57,36 35 −0,0064
EUR 67, 8743 −0,0544
USD 57,3000 57,5500
EUR 67,9000 68,1700
покупка продажа
57,3000 57,5500
67,9000 68,1700
23.10 — 30.10
57,7000
68,4000
BRENT 57,22 0,05
Золото 1286,36 0,01
ММВБ 2072,73 −0,05
Главная Новости Аналитика Расчет окончен: как выпускники мехмата МГУ и МИСиС превратили свои стартапы в миллионный бизнес
Расчет окончен: как выпускники мехмата МГУ и МИСиС превратили свои стартапы в миллионный бизнес

Расчет окончен: как выпускники мехмата МГУ и МИСиС превратили свои стартапы в миллионный бизнес

Источник: Forbes.ru |

Офис компании «Мовиком» завален телекамерами, тросами и разной электроникой. Из этого хаоса инженеры собирают подвесные комплексы, которые снимают спортивные соревнования, торжественные церемонии и зрелищные акции, такие как «Кубок Кремля», парад Победы на Красной площади и мотошоу Adrenaline FMXRush. Не так давно «Мовиком», созданный выпускниками механико-математического факультета МГУ, был стартапом.

Мы жили от заказа до заказа, в постоянных кассовых разрывах, — вспоминает сооснователь компании Виктор Пахомов.

Эта проблема давно решена: в прошлом году выручка «Мовикома» превысила 50 млн рублей. Запросы рынка на оригинальные конструкторские решения настолько разнообразны, что инженерные лаборатории, созданные вчерашними студентами, быстро становятся доходным делом.

 

Своя голова

 

Любовь к «железу» свела будущих владельцев «Мовикома» в университетской лаборатории. Здесь студенты собирали игровых роботов, способных обходить фишки, делать «змейки» и «восьмерки». Компания, которую Пахомов с друзьями основал в 2004 году, сразу занялась роботехническими проектами. Для старта хватило 80 000 рублей. Помещение было у лаборатории в Институте механики МГУ, от которого поступили заказы на НИОКР (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы — Forbes).

Запуск бизнеса оказался для нас вопросом не денег, а готовности вкладывать время, — уверяет предприниматель.

На первом коммерческом заказе — системе управления светодиодными панелями для ночных клубов — «Мовиком» заработал 320 000 рублей.

 

Молодые инженеры создавали также системы управления для промышленных машин, электрических и гибридных транспортных средств, роботизированных комплексов. Они приносили несколько миллионов рублей выручки в год. В 2007 году в компанию обратился подрядчик студии «Черепаха», снимавшей фильм «Стритрейсеры». В одном из эпизодов картины в овраг падал огромный грузовик. Подрядчик решил не привлекать каскадеров, а сделать фуру дистанционно управляемой и искал, кто бы выполнил заказ за умеренную плату. Так Виктор Пахомов и его партнер Оганес Геворкян поняли, что у роботизации есть перспективы в киноиндустрии.

 

Контракт с «Черепахой» привел к знакомству с Сергеем Астаховым — оператором, работавшим с Балабановым, Лунгиным, Миттой, Соловьевым. Астахов задумывался о тросовой съемочной системе российского производства — более  дешевой, чем зарубежная техника, и более удобной для переноски между местами съемок. Он общался с разными командами инженеров, но разочаровывался: никто не сумел сделать так, чтобы система отслеживала объекты плавно, без торможений и встряски, а перемещением камеры было бы легко управлять в реальном времени. Владельцы «Мовикома» убедили Астахова попробовать еще раз, а потом и вложить в создание опытного образца 6 млн рублей.

 

Систему, названную Robycam, испытывали на дворовой площадке: установили по периметру поля опоры, натянули тросы, управляемые электролебедками, в центре закрепили подвес с камерой.

Robycam, действительно, получилась легче, более верткой и мобильной и потребляла меньше энергии, чем иностранная техника, — рассказывает Сергей Астахов.

Ее конструкция с 2008 года не менялась. Robycam может работать при температурах от –20° до +50°. Траектория движения камеры заранее программируется. Те же достоинства есть у австрийской SpiderCam и американской SkyCam. Но благодаря оригинальной конструкции подвеса и синтетическим тросам Robycam весит 16 кг, а не 25 кг. Ее гиростабилизированная голова держит горизонт съемки, когда камера летает на скорости до 8 м/с. Для трансляции футбольного матча важно не просто следить с высоты за перемещениями игроков, но и дать, например, крупный план мяча в сетке или вспотевшего лица вратаря в ожидании пенальти. Robycam позволяет сделать то и другое без прыганья кадра.

 

Получив желаемое, Астахов вышел из проекта — основатели «Мовикома» выкупили его долю. Оператор посчитал, что Robycam дороговат для продажи и даже для прокатного бизнеса установка и обслуживание системы не подходят. Пахомов и Геворкян продолжали брать роботехнические заказы и «дошлифовывали» Robycam, бесплатно снимая спортивные мероприятия. Наконец, Пахомов, уложив в чемодан гиростабилизированную голову, отправился в Голландию на выставку IBC Amsterdam-2010.

Пообщавшись с прокатчиками и производителями, я сразу понял, в чем мы сильны и что можем предлагать себя за границей, — вспоминает Пахомов. — Если бы мы «варились» только в Москве, то никогда не достигли бы того, что имеем сегодня.

Первые Robycam на экспорт «Мовиком» отправил в Узбекистан — для стадиона клуба «Насаф» в Карши и стадиона «Бунедкор» в Ташкенте.

Система работает без сбоев и сильно расширила возможности съемок, — подтверждает Виктор Сумбаев, главный инженер «Бунедкор».

По словам Геворкяна, каждый, кто ищет роботизированные системы для съемок, рано или поздно заходит на сайт компании, и тогда нужно не просто выслать презентацию, а самому лететь на встречу — никакая реклама не сработает лучше личного обсуждения конкретных технических деталей.

 

Новый виток продаж случился после того, как Robycam купила телекомпания «Панорама», транслировавшая Олимпиаду в Сочи. Систему задействовали на съемках предолимпийских тестовых соревнований и церемонии открытия и закрытия Паралимпийских игр. Для «Мовикома» открылся путь в «высший свет»: Российская футбольная премьер-лига, теннисный «Кубок Кремля». Для съемок парада Победы в 2015 году в «Мовикоме» создали рельсовый вариант Robycam. Первый канал прежде пользовался импортным оборудованием, но на этот раз получил указание найти отечественного поставщика.

 

Сейчас, после подорожания импортных комплектующих, cборка одной системы обходится «Мовикому» в 13 млн рублей. 11 систем компания уже продала (цена поставки — 25–35 млн рублей), две сдает напрокат. При крупных контрактах Robycam окупается за 10–12 съемочных проектов, если арендуется для небольших мероприятий — затраты могут возвращаться в течение двух-трех лет. Более половины дохода «Мовикому» приносят заграничные клиенты — например, ее систему приобрела японская Rocket Inc, транслирующая концерты рок- и поп-звезд.

 

В Италии с Robycam снимают популярное музыкальное шоу X Factor.

 

Какая сумма вложена в конструкторские работы, помимо денег Астахова? Виктор Пахомов быстро считает в уме: более 5 млн рублей, если не учитывать реинвестированную прибыль, плюс 15,5 млн рублей грантов от Департамента науки и промышленной политики правительства Москвы. По итогам 2015 года выручка «Мовикома» превысила 50 млн рублей. 80% принесла Robycam, остальное — заказы на разработку опытных образцов другой электроники. Предприниматели не намерены бросать то, с чего все начиналось.

Это позволяет не только получить оборотные средства, но и следить за технологиями в смежных областях, — объясняет Пахомов. — И, в свою очередь, дает возможность развивать продукт, на который мы сделали ставку.

Модельный ряд

 

Совладельцы «Карфидов Лаб» Алексей Карфидов и Дмитрий Васильев иногда просят сотрудников «обрадоваться, как в NASA». Ни одна киносцена успеха космического агентства не обходится без ритуала — аплодисментов и объятий. Правда, в «Карфидов Лаб» фраза впервые была сказана после того, как сотрудники долго собирали прибор, а пилотное тестирование провалилось. Так что призыв «обрадоваться» здесь означает: что-то идет не по плану, надо собраться и сосредоточиться.

 

За полтора года «Карфидов Лаб» приобрела более 20 заказчиков и выполнила свыше 30 проектов. Лаборатория участвовала в разработке математической модели конструкции корпуса факела Олимпиады в Сочи. Моделировала аппарат для исследований воздействия кислоты, шлем виртуальной реальности, печь для сжигания мусора, подводный «беспилотник», мобильный электрогенератор.

 

Карфидов и Васильев учились на одной кафедре в НИТУ МИСиС, но подружились только на третьем курсе, заняв первые места в конкурсе студенческих инженерных проектов. Призеры организовали на кафедре клуб любителей компьютерного моделирования и графики, где студенты могли вместе работать над техникой 3D-моделирования, продумывать конструкцию какого-либо гаджета, экспериментировать с прототипами устройства.

Мы поняли, что у нас много ребят, которые хотят больше, чем просто учиться и жить университетской жизнью. Хотелось помочь им, да и развиваться самим, — рассказывает Карфидов.

В 2011 году ректор МИСиС одобрил создание студенческого конструкторского бюро, куда пришли многие из кружка Карфидова и Васильева. Но сами инициаторы его покинули: Карфидов ушел работать конструктором в Центр прикладной физики МГТУ им. Н. Э. Баумана, а Васильев уехал на год учиться в Массачусетский технологический институт.

В США студенческая жизнь пронизана предпринимательским духом. Конструкторы, инженеры и промышленные дизайнеры с первых курсов работают с заказчиками, становятся частью профессионального сообщества и вращаются в бизнес-кругах. В России этого не хватает, — признается он.

Васильев сделал вывод: с таким уровнем подготовки, как у студентов МИСиС, нужно строить бизнес.

 

Вернувшись в Москву, он уговорил Карфидова регистрировать фирму. Вместе они в апреле 2014 года договорились с руководством альма-матер. МИСиС получил 33,8% долей в ООО «Карфидов Лаб», а компания — помещение в студгородке и доступ к оборудованию университета. Но клиентов пришлось искать самостоятельно.

 

Понимая, что у компании есть сильные «технари» (трое бывших участников студенческого клуба), но пока нет имени, Карфидов и Васильев наняли менеджера по продажам. Тот упорно обзванивал потенциальных заказчиков во всех отраслях — от медицины до оборонной индустрии. «Карфидов Лаб» была готова взяться за всю цепочку — от разработки промышленного дизайна продукта до изготовления образца. Не пренебрегая при этом мелкими заказами, например расчетами конструкций для проверки будущей работоспособности изделия, разработкой 3D-моделей для выявления недочетов в устройстве. Первые 20 000 рублей «Карфидов Лаб» получила от производителя медицинской техники, заказавшего 3D-прототипирование аппарата для восстановления суставов.

 

Из 30 выполненных проектов две трети — это медицинские приборы и роботехника, остальное — промышленное оборудование и техника военного назначения (к примеру, концерн «Моринформсистема-Агат» заказал дизайн корпуса корабельного радара). Компания Cognitive Technologies, занятая созданием беспилотного «камаза», взяла лабораторию в подрядчики. «Карфидов Лаб» разработала конструкцию панели индикации для оповещения водителя о пересекании сплошной полосы, помехах рядом с транспортным средством, повреждениях дорожного полотна и т. д.

С предложением сотрудничества на нас вышел МИСиС. Мы внимательно изучили образцы работ «Карфидов Лаб» и согласились. Конечно, риски при взаимодействии со стартапами существуют всегда, но бэкграунд у этой компании был положительный, у нас была уверенность, что эти риски в данном случае невелики, — комментирует Юрий Минкин, руководитель департамента по созданию беспилотных транспортных средств Cognitive Technologies.

В среднем за один заказ «Карфидов Лаб» получает 300 000–500 000 рублей, но бывают заказы и на десятки тысяч рублей — все зависит от новизны задачи, которую нужно решить.

 

В 2014 году выручка составила около 2 млн рублей, по итогам 2015 года она превысила 5 млн рублей. Примерно 40% новых клиентов вышли на «Карфидов Лаб» сами. В конце 2015-го компания получила статус Центра коллективного пользования в технопарке «Сколково» и теперь будет предоставлять услуги его резидентам. На 2016 год заложено удвоение выручки.«Все, что нам требовалось для старта, — наши знания и руки, — говорит Карфидов, объясняя, что компанию можно считать прибыльной с первых дней жизни. — Зарплаты у нас пока ниже средних по Москве, зато удобный график и интересные проекты».

На Западе идея инженерного предпринимательства культивируется, ты постоянно слышишь, какое это захватывающее ощущение — делать свой бизнес, — подхватывает Васильев. — А у нас вузы рекламируют рабочие места в самых разных компаниях, но ни слова не говорят о том, что студенты могут создавать их сами. Мы пошли по этому пути и пока не разочаровались.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Еще от Forbes.ru