Курсы валют
USD 58,8370 −0,3978
EUR 69,2982 −0,5041
USD 59,0 500 0,0375
EUR 69,3 525 0,0175
USD 59,0 386 0,0231
EUR 69, 2365 −0,1090
USD 58,9100 59,0000
EUR 69,3100 69,4600
покупка продажа
58,9100 59,0000
69,3100 69,4600
18.12 — 25.12
60,0000
70,4500
BRENT 65,22 −0,75
Золото 1242,74 −0,01
ММВБ 2152,78 0,02
Главная Новости «Газпром» выходит из корзины нефтепродуктов
«Газпром» меняет формулу цены в европейских контрактах

«Газпром» меняет формулу цены в европейских контрактах

Источник: Ъ-Газета |
"Газпром" в последние три недели договорился о прекращении арбитражных разбирательств по газовым контрактам с двумя участниками проекта Nord Stream-2 — немецкой E.On и французской Engie.
«Газпром» меняет формулу цены в европейских контрактах
Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

Немецкая E.On заплатит "Газпрому" €800 млн в рамках урегулирования встречных ценовых претензий по контракту на поставку газа, сообщили "Ъ" источники на рынке. Компании официально объявили о пересмотре ценовых условий долгосрочного контракта в конце марта. А в 2014 году компании подавали встречные иски в арбитраж по поводу цены (см. "Ъ" от 30 июня 2014 года), теперь они отозваны. По данным "Ъ", ретроактивный платеж от E.On покрывает период 2013-2015 годов. Он связан с тем, что спотовые цены на газ, по которым немецкая компания с 2012 года получила право покупать часть объемов газа у "Газпрома", периодически были выше цен, рассчитываемых в контракте в соответствии с нефтепродуктовой привязкой. На этой неделе "Газпром" урегулировал и сходный спор с французской Engie, но в данном случае, по сведениям "Ъ", ни одна из сторон не должна делать ретроактивных платежей. В обоих случаях новые договоренности распространяются на ближайшие три года. В "Газпроме", E.On и Engie отказались от комментариев.

 

Исторически цена газа во всех долгосрочных контрактах на европейском рынке была привязана к стоимости корзины нефтепродуктов (нефтяная привязка). Но в результате кризиса 2009 года спрос на газ в Европе упал и перестал соответствовать объему, прописанному в контрактах. При этом по настоянию регуляторов ЕС объемы спотовых торгов газом существенно выросли. В итоге европейские клиенты "Газпрома", вынужденные покупать газ по контрактам с нефтяной привязкой, а продавать — по более низкой спотовой цене, несли убытки и требовали от российского поставщика скидок и перехода на спотовую привязку. Но в данном случае этот подход, видимо, привел E.On к потерям.

 

Но при этом клиенты "Газпрома", видимо, добились более значительной привязки контрактных цен к спотовым. В пресс-релизах E.On и Engie по итогам договоренностей с "Газпромом" есть практически идентичная фраза о снижении рисков для газовых портфелей компаний на ближайшие годы благодаря "корректировке ценообразования в соответствии с рыночными условиями".

 

По мнению собеседников "Ъ" на рынке, речь идет о следующем: если европейские компании уже продали газ на форвардном рынке на ближайшие годы по спотовой цене, есть риск того, что цены "Газпрома" с нефтепродуктовой привязкой вырастут из-за возможного роста цен на нефть, что может привести к большим убыткам. То есть потребители, настаивая на переходе "Газпрома" на спот, теперь стремятся не к тому, чтобы получить самую низкую цену на газ (на данный момент контракты с полностью нефтяной привязкой даже выгоднее), а к хеджированию своих будущих рисков.

 

 

Еще восемь лет назад "Газпром" был категорически против любого отхода от нефтяной индексации контрактных цен, но его позиция постепенно менялась. При первой волне пересмотра контрактов в 2010-2012 годах "Газпром" в основном давал скидки, просто меняя коэффициент в нефтяной привязке. С некоторыми клиентами "Газпром" договорился и о спотовой составляющей (на 10-15% от объема контракта) — цена определялась по спотовому рынку, но покупатель был обязан выбрать этот объем. Затем, как в случае с итальянской Eni в 2014 году, был введен механизм price cap — цена определялась по нефтепродуктовой формуле, но не могла отклоняться от спотовых котировок более чем на определенный процент. Теперь речь может идти либо о полном переходе на спот, либо о каком-то механизме, практически равносильном такому переходу.

 

На данный момент для "Газпрома" нет существенной разницы, продавать ли газ по нефтяной привязке или по споту, отмечает Мария Белова из Vygon Consulting. "В дальнейшем эффект зависит от того, сохранится ли тесная корреляция между нефтяными и газовыми ценами",— говорит она, добавляя, что, однажды согласившись ввести спотовую составляющую в контракты, "Газпрому" все сложнее остановить процесс. Аналитик также не считает совпадением то, что пересмотр контрактов произошел вскоре после соглашения по проекту Nord Stream 2, где у "Газпрома" — 50%, а у E.On и Engie — по 10%. Сейчас "Газпром" находится в арбитражном разбирательстве по ценам с Shell Europe — дочерней компанией англо-голландской Shell, которая также участвует в Nord Stream 2.

 

Юрий Барсуков

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Новости
Еще от Ъ-Газета