Курсы валют
USD 57,5706 0,2985
EUR 67,9333 0,5756
USD 57,5 775 0,0250
EUR 68,0 975 0,0150
USD 57,5 943 0,0091
EUR 68, 1061 0,0253
USD 57,5500 57,6500
EUR 67,9600 68,0800
покупка продажа
57,5500 57,6500
67,9600 68,0800
23.10 — 30.10
58,7000
70,1500
BRENT 57,56 0,16
Золото 1286,72 0,16
ММВБ 2079,85 0,01
Главная Новости Аналитика Поминки по рокфору: почему не удалось импортозамещение сыра
Поминки по рокфору: почему не удалось импортозамещение сыра

Поминки по рокфору: почему не удалось импортозамещение сыра

Источник: Forbes.ru |

Среди утрат последних лет – независимые СМИ, честные выборы, норвежский лосось, курорты Анталии – особенно остро переживается исчезновение хорошего сыра. Как говорил Оскар Уайльд, «дайте мне излишества, и я смогу обойтись без необходимого» — а тут как раз излишества-то не хватает больше всего. Заходя в супермаркет, я так строю свой маршрут, чтобы ненароком не пройти мимо сырного прилавка, который вызывает легкие признаки тошноты своими яркими упаковками с псевдо-европейскими названиями – Маасдамер, Грюнталер, Бергландер — под которыми кроются безвкусные брикеты из смеси мыла, пластилина и русского национального продукта, пальмового масла. Если где-то и надо проиллюстрировать блестящий провал российской политики импортозамещения, то это в сырном ряду. 

 

Как обычно, вспоминается Владимир Сорокин, который предвидел это в своем «Дне опричника», где в тоталитарном будущем закрываются все иноземные супермаркеты и ставятся взамен отечественные ларьки, в которых всех продуктов ровно по два, — папиросы «Россия» и сигареты «Родина», водка «Ржаная» и «Пшеничная», хлеб белый и черный, повидло яблочное и сливовое, конфеты «Мишка косолапый» и «Мишка на Севере» — «ибо народ наш-богоносец выбирать должен из двух, а не из трех и не из тридцати трех». И только сыр остается один, «Российский», и тщетно силится ум опричника понять тут высший замысел: «отчего всех продуктов по паре, как тварей на Ноевом ковчеге, а сыр — один, «Российский»?»

 

Между тем, логика войны российского государства с сыром понятна и культурно детерминирована.

 

Сыр для власти – это социальный маркер опасного Чужого, символ разлагающегося Запада, это гнильца и плесень того текучего городского класса, что поездив по Европам, слишком много возомнил о себе и затребовал не только севрюжины с хреном, но и конституции, не только сыра, но и честных выборов, и вышел в декабре 2011 г. на Чистые пруды и Болотную. От «Маасдама» прямая дорожка до Майдана, и зло должно было быть уничтожено на корню, на таможенной границе Российской Федерации.

 

Если разобраться, то качественный европейский сыр – это территория разумного среднего класса, ибо проходит по категории демократичного, доступного изыска. Сыр не относится к показной роскоши, типа фольклорных «лубутенов» и лангустов, «брегетов» и «вуиттонов» – в эпоху санкций в этом потребительском сегменте российские продажи не падают: хороший понт дороже денег! Паркуя «Порш-Кайенн» у подъезда панельного дома, покупая фуа-гра и коньяк ХО, чтобы употребить их на восьмиметровой кухне того же дома, русский человек лишь участвует в туземном карго-культе, причащаясь цивилизации, но не становясь ею. Но кусок французского камамбера, бутылка калифорнийского каберне и горячий багет в бумажном пакете из местной пекарни приобщали человека к западным ценностям и были актами социальной модернизации.

 

Изъятие из этой формулы сыра обрушило всю эту модель потребления – и точно так же, собственно, оказался не востребован в путинской модели сырьевого перераспределения и весь эфемерный постсоветский «средний класс». Удар по сыру – это еще и удар по квазизападной «нормальности», буржуазности, возвращение к суровому русскому архетипу: символической ценностью для русского человека является колбаса, а сыр – именно что городской каприз, сыром водку не закусывают. И в этом смысле сыр прочерчивает тонкую грань между русской традицией и нашей поверхностной вестернизацией.

 

И здесь надо сказать очевидное и печальное: несмотря на многократные попытки привить сырную культуру к бескрайним просторам и подзолистым почвам России, от Петра Первого до Анастаса Микояна и сегодняшних героических фермеров-сыроваров (таких как Дмитрий Генин, делающий камамбер и шевр под Костромой) – сыр остается чуждым русскому духу продуктом. Его жизненный цикл слишком долог для российской истории и повседневности.

 

Подобно вину и оливковому маслу сыр – продукт устойчивой культуры.

 

Рокфор делают с XI века, грюйер и чеширский сыр – с XII в., пармезан, горгондзолу, таледжио и пекорино – с XIVв. – но дело даже не в длительности традиции, а в сроке выдержки сыра: для пармезана это от 12 до 36 месяцев, для старой гауды – до 5-6 лет. Для того, чтобы сыр созревал так долго, нужна политическая и социальная стабильность, гарантии прав собственности, кредит, устойчивый спрос; сыр – это инвестиция в надежное будущее.

 

В России же делали творог – продукт быстрый, на скорую руку – и так же скоро портящийся. С вечера поставил, к утру откинул, до следующего вечера съел, а то прокиснет. Русский крестьянин не был уверен в будущем: если завтра война, рекрутчина, барщина, чрезвычайка; он не распоряжался своей жизнью и собственностью: не до сыра, быть бы живу. Русская материальная и продуктовая культура – жертва климатических и исторических обстоятельств, которые диктуют быстрое производство и потребление, жертва слабых институтов, при которых нет ни прав собственности, ни возможностей долгосрочного планирования и хранения, а одно только ненасытное государство-Левиафан, пожирающее любые излишки – а сыр как раз возникает вследствие излишка молока.

 

В итоге вопрос о сыре (как впрочем, и о вине) – это вопрос о корнях, о привязке человека к месту, об идентичности, локальности, регионализме. О деревне, которая стоит на своем месте последние 2000 лет и о домах, которым по 300 лет, о семейных традициях, крестьянских поколениях, домовых книгах, о люцерне, которая самая сочная на западной стороне холма. «Как можно править страной, в которой 246 сортов сыра?» — риторически вопрошал Де Голль. Генерал ошибался, во Франции насчитывается до 400 сортов сыра – и именно это разнообразие вкусов, регионов, культур и традиций сделало ее самой посещаемой в мире страной, куда ежегодно приезжают до 100 млн человек. В России же сырные традиции возникали только на инородческих окраинах Империи – на Кавказе, в Прибалтике, в Финляндии – т.е. там, где не было крепостного права и сильнее было развито чувство рода, почвы, корней. А на центральных пространствах, в зоне крепостного права, сыр так и не прижился, не оброс традициями и вкусами (кто сегодня отличит угличский сыр от пошехонского?), остался иноземной забавой, запретным ароматом Запада, сытости, свободы.

 

Нынешняя война России с сыром наследует черты этой давней культурной традиции – и не случайно бдительные граждане продолжают доносить по «горячей линии» на магазины, где обнаруживается «запрещенка», телеканалы уже почти два годя спустя после введения Россией продуктового эмбарго по-прежнему показывают уничтожение сыров в передвижных печах-крематориях, а санитарные власти продолжают рассказывать о том, как вредны западные сыры для российских желудков. Истребление сыров – это ответ вечной России заплесневелому Западу и зажравшимся горожанам: «не жили богато, не хрен начинать!». И одновременно это символические жесты политического самостояния России, шаг в будущее, где останется не 246 сортов сыра, как у Де Голля, а один, «Российский», как у Сорокина. Правда, сделан он будет из пальмового масла – как и почти все в нашей суверенной державе.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes.ru