Курсы валют
USD 58,8370 −0,3978
EUR 69,2982 −0,5041
USD 59,0 400 0,0275
EUR 69,3 975 0,0625
USD 5 8,9570 −0,0585
EUR 69, 2311 −0,1144
USD 58,9000 58,9800
EUR 69,3100 69,5000
покупка продажа
58,9000 58,9800
69,3100 69,5000
18.12 — 25.12
57,8000
68,7200
BRENT 65,22 −0,75
Золото 1242,74 −0,01
ММВБ 2152,00 −0,05
Главная Новости Аналитика От базиса до кризиса
Две большие разницы: экономические программы Хиллари Клинтон и Дональда Трампа

Две большие разницы: экономические программы Хиллари Клинтон и Дональда Трампа

Источник: Ъ-Деньги |
8 ноября в США пройдут выборы нового президента. Избирательная кампания уже стала самой интересной за всю послевоенную историю страны. А ее результаты могут привести к новому глобальному кризису.
Две большие разницы: экономические программы Хиллари Клинтон и Дональда Трампа
Фото: Evan Vucci / AP

Александр Зотин

 

Американский политический истеблишмент не смог провести кампанию так, как он привык это делать последние десятилетия. Кандидат на пост президента со стороны демократов Хиллари Клинтон с большим трудом не допустила раскола в партии. Причина — популярность выбывшего из гонки ультралевого (по американским меркам) сенатора от штата Вермонт Берни Сандерса. У республиканцев все еще сложнее: традиционный партийный истеблишмент (клан Бушей, Митт Ромни, Джон Маккейн и другие) отказался поддержать Дональда Трампа.

 

Не совсем республиканец

 

Трамп раздражает истеблишмент не только своим экстравагантным поведением. Его экономическая и социальная программа весьма далека от традиционного республиканского "канона" (в отличие от Клинтон, программа которой укладывается в рамки ожиданий от демократического кандидата). Он — гибридный республиканец, сочетающий республиканские взгляды с популистскими и даже социалистическими.

 

Трампу нравятся планирование семьи (он не против абортов) и ненавидимое республиканцами социальное обеспечение. Традиционные республиканцы терпеть не могут конфискации собственности государством (так называемый eminent domain) и любят свободу торговли, в частности проект Транстихоокеанского партнерства (ТТП, торговое соглашение между 12 странами Азиатско-Тихоокеанского региона, целью которого является снижение тарифных барьеров).

 

У Трампа противоположные взгляды. Он не возражает против eminent domain и при этом он ярый протекционист — предлагает ввести запретительно высокие пошлины на товары из Мексики и Китая. Считает, что фармацевтические и страховые компании получают слишком большую прибыль, и намерен изменить это. Это еще один разрыв с республиканским "каноном". Он оскорбляет большие группы избирателей, например латиноамериканцев и мусульман, с которыми республиканцы пытаются заигрывать. Он намеревается депортировать 11 млн незаконных иммигрантов, полагая, что это технически возможно. Он не религиозен и даже посмеивается над верующими.

 

Традиционный республиканец совсем другой. Это WASP — белый протестант англо-саксонского происхождения, богатый сторонник политики свободных рынков.

 

Традиционные республиканцы рассматривают налогообложение не как инвестицию в создание общественного блага для всех граждан, а как посягательство государства на их доходы и собственность и перераспределение в пользу тех, кто этого не достоин. Отсюда антиналоговая политика и стремление снизить роль государства.

 

Эта версия политического консерватизма вполне уживается, например, с аутсорсингом — перенесением рабочих мест в промышленности за границу, где труд значительно дешевле, чем в США. Следствием этого является падение зарплат среднего класса в Америке. Зато у крупных транснациональных корпораций растет прибыль, дешевая рабочая сила и дешевый импорт им выгодны. С этих позиций увеличение тарифов на импорт — ересь.

 

Ху из мистер Трамп?

 

Как считает один из известнейших американских философов Джордж Лакофф, нетрадиционная для республиканца экономическая программа Трампа во многом объясняется его бэкграундом. Трамп не работал в бизнесе, ориентированном на импорт. Будучи девелопером, он строил отели, казино, офисные и жилые здания, поля для гольфа. То есть, как сказали бы экономисты, работал в неторгуемом секторе. Он строил и за границами США, пользуясь дешевым трудом, но не мог свои стройки импортировать.

 

Психологически, как отмечает Лакофф, Трамп близок к американским владельцам мелкого бизнеса — собственникам пиццерий, кафе, парикмахерских, автомоек и т. п., а также к профессионалам из среднего класса — архитекторам, юристам, докторам. Для них высокие тарифы и протекционизм — не проблема.

 

А для низов американского среднего класса, чьи реальные доходы достигли пика в конце 1970-х и с тех пор перестали расти, протекционизм вообще может казаться решением проблемы: во всем виноваты китайцы и мексиканцы, укравшие у американцев рабочие места.

 

Именно низы среднего класса, часто с презрением называемые реднеками,— ядро электората Трампа. И именно на них рассчитана его популистская риторика. Плюс условные лавочники из среднего и мелкого бизнеса, чувствующие, что традиционные республиканцы из истеблишмента оказались "слишком далеки от народа" и выродились де-факто в династические кланы. Аналогичная претензия в династичности предъявлялась и демократам, но там бунт против истеблишмента не был столь удачным.

 

Шансы равны

 

Сегодня агрегаторы опросов общественного мнения показывают преимущество Клинтон над Трампом (43,2% против 36,6%, по данным Huffingtonpost Pollster; 47% против 41,5%, по данным RealClearPolitics), а также победу Клинтон в большинстве штатов. Однако опросы — довольно ненадежный метод предсказания итогов выборов (например, опросы в Великобритании не смогли предсказать Brexit). Кроме того, опросы показывают существенное число неопределившихся избирателей (7-8%), а их голоса могут иметь решающее значение.

 

Да и избирательная кампания только подходит к своим основным этапам. Дебаты кандидатов, которые многое могут изменить в раскладе сил, состоятся 26 сентября, 9 и 19 октября. Учитывая полемический талант Трампа и некоторую зажатость Клинтон, не исключено, что шансы претендентов к ноябрю 2016-го могут выравняться. Поэтому победа каждого из кандидатов кажется вполне реальной. Тем более что на стороне Трампа могут оказаться избиратели, ранее равнодушные к выборам (их явка на участки будет критичной для результата голосования).

 

Кого боятся экономисты

 

Возможная победа Трампа на выборах уже тревожит экономистов. Для них, как оказалось, он даже не второй после Клинтон. По данным опроса 414 экспертов, проведенного National Association for Business Economics, 55% опрошенных считают, что лучше всего с экономикой справится Клинтон.

 

На втором месте неожиданно оказался кандидат от Либертарианской партии Гэри Джонсон с 15% сторонников. На его поддержку уже переориентировалась небольшая часть истеблишмента республиканцев, хотя, по опросам, Джонсон сейчас получает не более 8-9% голосов избирателей (кстати, другая часть республиканцев поддержала Клинтон, среди известных "перебежчиков", например, экс-мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг). Лишь 14% считают, что Трамп — лучший выбор, а оставшиеся 15% затруднились с ответом.

 

Что же вызывает опасения? По налогам программы кандидатов вполне каноничны. Клинтон — за их увеличение для богатых. При сохранении текущего налога в 39,6% для самых высоких доходов она выступает за дополнительный налог на сверхдоходы (4% для дохода свыше $5 млн в год), эффективную ставку для дохода от $1 млн в год в 30%, налогообложение доходов с капитала по ставке трудовых доходов и сокращение разнообразных вычетов.

 

Трамп, наоборот, выступает за снижение максимального подоходного налога до 25%, фактическое освобождение от налогов для доходов меньше $25 тыс. в год, ликвидацию налогов на недвижимость, ставку в 20% на доходы с капитала.

 

Важное предложение — снизить налоги на прибыль до 15% с текущих 35% (за счет чего будут компенсироваться выпадающие доходы бюджета — не ясно). Интересно и другое предложение Трампа — введение сниженного (10%) налога на репатриацию доходов, полученных за пределами США. В налоговой политике Трамп — вполне республиканец, за что его, пожалуй, и соглашаются считать таковым.

 

В отношении иммиграционной политики Клинтон выступает за постепенное предоставление гражданства нелегальным мигрантам. Трамп же хочет депортировать их, построить стену на южной границе и ограничить выдачу виз.

 

По вопросу социальной политики различия в программах кандидатов не такие большие, как можно было бы ожидать, учитывая нелюбовь республиканцев к "социалке". И Клинтон, и Трамп выступают за переговоры с фармацевтическими компаниями о более низких ценах на лекарства в рамках программы медицинского страхования Medicare, а также за расширение импорта медикаментов.

 

И Клинтон, и Трамп выступают за повышение минимальной оплаты труда. Правда Клинтон предлагает повысить ее за час работы с текущих $7,25 до $12, а Трамп считает, что это проблему нужно решать на уровне штатов. Аналогичное согласие и по инфраструктурным программам — Клинтон предлагает повысить траты на развитие инфраструктуры на $275 млрд за пять лет, Трамп поддерживает "существенное" увеличение трат, без конкретных сумм.

 

Основное опасение по поводу экономической программы Трампа — международная торговля. Здесь подходы кандидатов похожи, но сильно разнятся по степени своей жесткости. Клинтон призывает отказаться от ТТП, если на переговорах условия для США не будут улучшены. Кроме того, она против предоставления Китаю статуса "рыночной экономики" в ВТО.

 

Трамп куда более радикален. Он предлагает ввести 45-процентный тариф на товары из Китая и 35% — на некоторые товары из Мексики.

 

Неопределенность, рецессия и инфляция

 

Экономисты HSBC полагают, что Трампу вряд ли удастся договориться с Конгрессом о столь агрессивных мерах, но более умеренные повышения тарифов возможны. Что может привести к удару по экономикам Мексики и Китая (вторая экономика мира). Экспорт товаров в США составляет для этих стран 80% и 26% от всего экспорта соответственно. Учитывая, что Китай и так находится в стадии серьезного охлаждения на фоне масштабного перепроизводства, бегства капитала и массы других проблем, ситуация с тарифами может стать спусковым крючком для острого кризиса в стране. А значит, и для нового глобального кризиса, от которого рикошетом могут пострадать и США.

 

Кроме того, повышение тарифов может спровоцировать ответные действия со стороны пострадавших и запустить торговую войну по образцу мировой депрессии 1930-х.

 

Впрочем, многое будет зависеть от конкретных действий Трампа. Он может быстро забыть о предвыборной риторике и стать более осторожным и тогда риски для экономики будут ниже. Или остаться enfant terrible на посту президента мировой сверхдержавы. Впрочем, часть его инициатив может быть заблокирована Конгрессом, причем как демократическим, так и республиканским. Основные опасения в непредсказуемости Трампа — никто не знает, чего от него ожидать.

 

Выигрыш Трампа или Клинтон интересен и в разрезе конкретных активов. По мнению экономистов HSBC, победа Клинтон не окажет существенного влияния ни на один класс активов — business as usual. В случае победы Трампа возможны варианты. Так, если Трамп действительно добьется повышения тарифов на китайские товары, возможна рецессия на фоне роста инфляции до 4-5% к 2018 году, что приведет к резкому повышению ставки ФРС и коррекции на рынке активов.

 

Разумеется, сильнее всего при прочих равных пострадают рискованные активы, включая сырье, валюты и ценные бумаги развивающихся рынков. В этом случае вполне возможен и резкий удар по зависимой от экспорта углеводородов экономике России.

 

В случае победы Трампа экономисты HSBC ожидают умеренного ослабления доллара при условии дрейфа его политики в сторону большей умеренности. Ну а в случае реализации антикитайских угроз ждут "нисхождения в валютную войну". В последнем случае лучшее убежище, по их мнению,— золото.

 

Впрочем, есть и вариант резкого укрепления доллара при Трампе. Он может осуществиться в случае реализации его плана по снижению налога на прибыль (американские активы станут более привлекательными). Дополнительный импульс доллар может получить в случае введения 10-процентного налога на репатриацию доходов, полученных за пределами США. Прецеденты такого рода есть. В конце 2004-го были введены временные налоговые каникулы для репатриации капиталов из иностранных юрисдикций по ставке налога в 5,25%. В результате приток капитала в США составил $362 млрд, а доллар в 2005-2006-м подорожал к валютам стран--торговых партнеров на 6%.

 

Сейчас объем капиталов американских компаний за пределами США в разы больше, чем в 2004-м, поэтому и объемы репатриации могут быть выше, как и рост доллара к другим валютам. Что вряд ли станет приятным сюрпризом для России, так как обыкновенно доллар и сырьевые активы двигаются в противоположных направлениях: при росте американской валюты стоит ожидать падения цен на нефть.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Ъ-Деньги