Курсы валют
USD 63,4888 0,2142
EUR 73,9327 0,4519
USD 63, 4850 0,1325
EUR 74,2 475 0,0425
USD 63, 5350 0,0760
EUR 74,3 861 0,0361
USD 63,4000 63,5800
EUR 74,1600 74,0500
покупка продажа
63,4000 63,5800
74,1600 74,0500
23.07 — 30.07
63,0000
73,3000
BRENT 73,16 0,37
Золото 1229,62 0,07
ММВБ 2285,53 0,01
Там правит нал

Там правит нал

Источник: Lenta.ru |

Полковник МВД Дмитрий Захарченко хранил дома у сестры полторы тонны денег — восемь-девять миллиардов рублей в долларах и евро. Выяснить их происхождение — непростая задача следствия, на решение которой может уйти много времени. Но уже сейчас возникает несколько вопросов по технической стороне дела. Они связаны с процессом обналичивания такой огромной суммы и перевозкой изъятых средств в банк. «Лента.ру» попыталась ответить на эти вопросы.

 

Черный полковник

 

Замначальника управления «Т» антикоррупционного главка МВД Дмитрий Захарченко оставляет солидное наследство.

 

Обвиняемый во взяточничестве и злоупотреблении должностными полномочиями силовик хранил огромные (по номиналу, весу и объему) суммы в квартире своей сестры.

 

120 миллионов долларов и два миллиона евро наличными (в пересчете по текущему курсу — около восьми миллиардов рублей, по версии следствия — девять миллиардов рублей), 300 миллионов евро (больше 20 миллиардов рублей) на счетах родственников в Швейцарии — вот деньги, связанные с полковником Захарченко.

 

Что такое девять миллиардов рублей? Это четыре процента от суммы, которую правительство потратит на единовременную выплату пенсионерам в январе следующего года. То есть 25 полковников Захарченко полностью покрывают соответствующие нужды Минфина (221 миллиард рублей).

 

Такое же количество пойманных полковников-коррупционеров могло бы заплатить за строительство Крымского моста (он стоит 228 миллиардов рублей).

 

Девять миллиардов рублей — это три процента бюджета Минздравсоцразвития; 2,4 процента — Минобрнауки.

 

При изучении дела Захарченко возникает ряд технических вопросов. Они не касаются коррупции и борьбы с ней, не связаны с действиями следствия. Вопросы чисто практические: как можно обналичить и хранить такую огромную сумму и как теперь отвезти эти деньги в банк?

 

Прачечная для банкиров

 

По одной из версий, Дмитрий Захарченко был участником незаконного семейного бизнеса по спасению недобросовестных банкиров. Перед отзывом лицензии они обналичивали и выводили средства из банков, и деньги якобы оседали в Швейцарии. В том числе и в Rothschild Bank.

 

Семья Захарченко причастна к выводу денег и из Нота-банка (входил в сотню крупнейших банков в России), считают следователи. Кредитная организация потеряла лицензию в ноябре 2015 года. ЦБ оценил дыру в ее капитале в 26 миллиардов рублей. Часть средств, возможно, была отправлена руководителями банка на швейцарские счета, часть — вполне могла оказаться в квартире сестры Захарченко.

 

Показания против полковника давал один из топ-менеджеров Нота-банка. В августе 2016-го его руководители Дмитрий и Вадим Ерохины и финансовый директор Галина Марчукова с сестрой Ларисой были арестованы по обвинению в хищении средств банка (в четверг, 15 сентября, Тверской суд Москвы продлил их арест до 18 ноября).

 

Точно неизвестно, какие схемы использовались при хищении и выводе денег из Нота-банка, но таких схем известно великое множество.

Если анализировать причины закрытия банков за последние два года, то самой популярной схемой обналичивания является выдача займов людям, связанным с менеджментом или собственниками кредитной организации, — указывает финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин.

По его словам, Россия остается «страной кэша». ЦБ борется с этим и стремится увеличить объемы безналичных операций, но пока 85 процентов всех платежей в стране проводятся с помощью «живых» денег, сообщает эксперт.

Перед самым концом (в случае отзыва лицензии — прим. «Ленты.ру») руководство банка может обналичить деньги для себя. Для финдиректора это не проблема — он подписывает соответствующее распоряжение, и в кассе ему выдают деньги. Не существует никакого лимита на сумму, которую можно получить наличными. Правда, финдиректор должен нести ответственность за обналичивание. Но если руководство собирается взять деньги и убежать, то обналичка происходит быстро и без проблем, — рассказывает начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий.

Банкиры придумывают самые разные схемы для нелегального обналичивания денег. Они сводятся к фиктивным сделкам. Дагестанские банки, к примеру, участвовали в закупках скота, но сделки в реальности не проводились, приводит пример Осадчий. Еще один незаконный способ — оформление несуществующих зарплат или покупки недвижимости.

 

С другой стороны, операции с наличными постепенно уходят в прошлое, утверждает эксперт. В «дагестанскую банковскую группировку» (региональные финансовые организации, связанные с отмыванием и выводом средств) 1 октября 2012 года входило 30 банков, 1 декабря 2013 года — 21.

Сейчас в Дагестане осталось четыре банка. Причем один из них — "Алжан" — не входит в систему страхования вкладов, — продолжает он.

Благодаря работе госрегулятора таких организаций становится все меньше. В Чечне банков и вовсе не осталось — 18 учреждений были ликвидированы ЦБ, говорит Осадчий.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Читать наLenta.ru
Рубрики
Аналитика
Еще от Lenta.ru