Курсы валют
USD 61,3222 0,4639
EUR 75,6532 0,2498
USD 61, 4000 0,0025
EUR 75,4 650 0,0175
USD 61,3 920 0,0550
EUR 75, 4831 0,1611
USD 61,3000 61,2000
EUR 75,5500 75,4000
покупка продажа
61,3000 61,2000
75,5500 75,4000
23.04 — 30.04
60,9000
75,0200
Сайт finance.rambler.ru временно недоступен
Главная Новости Аналитика Слабоволие и налоги
Как правительство ищет способы наполнить бюджет

Как правительство ищет способы наполнить бюджет

Источник: Ъ-Деньги |
Хочется иметь сбалансированный бюджет, не очень хочется повышать налоги, совсем не хочется резать расходы, особенно оборонные. Кажется, правительство знает о своей бюджетной политике только одно: печатать деньги оно не будет. Все остальное — область неопределенности.
Как правительство ищет способы наполнить бюджет
Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Надежда Петрова

 

"Обсуждения бюджета идут в правительстве. Рассматриваются различные варианты и способы балансировки бюджета. Окончательное решение будет принято в ближайшее время" — официальные комментарии Минфина (цитата по ТАСС) по поводу бюджета на 2017-2019 годы и возможных контуров налоговой политики могли бы занять достойное место в коллекции комментариев сколь правдивых, столь и бесполезных, задайся кто-нибудь целью такую коллекцию собрать.

 

Содержательная их интерпретация возможна, пожалуй, только одна: с тех пор как два месяца назад, в начале июля, правительство согласилось принять за основу проектировки, предусматривающие заморозку расходов бюджета на уровне 15,78 трлн руб. в год на всю трехлетку, оно убедилось, что чудес не бывает. Получить Госдуму, где 76% мест будет у "Единой России", как показала практика, вполне возможно, но заставить вырасти цены на нефть до уровня, на котором стоит всерьез пересматривать прогноз,— это вряд ли.

 

В уточненном прогнозе социально-экономического развития, который обсуждался 21 сентября на совещании у премьера Дмитрия Медведева, оценка на 2016 год повышена до $41, что логично: средняя цена Urals в последние месяцы еще выше. По данным Минфина, среднее за период с 15 августа по 14 сентября — $45,5, среднее с начала года — $39,4. Тем не менее прогноз на 2017-2019 годы в базовом сценарии по-прежнему предполагает, что средняя цена нефти Urals составит около $40 за баррель. И хотя у Минэкономики есть и более оптимистичные сценарии (по сведениям "Ведомостей", с ценой нефти $50-55), но опыт, заявил Медведев, "подсказывает, что в условиях, подобных нынешним, лучше придерживаться сдержанной оценки, возможно, чуть более осторожной, чем требуется на первый взгляд".

 

Разнообразие рисков

 

Обстоятельства, вынуждающие быть осторожнее, известны. Во-первых, на 1 сентября от Резервного фонда осталось $32 млрд вместо почти $50 млрд на начало года, и, по предварительным (еще июльским) оценкам Минфина, фонд в базовом сценарии будет полностью исчерпан в первом полугодии 2017-го.

 

Во-вторых, наличие у Минэкономики оптимистичных сценариев на 2017-2019 годы и отсутствие катастрофических вовсе не исключает вероятности того, что реализуется не базовый и не оптимистичный "базовый плюс" или "целевой", а стрессовый сценарий. Никто не знает, к примеру, как будет повышать ставки ФРС США, когда схлопнется китайский пузырь, и не случится ли, что эти факторы, как сказал на конференции Fitch Ratings замминистра финансов Максим Орешкин, "сыграют одновременно", обвалив цену нефти до $30. Бюджет, построенный на $40 за баррель, адаптировать к такой ситуации проще, чем бюджет, построенный на завышенных ожиданиях.

 

И в-третьих, даже базовый сценарий "три года по $40" в уточненном варианте выглядит немного более пессимистичным, чем представлялось: в 2016-м Минэкономики ждет падения ВВП на 0,6%, прогноз динамики ВВП на остальные три года понижен по сравнению с предыдущим вариантом на 0,1-0,2 п. п. В 2017 году ожидается рост на 0,6%, в 2018-м — на 1,7%, в 2019-м — на 2,1%. А более медленное, чем ожидалось, восстановление экономики может помешать Минфину реализовать его планы по сокращению бюджетного дефицита в 2017-2019 годах на 1 п. п. ежегодно (в 2017-м — 3,2% ВВП, в 2018-м ---2,2%, в 2019 --1,2%).

 

Доходы не резиновые

 

Короткий ответ на вопрос, удастся ли Минфину сократить дефицит "по плану" при условии заморозки расходов на уровне 15,78 трлн руб. и сохранении средней цены на нефть на уровне $40,— "нет", полагает экономист "ВТБ Капитала" по России и СНГ Александр Исаков. По его подсчетам, по этому сценарию в 2017 году дефицит бюджета может достичь 4,1% ВВП, в 2018-м — 3,2%, а в 2019-см-- 2,6%, то есть со временем дефицит будет снижаться, но куда медленнее, чем хотел бы Минфин. Впрочем, как уточняет Исаков в обзоре бюджетной политики, на вопрос о возможности снижения дефицита до 1,2% к 2019 году есть и "чуть более длинный ответ: "Возможно, при условии роста доходов"".

 

Минфин вроде бы продолжает рассчитывать на доходы от "большой приватизации", но, во-первых, это разовые деньги, по сути, замена использованию Резервного фонда и ФНБ, и, во-вторых, со стороны этот источник не кажется надежным. Поначалу утверждалось, что приватизация уже в 2016 году принесет бюджету около 1 трлн руб., однако пока продано только 10,9% акций АЛРОСА на 52,2 млрд руб., а приватизация целого ряда других компаний (в частности, ВТБ и "Совкомфлота") если не формально, то по факту отодвигается на 2017 год — интересы слишком многих сторон приходится согласовывать.

 

Предложения Минфина поискать возможности роста налоговых доходов в такой ситуации выглядят логичными: когда роста экономики нет, нет и естественного роста налоговой базы, так что остается либо улучшать администрирование, либо вводить новые налоги и повышать старые. Среди идей, сведения об обсуждении которых утекали в СМИ, не только повышение НДПИ на нефть (около 200 млрд руб. дополнительно), газ и газовый конденсат (179 млрд руб.), но и индексация акцизов на сигареты, введение акциза на сладкие напитки, НДС на интернет-торговлю и даже повышение на 1 п. п. всех основных налогов сразу — налога на прибыль, НДС, НДФЛ и страховых взносов.

 

Последняя идея, правда, представляется уже чистым троллингом, но, скажем, вариант фискальной девальвации — повышения НДС с одновременным введением единой ставки страховых взносов и ликвидацией пороговых значений, сверх которых взносы начисляются по пониженным ставкам,— похоже, рассматривается вполне всерьез. По крайней мере, намеки на возможность такого обмена мелькали в документах Минфина еще в феврале, и за полгода дискуссия по этому вопросу не утихла, а только усилилась. Единую ставку взносов, по последней версии, предлагалось ввести уже с 2017 года и постепенно снижать на 1-2 п. п., до 26% к 2019-му (сейчас суммарная ставка взносов 30%), а НДС — повысить до 20%, постепенно доводя до этого уровня и НДС на те товары, которые сейчас облагаются по ставке 10%.

 

Но, во-первых, эффект от подобных новаций может оказаться куда меньше, чем следует из предварительных оценок. К примеру, по мнению Исакова из "ВТБ Капитала", влияние на бюджет фискальной девальвации, если она состоится, будет скорее нейтральным. Во-вторых, большинство идей Минфина, не связанных с налогообложением нефтегазового сектора, нельзя реализовать раньше 2018 года — это противоречило бы обещанию Владимира Путина не увеличивать нагрузку на бизнес. А в-третьих, правительство, похоже, пока само не пришло к пониманию, какой оно хочет видеть налоговую политику.

Налоговая система — очень чувствительная система. Нужно сначала все продумать, а потом предложить комплексное решение,— заявил первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов в интервью РБК.

Расходы неурезаемые

 

Разумеется, решать проблему бюджетного дефицита можно и с другой стороны: вместо поиска доходов и изобретения новых способов налогообложения урезать расходы. Но эта задача не менее тривиальная: после решения правительства провести в январе 2017-го единовременную выплату пенсионерам (по 5 тыс. руб., всего на 221,7 млрд) возникли подозрения, что Минфину уже в 2017 году не удастся удержать расходы бюджета на уровне предполагаемой "заморозки". Будет эта выплата осуществляться в рамках обговоренных ранее 15,78 трлн руб. (за счет, например, перераспределения расходов между статьями), или ее надо рассматривать как увеличение общей суммы расходов, не поняли даже в ЦБ. По крайней мере, в бюллетене "О чем говорят тренды" ЦБ на всякий случай рассмотрел оба варианта.

 

Но и без единовременной выплаты попытка заморозить расходы наталкивается на естественное сопротивление ведомств. Не потому, что сомнительна сама идея, а потому, что, если правительство останется верным намерению индексировать пенсии по уровню инфляции предыдущего года, "заморозка" неизбежно должна означать: трансферт ПФР будет расти за счет остальных статей. И, как сообщал Reuters, в начале сентября на предложение Минфина сократить на 6% все расходы бюджета, включая военные, но исключая социальные, президент отреагировал требованием "безусловно выполнить" все ранее взятые "обязательства в области обороны и безопасности".

 

Конечно, по мере приближения дедлайна (бюджет должен оказаться в Госдуме к 1 ноября) какой-то вариант правительство выберет, и пока самая оптимистичная новость состоит в том, что выходом из ситуации "Налоги повышать нельзя, а расходы резать не хочется" вряд ли станет решение просто напечатать деньги. По крайней мере, Дмитрий Медведев в "Вопросах экономики" (N10 за 2016 год) заявил, что правительство не может "допустить популизма — ни словесного, ни тем более бюджетного".

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Ъ-Деньги