Курсы валют
USD 58,0993 0,4751
EUR 69,6785 0,9271
USD 58,04 50 −0,0025
EUR 69,5 775 0,0100
USD 58,05 66 0,0060
EUR 69,5 853 0,0138
USD 58,0000 58,1500
EUR 69,5000 69,7000
покупка продажа
58,0000 58,1500
69,4500 69,7000
25.09 — 02.10
58,0000
69,5000
BRENT 55,69 0,13
Золото 1309,88 0,11
ММВБ 2051,72 −0,14
Главная Новости Финансовые блоги О мании величия и великом надувательстве
О мании величия и великом надувательстве

О мании величия и великом надувательстве

Источник: ЖЖ |
Бывают в жизни такие совпадения – как в плохом кино. Ровно 20 лет назад тогдашний глава ФРС Алан Гренспен мягко намекнул, что Америка одурела, употребив умные слова – иррациональный оптимизм. И вот теперь, словно иллюстрация этого феномена, свежие сводки с Уолл-Стрит, из делового сердца США.
О мании величия и великом надувательстве
Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Причём они ещё более парадоксальны, чем два десятилетия назад, когда пузырь доткомов только надувался, прежде чем лопнуть 40 месяцев спустя с оглушительным треском. Ведь, казалось бы, тот опыт должен был надолго отучить инвесторов от веры в сказку о безрисковом росте.

 

5 декабря 1996 г. в Вашингтоне на официальном обеде Алан Гринспен охарактеризовал текущее состояние крупнейшего в мире фондового рынка как иррациональный оптимизм. Произошло это в самом начале того, что можно назвать особым историческим периодом на Уолл-Стрит. Периодом затяжного спекулятивного роста котировок акций, шедшего широким фронтом.

 

В начале 1994 г. промышленный индекс Dow Jones находился на уровне 3 600 пунктов. В марте 1999 г. он впервые пробил планку в 10 000 пунктов, а 14 января 2000 г. достиг пика – 11 722,98 пунктов. То есть, за пять лет рынок утроился.

 

Произошло это совершенно ни на чём. Основные экономические показатели были далеки от утроения. За тот же период ВВП Соединённых Штатов вырос менее чем на 40%, а совокупная прибыль корпораций – менее чем на 60%. На фоне этих цифр бум на бирже был неоправданно самонадеянным.

 

Расплата настала позднее в 2000 году. Причём многие бумаги рухнули в цене так сильно, что и 10 лет спустя не вернулись к своим пикам. Эффект их падения был столь сильным, что ФРС США пришлось идти на беспрецедентные для того времени меры, уронив учётную ставку до послевоенных минимумов. Это надуло новые пузыри на рынках, которые отозвались Великой рецессией 2008-09 гг. Её последствия расхлёбываются до сих пор.

 

Меж тем ныне фондовый рынок Америки штурмует новые высоты. Dow преодолел отметку 19 000 пунктов. Причём произошло это вопреки тревожным прогнозам относительно последствий победы на выборах Дональда Трампа.

 

 

Рынок удвоился за пять с половиной лет. Он снова далеко обогнал рост ВВП и корпоративных прибылей. Соотношение цен акций и ожидаемого дохода эмитентов являются сейчас самыми высокими после пика доткомов в 2000 году. И доходности облигаций снижаются после неожиданной победы Дональда Трампа. Похоже, Штаты прониклись его предвыборным обещанием Сделать Америку снова великой, а рыночные игроки словно подхватили вирус мании величия.

 

Нынешнее соотношение между рыночной капитализацией и ВВП США – уже на самом высоком уровне с начала 2000 г.

 

 

Возможно, это говорит о том, что на фондовом рынке США снова надулся спекулятивный пузырь. Но главная проблема не этом пузырении, а в том, что такого рода надувательство крайне сложно идентифицировать вовремя. Никто не может в точностии ответить на вопрос, как определить, в какой момент иррациональный оптимизм завышает стоимость активов настолько, что резко возрастает риск внезапных и продолжительных падений?

 

Но как бы ни было сложно такое состояние рыночных игроков установить, ещё сложнее – его аккуратно купировать. То есть, даже если регулятор понимает, что миллионы инвесторов впали в манию иррационального оптимизма, у него практически нет возможностей привести их обратно в чувство. Алану Гренспену в 1996 году это совершенно точно не удалось, и хотя его слова тогда вызвали сильную коррекцию на рынке, бум доткомов продолжался ещё более трёх лет.

 

Совершенно неизвестно, как долго ещё продлится нынешний рост. Но нет сомнений, что он прервётся рано или поздно. Причём – неожиданно: внезапные всплески эйфории или паники предугадать невозможно. Но бесспорно одно. Чем дольше длится полоса иррационального оптимизма, тем тяжелее будет протрезвление.

 

Кто на сей раз будет расхлёбывать его последствия?

 

a-nalgin.livejournal.com

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Еще от ЖЖ