Курсы валют
USD 59,6325 −0,3573
EUR 70,3604 −0,3436
USD 59,0 800 0,0300
EUR 69, 5750 −0,0750
USD 59, 2626 0,0996
EUR 69, 6117 −0,1840
USD 59,2500 59,3800
EUR 69,7000 69,8100
покупка продажа
59,2500 59,3800
69,7000 69,8100
20.11 — 27.11
59,1700
68,8200
BRENT 62,60 −0,19
Золото 1290,99 −0,08
ММВБ 2131,91 −0,14
Он вам не хамон

Он вам не хамон

Источник: Банки.ру |

Госдума отказалась передавать съедобные санкционные товары на социальные нужды вместо того, чтобы уничтожать их. Законопроект с такой инициативой на днях не прошел дальше первого чтения. Банки.ру разбирался, действительно ли идея раздать изъятую «санкционку» вредна для экономики России.
Один в поле — воин?

 

В среду, 12 июля, Госдума отклонила законопроект «О реализации отдельных специальных экономических мер, применяемых в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». Новеллу «отмели» сразу после первого чтения, хотя рассмотрения законопроекта ждали четыре месяца, мирясь с постоянными переносами.

 

Проект предусматривал, что ввезенную в Россию «санкционку» надлежащего качества, соответствующую санитарно-эпидемиологическим требованиям, будут не уничтожать, а безвозмездно передавать на социально значимые нужды. При этом порядок передачи товаров на эти нужды в случае принятия закона установит правительство РФ.

 

Согласно пояснительной записке к законопроекту, по данным Россельхознадзора, с августа 2015 года в России было уничтожено более 7,5 тыс. тонн запрещенной к ввозу продукции (животноводческой и, преимущественно, растительной). «Подобные жесткие меры никак нельзя назвать оправданными в свете сложившейся в России сложной социально-экономической ситуации», — считает автор законопроекта, член Совета Федерации Антон Беляков. Беляков подал законопроект в Госдуму еще в августе 2016 года как единственный автор. Из-за этого на прошедшем заседании Думы во время обсуждения документа депутаты не раз пошутили про «закон Белякова». Следует отметить, что это не очень распространенная ситуация — обычно у более популистских и менее резонансных законопроектов несколько авторов, причем они могут присоединяться к первоначальному автору не один месяц.

 

В свое время петиция на change.org с названием «Отменить Указ об уничтожении еды, принять закон о безвозмездной передаче продуктов и товаров народного потребления нуждающимся категориям граждан России» собрала более полумиллиона подписей. Но не смогла изменить ситуацию. Не смог ее изменить и «закон Белякова».

 

«Вдумайтесь: полиция и сыр»

 

В самом начале своего выступления на пленарном заседании Госдумы Антон Беляков поздравил «коллег по цеху» с «юбилейной», 25-й попыткой рассмотреть предложенный им законопроект. Действительно, согласно официальным данным с сайта Госдумы, начиная с 7 марта 2017 года рассмотрение законопроекта переносили более 20 раз.

 

«Что касается сути законопроекта, она очень проста. Все мы с вами практически в еженедельном режиме читаем проворные сообщения в прессе о том, что полиция обнаружила контрабандный сыр. Вдумайтесь: полиция и сыр! — этими словами начал свой доклад Беляков. — Для меня лично полиция — это Глеб Жеглов, погони, преступники, задержания. Но вот такова ирония судьбы, что сегодня у нас полиция задерживает санкционный сыр — качественный, непросроченный, дорогой — с тем, чтобы его потом уничтожить и отчитаться об этом в прессе».

 

При этом Беляков считает абсолютно справедливыми ответные отечественные санкции, когда в отношении России были введены экономические санкции рядом зарубежных стран. «Но все вы помните, как это решение готовилось, — заметил он. — Минсельхоз в очень короткие сроки подготовил предложения о том, что мы вводим санкции. А когда оказалось, что просто введение санкций не сработало, Минсельхоз заявил, что мы будем уничтожать санкционные продукты, которые пересекают нашу границу. Наверное, в тот момент казалось, что это должно охладить пыл бизнеса из тех стран, которые поставляют продукты в Россию, несмотря на санкционный запрет. Но посмотрите, что получилось. За 25 переносов заседаний (по данному законопроекту. — Прим. Банки.ру) 15 тысяч тонн качественных продуктов в РФ отправились под бульдозер. 15 миллионов килограммов. Попробуйте взять не хамон, не киви, не голубику (которой, кстати, две фуры недавно было уничтожено в Краснодарском крае), попробуйте пересчитать на молоко, на яйца, на хлеб. Это миллиардные абсолютно затраты».

 

Беляков напомнил, что некоторое время назад в зале Совета Федерации глава Счетной палаты Татьяна Голикова поделилась информацией, согласно которой на 15% увеличилось количество людей, находящихся в России за чертой бедности, и теперь этот показатель составляет 23 млн человек. По словам Белякова, эти цифры коррелируют с опросом ВЦИОМа, проведенным в мае 2017 года. В ходе исследования было опрошено 1,6 тыс. человек по стране. Оказалось, что 10% населения не могут найти деньги для того, чтобы купить себе продукты в достаточном количестве. 29% респондентов заявили, что на покупку продуктов уходят практически все их доходы, в связи с чем они не могут позволить себе покупку одежды.

 

Также член Совета Федерации указал, что ООН критикует политику стран, которые небережно относятся к продовольствию. Более того, в некоторых странах крупные магазины платят большие штрафы, если не заключили договоры с благотворительными организациями, которым бы они передавали качественные продукты с истекающими сроками годности; в других странах также на законодательном уровне закреплена обязанность магазинов и поставщиков безвозмездно раздавать на социально значимые нужды товары с истекающими сроками годности. 12,5 млрд евро удалось сэкономить Италии за год, введя последнюю инициативу, заявил Беляков.

 

Сенатор считает, что в подобной ситуации непозволительно уничтожать «санкционку», тем более что подобное уничтожение проводится достаточно непрозрачно. «Что порождает слухи о том, что, возможно, не весь сыр был уничтожен именно так, как это показали по телевизору. Возможно, часть уничтожили совсем другим способом, значительно более приятным для уничтожителей», — заявил автор законопроекта.

 

Беляков также назвал один из аргументов против своего законопроекта, который прозвучал на заседании профильного комитета: «Вы вдумайтесь, если мы сейчас примем «закон Белякова», мы же людям не хлеб даем и не сардельки, нам же придется хамон и киви раздавать». «Получается такой гротеск: а люди то есть на хамон и киви не должны были бы рассчитывать?» — возмутился Беляков.

 

Без вариантов

 

Член комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству единоросс Андрей Альшевских, выступавший содокладчиком по законопроекту, заявил, что комитет предлагает внесенную новеллу отклонить.

 

«В случае принятия данного законопроекта его концепция будет противоречить ранее принятому федеральному закону «О специальных экономических мерах», — пояснил депутат.

 

Депутат КПРФ Алексей Куринный довольно жестко отреагировал на такое пояснение. «А то, что здравому смыслу противоречит, когда уничтожаются продукты, которые могли бы быть использованы более эффективно, — как к этому относятся члены комитета в данном случае и лично докладчик?» — обратился он к Альшевских, который, впрочем, пообещал поделиться своим личным мнением в коридоре и указал, что позицию комитета уже озвучил. Однако он не исключил, что при повторной подаче автором доработанного законопроекта, не идущего вразрез с имеющимся федеральным законодательством, разговор будет другой.

 

«Какой смысл писать новые законы, если они дублируют существующие? Конечно, новый законопроект противоречит тому, что было принято до этого. В этом весь смысл», — парировал Беляков.

 

«Вот Белоруссия после того, как антисанкционные меры ввели, стала резко прогрессировать в производстве устриц, — напомнил, в свою очередь, депутат ЛДПР Сергей Иванов. — Не кажется ли вам, что если мы примем закон имени Белякова, то у нас поганое сырье, которое, как вы сказали, в Европе заставляют передавать в детские дома, будет действительно передано в наши детские дома, а качественное сырье будет перепродано уже по другой цене?»

 

Депутат «Единой России» Наталья Боева отметила, что «само предложение вроде бы прекрасно», но задалась рядом вопросов. Среди них: «Кто уверен в том, что не отравятся этими санкционными продуктами те же наши дети, пенсионеры, другие социальные группы людей? Кто будет нести ответственность за то, что они употребили и отравились?»

 

На это Беляков ответил, что на текущий момент в России выстроены системы ветеринарного контроля, фитоконтроля, таможенного контроля, которые реально работают.

 

«Вы сегодня предлагаете очень хорошую идею, прекрасную, мы все с ней согласны, «про себя». Но неужели вы думали, что это примется? — прервала споры депутат КПРФ Тамара Плетнева. — Вы правда думали, что можно вот в нашей Думе сегодня принять такой закон? Чтобы не жечь, не выбросить, а раздать детям?»

 

На этот «крик души» Беляков заявил, что, возможно, он безнадежный оптимист, но глубоко убежден, что его коллеги из Госдумы — здравомыслящие люди, для которых мысль о том, что могут быть уничтожены, например, две фуры клубники, является шокирующей.

 

«Пока вся планета борется с недостатком продовольствия, мы уничтожаем 15 миллионов килограммов дорогущих продуктов. Мне кажется это бредом!» — заявил автор законопроекта. Он также выразил надежду, что его законопроект будет в будущем внесен в Госдуму в измененном виде уже другими людьми. «Но то, что этот бред должен быть откорректирован, я не только в это верю, так будет обязательно!» — сказал Беляков.

 

В целом многие депутаты Госдумы высказывались за «закон Белякова», предлагая, например, обсудить ряд важных уточнений к нему в ходе второго чтения. Но в итоге отстоять законопроект не удалось, и он был отклонен.

 

Банки.ру попросил экспертов выразить свое мнение по поводу не прошедшего даже первое чтение законопроекта Белякова. Оказалось, что они бы его, скорее всего, тоже отклонили. И вот почему.

 

Борис Липкин, председатель правления Риабанка:


— На мой взгляд, в случае принятия данного законопроекта основной эффект был бы психологическим: мы воспитаны на воспоминаниях о голоде, приучены к бережному отношению к продуктам. А вот экономическая выгода сомнительна, здесь ведь еще надо выделить средства на создание аппарата, который будет учитывать, распределять, контролировать и тому подобное. И однозначно закон будет вреден с политической точки зрения. Он будет означать: мы признаем, что санкции введены всерьез и надолго, а это нам совершенно невыгодно.

 

Михаил Крылов, глава аналитического департамента «Golden Hills КапиталЪ АМ»:

 

— Причины отношения к законопроекту примерно ясны. Социальные нужды могут интерпретироваться неоднозначно. В европейских государствах 1970-х годов и, в частности, в Италии пособия по социальным нуждам могли получать люди, весьма далекие от порога бедности фактически. Так что российские депутаты боялись, наверное, что это была бы лазейка в обход санкций. С точки зрения консервативной экономической теории любые ограничения внешней торговли могут первоначально вызывать некоторое уменьшение социального благоденствия. Но с точки зрения политики для сельского хозяйства РФ, для огромного пласта неиспользованных возможностей в области импортозамещения, наоборот, благоприятно отсутствие лазеек в обход санкций. Лично я думаю, что на практике в долгосрочной перспективе государство в целом все же может не потерять от отсутствия таких лазеек только в одном случае: если лазейки останутся. Например, реэкспорт. Просто санкционные продукты, переданные на социальные нужды, были бы не лазейкой, а «дырой» в режиме контрсанкций. И здесь уже весь эффект краткосрочного стимула для агростартапов, как могли опасаться, стерся бы.

 

Иван Капустянский, аналитик Forex Optimum:

 

— С точки зрения соблюдения продуктового эмбарго, введенного как ответная мера на западные санкции, так называемый антисанкционный законопроект выглядит нежизнеспособно. Причина, на мой взгляд, кроется в дисциплине соблюдения законов нашими соотечественниками. Чиновники закономерно предполагают, что в случае ввода подобной инициативы появится рынок санкционных продуктов, которые тут же окажутся на прилавках магазинов. Возможно, под видом продуктов, привезенных из стран ближнего зарубежья. Похожий прецедент уже наблюдался. Все прекрасно помнят историю с белорусскими мидиями. С точки зрения моральной и экономической эта инициатива, безусловно, оправданна. Например, за 2016 год было уничтожено свыше 7,5 тысячи тонн различных продуктов, включая мясные. Это огромные финансовые потери. Конечно, они вряд ли бы значимо отразились на экономии государственного бюджета, но зато определенно точно улучшили бы содержание социальных учреждений. Тем не менее законопроект не был утвержден. Соответственно, чиновники сделали определенный выбор. Этот выбор отражает скорее желание наказать наших иностранных «партнеров», нежели помочь соотечественникам.

 

Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade:

 

— Законопроект о передаче санкционных продуктов на соцнужды имеет, на мой взгляд, гораздо больше экономических плюсов, чем политико-юридических минусов. Позитив данного закона обосновывался в пояснительной записке его разработчиков. В ней отмечается резкий рост уровня бедности и числа малоимущих. В то же время с августа 2016 года уничтожено более 7,5 тысячи тонн санкционных продуктов (животноводческих и преимущественно растительных). Сопоставим это, например, с принятым минимальным продуктовым набором. В зависимости от категории населения (от детей до пенсионеров) в него входит следующее количество продовольствия для данных категорий на человека в год: мясопродукты — 18,7—34,8 килограмма, рыба — 12,5—14,7 килограмма, молочные продукты — 2—10 килограммов, овощи — 85—120 килограммов. Если даже взять в среднем 50 килограммов на человека, то за счет ликвидированной «санкционки» можно было кормить по минимуму основными продуктами 150 тысяч человек в течение года. Законопроект был отклонен по следующим основным причинам. Противоречие закону о продуктовом эмбарго, который ввел контрсанкции. Отсутствие четкого механизма безвозмездной передачи продуктов на социальные нужды. Опасение, что продукты пойдут в нелегальную продажу. Однако данные препятствия могли быть преодолены при конкретизации закона и установлении механизмов его реализации, что делается при последующих чтениях. В первом принимается сама концепция. Если есть опасения в незаконном обороте продуктов, их можно направлять в государственные социальные организации — детские учреждения, больницы. Там уже есть система распределения и учета. Она дает возможность противостоять хищениям, по крайней мере, не в меньшей степени, чем это происходит сейчас при поступлении туда «обычных» продуктов. В этом случае была бы, помимо прочего, и прямая экономия для бюджета: как минимум на сумму стоимости питания этих десятков тысяч человек.

 

Алексей Матлаков, маркетолог и основатель студии вау-дизайна «Лето»:

 

— Мне кажется, что сам факт уничтожения еды достаточно сложно красиво упаковать в оболочку заботы о людях для любого пиарщика. Просто представьте, что думает человек, у которого пусто в тарелке, а по «телеку» бульдозер давит «вражьи мандарины»! А таких людей с пустыми тарелками и цветными «телеками» у нас больше 20 миллионов. С точки зрения пропаганды и имиджа «картинка с бульдозерами» была ошибкой. Опуская нужность и своевременность самого политического решения, я бы сразу взял для крутого имиджа государства картинку «раздача еды». До сих пор у многих в душе жив лозунг «отнять и поделить». С этой точки зрения в имиджевом плане выигрыш был бы ощутимей. Картинку с бульдозерами, возможно, было бы уместно использовать для западных зрителей, чтобы они увидели, как страдают их фермеры от дурацких решений политиков, которые «обижают» россиян санкциями. Если посмотреть на всю эту историю, включая сам указ об уничтожении, то, мне кажется, это все один большой инфоповод для пиара, но плохо отработанный. За два года действия указа уничтожено всего 7,5 тысячи тонн еды. Если разделить на всех ребят за чертой бедности, то получится по 300 граммов еды на человека. Несерьезно как-то в масштабах государства. Может, там просто вообще никто ничего не уничтожает.
Если закон принять, то карту заботливого государства можно было разыгрывать целый год, поставляя сюжеты с довольными бабушками. Как показал пиар конвоев с гуманитарной помощью, можно десятки раз подряд делать одно и то же доброе дело и показывать одинаково счастливые лица, если стоит такая задача.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Еще от Банки.ру