Курсы валют
USD 61,3222 0,4639
EUR 75,6532 0,2498
USD 61, 4000 0,0025
EUR 75,4 650 0,0175
USD 61,3 920 0,0550
EUR 75, 4831 0,1611
USD 61,3000 61,4500
EUR 75,5500 75,6600
покупка продажа
61,3000 61,4500
75,5500 75,6600
16.04 — 23.04
59,1000
73,5000
BRENT 73,71 100,00
Золото 1335,89 0,05
ММВБ 2285,53 0,01
Как роботы лишают китайских банкиров и спекулянтов смысла жизни

Как роботы лишают китайских банкиров и спекулянтов смысла жизни

Источник: Lenta.ru |
Гонконгская фондовая биржа закрыла свой торговый зал для брокеров, которые работали там на протяжении последних 32 лет. Причина проста — электронные сделки гораздо удобнее и позволяют экономить немалые деньги.
Как роботы лишают китайских банкиров и спекулянтов смысла жизни
Фото: Кадр: фильм «Я, робот»

Компьютеризация и роботизация сокращает все больше рабочих мест в финансовой сфере, в недалеком прошлом считавшейся наиболее престижной и высокооплачиваемой. И судя по всему, этот процесс уже необратим.

 

Живым тут не место

 

Руководство Гонконгской биржи объявило работающим на ней брокерским компаниям, что торговый зал будет закрыт и переоборудован в представительский холл. С октября вся торговля здесь будет вестись только удаленно и в электронном виде.

 

Это решение назревало давно. После открытия биржи в 1985 году в зале во время рабочего дня находилось до 500 трейдеров. Сейчас их число упало до 30, и на бирже вместо привычного шума и гама воцарилась редко прерываемая тишина. К слову, еще в 2006 году зал урезали в три раза — большего не требовалось. С каждым годом все меньше брокерских структур посылают своих представителей в здание биржи. Электронная торговля куда практичнее.

 

Брокеры, многие из которых помнят рождение биржи и лично участвовали в первых торгах, относятся к принятому решению не без некоторой грусти, но с пониманием. В конце концов, это освобождает их от оплаты недешевой аренды торгового столика.

 

Следи за руками

 

Гонконгская фондовая биржа — вторая по объему операций в мире и безусловный номер один на стремительно растущем финансовом рынке Восточной Азии. Многие ее конкуренты в Токио, Франкфурте и других уголках мира уже давно закрыли свои торговые залы. Однако переход на полностью электронную платформу дается легче сравнительно небольшим площадкам, крупные старые биржи этому сопротивляются — слишком сильны традиции.

 

В этом смысле самый яркий пример — Нью-Йоркская биржа, крупнейшая в мире. Автоматизация автоматизацией, но каждый день главный зал здания на Уолл-стрит, как и 200 лет назад, заполняется трейдерам с бумажками в руках, яростно жестикулирующими и кричащими. В Америке биржевая торговля — мощный пласт культуры, в некотором смысле символ американского образа жизни. Отказываться от него очень не хочется.

 

У сторонников биржевой торговли с «человеческим лицом» есть и вполне практические аргументы в свою пользу. Это может показаться удивительным, но брокеры совершают не намного больше технических ошибок, чем компьютеры — специфика работы такова, что в торговый зал попадают только самые шустрые и проворные. И им не помешают хакеры. Наконец, трейдеры используют навыки в физиогномике. В точности как игроки в покер, которые на лица оппонентов смотрят столь же внимательно, как и в свои карты.

 

Скайнет с Уолл-стрит

 

На самом деле финансовый сектор как место для трудоустройства и в США сокращается довольно быстрыми темпами. За примерами далеко ходить не надо. В 2000 году в отделении торговли акциями крупнейшего в мире инвестиционного банка Goldman Sachs работали 600 трейдеров. К 2017-му их осталось ровно два. Трейдеров заменили сложные алгоритмы, причем некоторые из них претендуют на искусственный интеллект (самообучающиеся программы).

 

Конечно, уволив трейдеров, Goldman Sachs пригласил других сотрудников — инженеров и программистов. Но в итоге количество рабочих мест сократилось в три раза. И конечно же, это очень выгодно.

 

Во-первых, зарплата у технических сотрудников, как правило, ниже. Во-вторых, они занимают значительно меньше места, а арендная плата за помещение — не последняя в списке расходов крупного инвестиционного банка.

 

Банк планирует расширить свою программу автоматизации и на другие сектора деятельности. В частности, под сокращение могут попасть отделы торговли валютой и инвестиций. На данный момент около 9 тысяч сотрудников Goldman Sachs, треть всего персонала, — программисты. А алгоритмы и роботы берут на себя все больше работы, которая ранее предназначалась для людей.

 

Определенные сферы деятельности, в особенности связанные с выстраиванием отношений с людьми, например, крупными клиентами, должны сохранить свой человеческий облик. В то же время, допустим, в области проведения IPO, стратеги банка разработали последовательность из 146 шагов, и некоторые из них должны быть в обязательном порядке автоматизированы.

 

Удар по состоятельным

 

В России главный адепт и предвестник грядущей автоматизации финансового сектора — президент Сбербанка Герман Греф. В частности, в прошлом году он предрек, что через три-пять лет традиционная банковская система будет полностью сломлена. По его мнению, это произойдет из-за автоматизации и внедрения технологий блокчейна. Банки, работающие по старой системе, вынуждены будут уйти с рынка.

 

Греф не только говорит об автоматизации, но и активно способствует ей. В январе текущего года стало известно, что крупнейший банк России сократит около 3 тысяч сотрудников и заменит их компьютерными системами. Еще в конце 2016-го был запущен робот-юрист: он сам составляет исковые заявления по физическим лицам.

 

Всего Сбербанк намерен сократить 8 процентов работников в результате перехода к онлайн-банкингу. Вместо них планируется нанять всего 200 аналитиков, которые займутся новой для финансовой организации деятельностью — анализом данных клиентов.

 

Технический оптимизм ощущается и в отчетах российского финансового мегарегулятора — Банка России. ЦБ считает, что половина отделений банков по всему миру закроется в течение ближайших 10 лет, а их сотрудники лишатся работы из-за внедрения новых технологий. Речь не только о внедрении сверхновых идей вроде блокчейна или искусственного интеллекта, но и о «догоняющем развитии», то есть о банальном переносе работы в интернет.

 

Интернет-революция 1990-х годов, перенесшая производства в страны третьего мира, нанесла колоссальный ущерб американскому и западноевропейскому среднему классу — резко сократилась потребность в квалифицированных рабочих. Проблема была частично решена благодаря повышению спроса на должности в сфере услуг, в том числе и финансовых. Очередные технологические инновации могут ударить по среднему классу еще сильнее. Компьютеры и роботы не получают зарплату, позволяя производителям и провайдерам услуг сильно экономить — но кто и на какие деньги будет потреблять произведенный автоматами продукт? На этот вопрос ответа пока нет даже у ведущих экономистов мира.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Lenta.ru