Ещё
Германия начала сражение за «Северный поток – 2»
Германия начала сражение за «Северный поток – 2»
Экономика
Нефтяная корпорация Ливии объявила форс-мажор
Нефтяная корпорация Ливии объявила форс-мажор
Экономика
Составлен портрет типичного заемщика
Составлен портрет типичного заемщика
Личный счет
Киев оценил результаты газового контракта с Москвой
Киев оценил результаты газового контракта с Москвой
Экономика

«Нам не дают жить в нашем доме!» Нижегородская семья не может переехать из-за угроз соседей 

«Нам не дают жить в нашем доме!» Нижегородская семья не может переехать из-за угроз соседей
Фото: nn.ru
«Продали квартиру — купили землю»
На строительство в заповедной зоне Стригино и Малышевские гривы пожаловались жители Автозаводского района. На материал откликнулась семья, которая строит коттедж рядом с памятником природы регионального значения «Малышевские гривы» на небольшом участке земли. Их дом как раз и стал одним из «героев» публикации.
— Когда знакомый переслал мне ссылку на статью с фотографией нашего дома и словами «Когда же от вас отстанут?!», у меня сердце кольнуло — опять, — написала мне Татьяна. — В марте 2016 года мы купили участок почти в 9 соток. Земля принадлежит семье не депутата: я педагог с 30-летним стажем, у мужа небольшая фирма с институтскими друзьями на троих, малый бизнес. Супругу по состоянию здоровья врач порекомендовал срочно переезжать на природу. Вот мы и решили перебраться в лес.
За город — далеко ездить каждый день на работу. Мы сами коренные автозаводцы, мое детство прошло в поселке Стригино, недалеко от Мостоотряда. Вот и выбрали участок здесь, на краю леса. Продали квартиру, купили землю и начали строить дом. Коттедж у нас типовой, небольшой, но даже на него сразу денег не было. Поэтому 2 года строим, в августе планируем переезжать.
От хулиганства перешли к угрозам и воровству
Но как раз переезда семья и опасается. Как только Беловы купили землю, начались протесты жителей поселка Мостоотряд. Участок находится на пустыре на краю леса рядом с дорогой, напротив — многоквартирные дома.
— По документам у нас все законно. Мы пытались это донести до местных жителей, но нас не слышат. Претензии были совершенно разные: «Вы нам закрыли тропинку в лес. Лишили места для гуляния. Загородили нам вид на лес. Будете топить печи — мы задохнемся». Но ведь лес огромный, места для гуляния гораздо больше, чем один пустырь, который не раз горел, — сетует Татьяна.
По ее словам, пока дом строится, на участке постоянно что-то происходит: то хулиганы забор ругательствами испишут, то бычки и мусор на участок кидают, то подростки пытаются забор повредить, то кто-то окна в доме разобьет. Однажды от хулиганства перешли к более разрушительным действиям — ночью украли 8 секций забора на 50 тысяч рублей.
— Подростков строители не раз ловили, пожурят и отпустят. Чего взять с мальчишек 12–14 лет, их взрослые подначивают. А тут мы не выдержали и написали заявление в полицию. Участковый ходил опрашивал жителей крайних к нам домов. Одна женщина сказала: «Я знаю, кто это сделал, но вам не скажу». Так ничего от нее допытаться и не получилось, — говорит педагог. — Доходило и до откровенных угроз от местных жителей: «Мы вас все равно сожжем». Но пока привлечь к ответственности никого не получилось.
Участковый пытался проводить беседы с жителями, но, похоже, все бесполезно. В августе мы хотим переехать, у дочек скоро появятся малыши. Будем жить большой семьей. Но мы откровенно опасаемся за свою безопасность! Нам не дают жить в нашем доме! Уже поставили камеры видеонаблюдения. Возможно, установим сигнализацию. Полиция на нашей стороне. По мнению участкового, если на этом пустыре появятся дома, даже спокойнее будет. Территория будет освещена, обихожена. Мы хотели урны поставить, лавочки. Люди не понимают, что дом принадлежит не депутату, а семье, которая продала квартиру, чтобы жить на природе!
Удивительно, но в глубине леса, в бухте расположился большой комплекс коттеджей со своим пляжем, где местным жителям, по сути, отрезали доступ к реке. Но он протестов не вызывает.
9 соток продали за 2 млн рублей, 2 гектара — за 800 тысяч
По данным публичной кадастровой карты Нижегородской области, пустырь разделен на 8 участков, предназначенных для индивидуального жилищного строительства. Земля в частной собственности. Очевидно, что рано или поздно здесь появятся дома. Коттедж Беловых — только первая ласточка.
Судя по представленным документам, приобрела один из этих участков площадью 875 кв.м у физического лица в марте 2016 года, оформлен договор купли-продажи и свидетельство о собственности. Землю покупали через агентство недвижимости за 2,1 млн рублей. Примечательно, что другой участок, о котором идет речь в статье NN.ru, площадью в 26 тысяч кв.м был продан по решению Арбитражного суда за 834 тысяч рублей. Сравните площади участков и стоимость.
По обращению NN.ru министерство экологии региона провело проверку, которая показала: участок, принадлежащий Татьяне Беловой, расположен рядом с памятником природы регионального значения, но не в заповедной территории, а 2 гектара, принадлежащие ИП Дзепе В. Д., находятся в границах памятника природы регионального значения «Стригинский бор». По данным ведомства, в обоих случаях нарушений нет.
Остается открытым вопрос, почему в заповедной зоне назначили такую цену за 2 гектара.
Видео дня. Курс рубля может упасть до 200 рублей за доллар
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео