Ещё

Мы все равно останемся закрытым клубом 

МОСКВА, 8 авг — ПРАЙМ, Антон Мещеряков. Сеть магазинов мелкооптовой торговли METRO Cash & Carry открыла свои первые торговые центры в России в 2001 году, когда большинство наших соотечественников не знали, что такое гипермаркет, и закупались в магазинах у дома или на рынках. Ее основными клиентами тогда стали предприниматели, и с тех пор, несмотря на рост конкуренции, METRO не изменила формат работы и по-прежнему считает их своей главной целевой аудиторией. Какую долю Россия занимает в глобальной стратегии компании, на что ритейлер заменил продукты, попавшие под продэмбарго, и почему карточки покупателя останутся «фишкой» METRO, в интервью агентству «Прайм» рассказал глава российского представительства компании Джери Калмис.
— В последние годы METRO в России демонстрировала не слишком хорошие результаты. На ваш взгляд, с чем это связано?
— Такие, как вы говорите, не очень хорошие показатели в последние годы можно было наблюдать у большинства российских компаний сферы торговли, хотя были и примеры устойчивого роста. Если же говорить конкретно о METRO, я бы, прежде всего, выделил усиление конкуренции в современном ритейле. Оно оказало существенное влияние на наших основных клиентов: они стали меньше посещать наши торговые центры, снизили также объемы покупок. Кстати, на это повлиял и экономический кризис в России. Сейчас же наблюдается восстановление, продуктовая корзина стабилизировалась, и это очень хороший тренд.
Если взять торговые центры METRO, за последние два года вокруг них открылось более 10 тысяч магазинов различных брендов. У покупателей появилось больше возможностей выбрать, куда отправиться за покупками, и это очень здорово — но обратной стороной этого процесса является каннибализация. Кроме того, менялась регуляторная среда, усложнились условия для малого бизнеса. Если нашим покупателям тяжело — непросто и нам.
— Кто сейчас является вашим клиентом, изменилась ли структура покупателей?
— Нашими ключевыми клиентами всегда были профессиональные покупатели, то есть люди и компании, которые приобретают товары, чтобы потом использовать в своей профессиональной деятельности. Это мелкие предприниматели, сегмент HoReCa (общепит и гостиничный бизнес — ред.). Если вы посмотрите на сегмент индивидуальных предпринимателей в рознице в России — это огромный рынок, 5 триллионов рублей в год, хотя он и снижается в последнее время.
Кроме того, это покупатели, которые закупаются впрок, например, когда едут на дачу или устраивают вечеринки. Приезжают люди, у которых большие семьи. Это тоже важный сегмент, и в целом, если мы берем профессиональных клиентов и потребителей, соотношение между ними — примерно половина. Но наша цель — увеличить долю профессиональных клиентов.
— Какую долю продажи METRO в России занимают в общих продажах группы?
— В последние несколько лет это порядка 12%. Продажи глобальной METRO — более 30 миллиардов евро в год, и российский рынок играет важную роль в структуре выручки. И с точки зрения прибыли тоже.
— Когда может возобновиться рост операционных показателей METRO в России?
— В принципе, это происходит уже сейчас, они уже улучшаются. Третий квартал нашего финансового года (финансовый год METRO заканчивается 30 сентября — ред.) уже лучше второго. Эта тенденция сохранится и в четвертом квартале.
— В апреле вы запустили новую ценовую политику с тремя уровнями скидок на ряд товаров. Она уже приносит свои плоды с точки зрения роста продаж?
— Абсолютно. Смотрите, когда мы говорим про снижение операционных показателей, стоит помнить, что все относительно. Мы — сеть мелкооптовой торговли, поэтому приняли решение усиливать те качества, которые отличают нас от других сетей.
Мы видим, что покупатели ищут более низкие цены, на рынке растет число промо-акций. Раньше наши цены могли быть сопоставимы с ценами в обычном гипермаркете, но сейчас рынок поменялся.
В чем смысл новой политики: мы берем товары, которые пользуются спросом у профессиональных клиентов, и даем им более выгодную цену за объем. Это позволяет нам быть конкурентоспособными по цене, при этом снижая издержки. Мы уже видим, что продажи товаров, на которые распространяется новая ценовая политика, существенно выросли, даже с учетом крайне низкой продовольственной инфляции.
— Будет ли увеличиваться число ассортиментных позиций (SKU), на которые распространяется новая система цен?
— Сейчас в программе участвует более 10 тысяч SKU, это количество мы увеличили как раз в июне. Дальнейшие решения будут зависеть от клиентов, потому что не все продукты могут хорошо продаваться по трехуровневой системе.
— Вы также облегчили процесс получения карты Metro для клиентов. Будет ли он еще больше упрощаться?
— Действительно, мы оптимизируем множество процессов. В случае с картами, мы смотрели, что раздражает клиентов, и поняли, что нужно изменить огромное количество процедур, которые требовались для получения карт. Упрощение получения карт — это лишь небольшая часть наших изменений.
— Но, вообще говоря, это была ваша «фишка». Будете ли вы совсем отказываться от карт?
— Думаю, что нет. Мы все равно останемся закрытым клубом.
— Какие другие меры для поддержки продаж вы планируете?
— У нас очень много идей. В этом году мы запустили доставку товаров клиентам, внедрили кассы самообслуживания. Возможно, говорить про них скучнее, чем, например, про дроны, но я уверен, что гораздо больше покупателей будут использовать такие кассы, чем дроны.
Также у нас активно используются big data, внедряются новые digital-инструменты, например, недавно был запуск системы M:Shop для HoReCa — обновленный сервис онлайн-заказа и доставки товаров для профессиональных клиентов. До конца года система начнет работу во всех городах России, где мы присутствуем.
— Кстати, когда METRO выходила на российский рынок, ваши магазины предлагали оригинальные товары, которых не было в других магазинах. Сейчас таких продуктов стало гораздо меньше, много где можно найти хорошую рыбу или сыр. Вам стало сложнее конкурировать с другими сетями по ассортименту?
— Я считаю, если нам удалось стимулировать такую конкуренцию — это хорошо. Естественно, мы продолжаем расширять наш ассортимент, стараемся предлагать что-то эксклюзивное, или хотя бы быть в этом первыми. Но люди по-прежнему приходят к нам и за такими продуктами как, фрукты и овощи, мясо и рыба, алкоголь.
— Спустя четыре года после введения продовольственного эмбарго, как вы оцениваете его эффект?
— Конечно, из-за эмбарго пришлось поменять поставщиков. Мы продолжаем импортировать продукцию, потому что для той же HoReCa важно качество продуктов, но могу сказать, что российские производители поставляют совершенно конкурентные продукты. Я думаю, российский агропромышленный комплекс существенно усилился в последние годы. Это очень заметно. Россия стала обеспечивать себя многими продовольственными товарами, можно найти много хороших продуктов, например, мясо. Остается открытым вопрос эффективности производства, потому что цены сейчас не самые низкие, но возможности для улучшения всегда есть.
— Если возвращаться к развитию компании, планирует ли METRO запускать новые форматы магазинов в России?
— Нет, такую цель мы не ставим. Действительно, наша экспансия происходит через проникновение в различные сегменты, но мы многое делаем внутри наших торговых центров. Мы разработали программу франчайзинга и уже имеем более 500 магазинов «Фасоль», которые дают нам возможность конкурировать с традиционной розницей, наша цель открыть несколько тысяч таких магазинов к 2020 году. Я думаю, это достижимо.
— Какую долю в продажах METRO занимают товары под собственными торговыми марками (СТМ) компании? И как вы планируете развивать этот сегмент?
— Доля СТМ на полке составляет 10%. Развитие собственных марок — стратегическая задача для нас. Это связано, в том числе, с интересом по стороны поставщиков в последние годы.
— Отразился ли чемпионат мира по футболу-2018 на продажах METRO в июне и июле?
— Активность наших клиентов во время чемпионата мира возросла, в среднем, вдвое.
— Какие у вас планы по открытию новых торговых центров?
— В текущем финансовом году мы уже открыли три торговых центра — во Владикавказе, Краснодаре и в Московской области по Каширскому шоссе. В скором времени мы откроем еще два центра в московском регионе — в Одинцово и в Солнцево.
— Поскольку российский бизнес Media Markt сейчас покупает "М. Видео", какое будущее у магазинов Media Markt, которые открыты в METRO?
— Магазины Media Markt в METRO точно закроются, это факт. Мы находимся в процессе их закрытия, продаем запасы товаров. К началу августа процесс уже более-менее завершился. Что будет вместо них — будет, в частности, продаваться мелкая бытовая техника, поскольку наши покупатели в ней нуждаются. Кроме того, мы будем смотреть, есть ли партнеры, которые хотят открывать свои магазины в METRO. Эти планы сейчас изучаются.
— Обсуждаются ли варианты сотрудничества с «М. Видео»?
— Нет, варианты открытия «магазинов в магазине» мы с «М. Видео» не обсуждаем.
— Могут ли открываться в ваших торговых центрах магазины других ритейлеров?
— В принципе, все товары у нас уже собраны под одной крышей, но, как я уже сказал, такие планы в разработке. Мы не исключаем, что кто-то из других компаний может приходить к нам и снимать небольшие площади. Не обязательно это электроника.
— Несколько лет назад обсуждались планы по IPO российского METRO. Изучается ли такая возможность сейчас?
— Это вопрос к акционерам, моей целью является развитие бизнеса. Могу сказать, что нам не требуется привлечение сторонних финансовых ресурсов.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео