Ещё

Чего стоит чужая ошибка? Сибиряки стали случайными жертвами системы 

Фото: АиФ Красноярск
Всё это не клички героев комиксов, а названия реальных событий, происходящих с нами и вокруг нас. Объединяет все три случая один признак — люди пострадали по ошибке клерка. Корреспондент «АиФ-Красноярск» выясняет, как исправить ошибки чиновников.
Сгоревшая жизнь
Есть у нашего народа привычка откладывать деньги на «чёрный день». За время социализма многие привыкли, что это за них делает государство, набирая пенсию им на старость. А теперь на секунду представьте себе, что чувствует человек, у которого «чёрный день» начался с того, что обнулились все накопления! Именно это произошло с Ириной Головиной, врачом-педиатром с 38-летним стажем. Отработав без малого 40 лет, женщина была уверена, что сможет прожить на достойную пенсию. Приступив к официальной процедуре оформления главного социального пособия в жизни, Ирина узнала, что по ошибке клерка архив её больницы отправился в топку. А без него доказать свои доходы она не может. Значит, отработавшая полжизни на полторы ставки доктор будет получать минимальную пенсию. Больше всего Ирину возмущает то, что весь трудовой стаж был отработан «в белую» — на государство, а не на частного дядю. И это же государство расправилось с ней руками маленького чиновника.
«Мне положено ноль рублей, — говорит Ирина Головина. — На моё предложение, что можно взять хотя бы среднюю зарплату по стране в эти годы, мне ответили: нельзя по закону. Вот такой у нас закон. Буду получать минимальную пенсию».
Суд никто не выиграл
История Ирины быстро приобрела широкую известность. Интервью, сюжеты, прямые эфиры. И ни одного звонка из организаций, которые должны и даже обязаны были ей помочь.
«Никто не собирается мне помогать, никакой реакции от официальных органов не последовало. Ваши коллеги говорили, что передали мой телефон в Минздрав края, — продолжает Ирина. — Хотя нет, был звонок из 1-й поликлиники, их по ошибке поругали за мою ситуацию, но успокоила: мои проблемы — в 3-й поликлинике».
В Интернете кто-то уже обозвал её сумасшедшей или вообще выдуманным персонажем, но больше откликов начинается словами: «У меня такая же история». Благодаря Интернету Ирина получает много хороших советов и юридических подсказок. Теперь она знает, что в любой организации два архива: один — отдела кадров, второй — бухгалтерский. Первый подтверждает стаж, второй — уровень дохода.
«Я запросила копии документов из уцелевшего архива отдела кадров, — рассказывает доктор Головина. — У меня теперь целый архив на дому. Но помощи от него мало. Выяснилось, что сотрудники отдела кадров не очень утруждались ведением личных дел. Так, у меня есть несколько приказов о разрешении совместительства. Вот только ФИО там вписано «Головину Игорю Ивановичу». В мою трудовую вписали данные мужа. Или перепутано отчество. Вместо Ирины Анатольевны меня называют Ивановной. Для суда этот документ уже не годится, и опровергнуть его нечем. А в Пенсионном фонде на мои вопросы о разбирательстве ответили: «Суд ещё не выиграл никто».
Клерки против людей
Пример Ирины совсем не единичный. В прошлом году СМИ раскопали в Красноярском крае несколько феноменальных случаев. Если бы в них не пострадали люди, их можно было бы назвать анекдотами. Пенсионер Геннадий Трохименок в прошлом году зашёл за пенсией на почту и узнал, что его нет в живых. Представляете ощущения пожилого человека, которому шёпотом начальник почтового отделения говорит, что его счёт закрыт, так как в Пенсионном фонде он числится умершим?
«Меня колотило два месяца», — признаётся мужчина. И пенсионеру уже в суде пришлось доказывать, что он жив. Правда, без ответа остался вопрос, каким образом в красноярском Пенсионном фонде оказался акт о смерти пенсионера в Карелии. В любом случае, ошибся чиновник, а отдуваться пришлось простому, да ещё и пожилому человеку.
Впрочем, молодёжи живётся не легче. Очередная ошибка клерка привела на скамью подсудимых студентку из Лесосибирска. Ирина Долганова ежемесячно получала от государства пенсию по потере кормильца (у девушки умер папа). Деньги невеликие — 9 тыс. рублей. Проверив в очередной раз счёт, девушка была поражена. Неизвестный отправитель пополнил его на 330 тыс. Конт­рольный звонок в банк результатов не дал — отправитель не указан, а раз деньги пришли — пользуйтесь. Девушка была на хорошем счету в своём вузе, свалившееся в руки богатство использовала с умом. Заплатила за учёбу до конца срока, а на остаток купила новенький ноутбук. Через несколько дней Ирина узнала, что стала обвиняемой в уголовном деле по статье 158 «Кража, хищение имущества». Пенсионный фонд признал свою ошибку в перечислении лишних средств и теперь настаивал, что девушка распорядилась ими, зная, что их придётся возвращать.
«Ирине грозило два года колонии, при этом вина её была абсолютно не доказана, а само обращение в следственные органы выглядело элементарным давлением, — рассказывает адвокат студентки Константин Лапин. — Ситуация усугублялась непримиримой позицией Пенсионного фонда, который сам допустил ошибку и в результате поставил ультиматум: деньги или тюрьма!»
В Пенсионном фонде Красноярского края бились за эти 300 тыс., как за последние. «Ошибка произошла на уровне ввода, был ошибочно выставлен другой период получения пенсии», — заявила тогда руководитель пресс-службы отделения Пенсионного фонда РФ по Красноярскому краю Нина Бондарева. Главным их аргументом стал перевод студенткой части суммы на другой счёт. В итоге суд дело закрыл, поскольку доказать кражу со своего счёта невозможно.
* * *
Мы попросили прокомментировать эти случаи министерство социальной защиты населения, но получили отказ. В пресс-службе ведомства нам пояснили, что не стоит так буквально трактовать название министерства, тем более что круг его обязанностей чётко обозначен в законе. А защищать студентов, стариков и пенсионеров должны иные органы.
Мнение эксперта
Уполномоченный по правам человека в Красноярском крае Марк Денисов:
«К сожалению, такого рода случаи время от времени происходят в нашем регионе. Несколько лет назад они носили массовый характер в сельском хозяйстве. В 1990-е годы многие колхозы и совхозы меняли форму собственности, неоднократно переименовывались, меняли собственника, и очень часто эти преобразования не были организованы. Архивы предприятий либо вовсе не передавались на хранение следующему владельцу, либо хранились ненадлежащим образом, и в результате много людей утратили документы, подтверждающие их трудовой стаж.
Для меня удивительно, что подобная история могла произойти с медицинским работником. Обычно в этой сфере больше порядка, но, видимо, и там могут быть ошибки. Сейчас человеку необходимо доказать факт своего пребывания в должности за определённый период работы. Из практики, для этого может хватить показаний свидетелей и косвенных документов (профсоюзный билет, партийный или комсомольский билеты). Отметка об уплаченных взносах поможет суду определить размер заработка человека. Помогут наградные грамоты, которые подтвердят, что потерпевший не был тунеядцем, а работал хорошо, за что и поощрялся руководством. В любом случае, надо защищаться и биться за свои пенсионные накопления. Руки опускать не надо, я со своей стороны подключусь к ситуации.
Правовое государство — это не то, где не бывает нарушений и невозможны такие ситуации. В правовом обществе подобные столкновения разрешаются с помощью процедур, которые позволяют человеку выйти из кризиса с поднятой головой.
Что же касается оценки общей практики, я не вижу здесь злого умысла, скорее, это ошибка исполнителей. Поэтому, глядя на эти случаи, не могу назвать их произволом (само слово происходит от понятия «произвольное толкование законов»). Приставы ошибаются, взыскивая долги по ошибке, Пенсионный фонд ошибается. На Западе страхуются от таких ошибок, присваивая идентификационные номера, которые заменяют ФИО гражданина и тем самым исключают ошибку. В России отношение к цифровизации неоднозначное».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео