Ещё

От RedMart до «Трех котов: в какую переделку попали приморские супермаркеты? 

От RedMart до «Трех котов: в какую переделку попали приморские супермаркеты?
Фото: Konkurent.ru
Слияния и поглощения становятся темой № 1 в приморском ретейле. Кажется, на рынке уже никто не скрывает: потребительский спрос настолько просел, что выжить могут только игроки с серьезными оборотами или хитрым планом на будущее. В последнем случае, правда, не перехитрить бы себя, иначе недолог путь до ныне банкротного RedMart или до неожиданно попавшего в финансовую яму гипермаркета «Три кота».
Множащиеся сообщения о предбанкротном состоянии или банкротстве «Трех котов», еще совсем недавно казавшихся успешными и крепко стоящими на ногах, способными пережить кризисную ситуацию на потребительских рынках, вызывают стойкое чувство дежавю. В середине 2000-х вдруг посыпалась крупнейшая во Владивостоке, наверное, на тот момент сеть супермаркетов RedMart — до этого весьма агрессивно растущая и не дававшая поводов ожидать столь бесславного конца. Тем более что выглядело агрессивное поведение Евгения Оломского, основателя RedMart, бывшего депутата ЗС ПК, вполне резонным: грех было бы не оседлать волну потребительского бума, предшествовавшего второму глобальному кризису.
Однако финансовые ресурсы, поддерживающие агрессию, были заемными. Так что в кризис RedMart вошла с огромными долгами перед банками, за что и поплатилась. Многие из ее более медлительных коллег, предпочитавших не рисковать и сделавших ставку преимущественно на органический рост, сохранили свои позиции, приняв антикризисные меры: снижение расходов, пересмотр ассортиментной матрицы, совершенствование учета и контроля. А у наших антигероев просто не оставалось поля для маневра: банки давили, для расплаты с ними сетям приходилось изымать деньги из оборота, наращивая задолженность уже перед поставщиками. И это совершенно подкосило их бизнес.
По крайней мере, против «Трех котов» уже подано в арбитражный суд почти 20 заявлений о взыскании десятков миллионов рублей. И вот уже , бывший председатель совета директоров , а ныне основатель «Трех котов», вынужден распрощаться с двумя магазинами во Владивостоке и одним в Уссурийске. На их месте теперь будет «Реми».
Приморское порождение
В последние полгода в продуктовой рознице — вообще активные слияния и поглощения. Популярный некогда гипермаркет «ВЛ-Март» весной сменил вывеску на «Фреш 25». Сеть гипермаркетов «Самбери», возможно, приобретает дискаунтеры «Радиус», принадлежащие «Фреш 25» (хотя данную информацию «К» никто не подтвердил, но и не опроверг). За пределами Владивостока продолжает развиваться торговая сеть «Светофор». А первая в краевом центре сеть супермаркетов «Сфера-Маркет» и вовсе закрылась, так же, как и «Ройял-Маркет» («Славянский»).
, вице-президент ГК «В-Лазер»: «Главная особенность текущего периода состоит в том, что исчезла связь между доходами населения, объемом рынка и платежеспособным спросом. Население России покупает продуктов питания в два раза больше, чем надо. По исследованиям маркетологов, мы выбрасываем уже 54% купленных продуктов. Но в  выбрасывают 75%, так что нам есть „куда стремиться“. За прошедшие четверть века научились идеально удовлетворять потребности покупателей, для которых цена товара имеет первостепенное значение. Все были уверены, что такая модель поведения будет главенствовать долгие годы и десятилетия, а изменения в мире будут очень медленными. Увы, многие просмотрели начало быстрых изменений на продуктовых рынках. Снижение среднего чека воспринималось как падение спроса. Супермаркеты премиум-класса начинали снижать цены, пытаясь вступать в „лобовую конкуренцию“ с дискаунтерами. Снижение цен привело к обратному результату, а именно: стало уменьшаться количество покупателей. Действительно, зачем ехать в супермаркет премиум-класса, если там хотят быть похожими на дискаунтеры?»
На заре становления современных форматов розничной торговли дискаунтеры привлекали многих приморских бизнесменов. Все-таки сервис в таких заведениях предполагался минимальный. Во-первых, не требуется больших финансовых вложений в оформление торгового пространства, т. к. основные принципы дизайна торгового зала — лаконичность и минимализм. Во-вторых, позволяет охватить максимальное количество наименований продукции различных сегментов, которые интересны разным слоям населения. В-третьих, данный формат обслуживает большой поток покупателей, а соответственно происходит большой товарооборот.
При этом в идеале дискаунтеры — это магазины площадью от 500 до 1500 кв. м, с узким ассортиментом товаров, без предоставления каких-либо дополнительных услуг покупателям. И, по словам экспертов, ни один из дискаунтеров во Владивостоке не соответствует формату. Причина этому — порождение приморских реалий начала 2000-х, когда потребитель, в отличие от своих собратьев на развитых рынках, еще не определился с запросами. Он хотел, делая покупки, одновременно и сэкономить на чем-то простом, и иметь возможность, не слишком считаясь с деньгами, приобрести и что-нибудь «вкусненькое». И если в мировой практике дискаунтеры делятся на «жесткие» и «мягкие», то у нас нарабатывали смешанный формат, на языке профессионалов получивший название «экономичный супермаркет».
Руководитель «Реми» и «Экономыч» Дмитрий Сулеев объясняет, за счет чего формируется дешевая стоимость: «В магазине социальных цен больше марок неизвестных производителей по более низким ценам. Производителю дается условие цены. Банка горошка должна стоить на полке 20–25 рублей. Соответственно, производитель пользуется менее качественным сырьем, снижает количество твердого вещества, находит другие варианты удешевления себестоимости. Поэтому для покупателя есть определенный риск. Но находятся люди, не обязательно бедные, которые покупают и такие продукты. При этом, к примеру, масло „Злато“ будет того же качества, что и в элитном магазине».
В пищевке литр молока можно продавать как за 100, так и за 50 рублей, сетует Алексей Кабанченко, заместитель генерального директора АО «Белуга Групп Восток» (бывшая «Синергия-Восток). По мнению эксперта, часто в дискаунтерах продаются откровенно некачественные товары.
Оборот розничной торговли в январе-июле 2018 г. составил 217,7 млрд руб. Население края израсходовало на приобретение товаров на 6,8 млрд руб. больше, чем за соответствующий период 2017?г. В сопоставимых ценах оборот розничной торговли увеличился на 1,5%.
Торгующими организациями и индивидуальными предпринимателями, осуществляющими деятельность в стационарной торговой сети (вне рынка), сформировано 93,1% оборота розничной торговли, доля розничных рынков и ярмарок — 6,9%.
В структуре оборота розничной торговли доля непродовольственных товаров, которую можно рассматривать как один из показателей качества жизни населения, стабильно занимает более половины — 55,9%. За январь-июль 2018 г. реализовано непродовольственных товаров на 121,7 млрд руб. (100,4% к январю-июлю 2017 г.), пищевых продуктов, включая напитки, и табачных изделий — на 96 млрд руб. (103,1%). Объем оборота общественного питания составил 10,1 млрд руб. (к январю-июлю 2017 г. — 104,3%).
Каждому свое
»Выживает на рынке сильнейший, — говорит Елена Новгородова, директор МКУ «Центр развития предпринимательства Владивостока». — В начале 2000-х конкуренция настолько сильной не была, наценка на товары в супермаркетах насчитывала в среднем 35%, рентабельность — порядка 15%. Сейчас магазины зарабатывают намного меньше, люди экономят. Все большей популярностью пользуются магазины с широким ассортиментом товаров по ценам ниже средних рыночных. Еще несколько лет назад дискаунтеры не пользовались такой популярностью во Владивостоке. В супермаркетах традиционно был более богатый выбор товаров, да и покупатели себя чувствовали там гораздо комфортнее. Но, во-первых, покупательскую способность снизил кризис. Во-вторых, дискаунтеры по культуре обслуживания стали более комфортными. Ко всему прочему, у компаний, которые развивают магазины социальных цен, насколько мне известно, сильные команды».
Как отмечает Елена Новгородова, многие магазины премиум-сегмента просто не могут выжить в нынешней реальности. Отсюда постепенный переход ряда супермаркетов в новое качество. А такие заведения, как «ЯППИ», «Рыбный островок», «Парус» существуют, в основном, благодаря тому, что их торговые площади находятся в собственности владельцев бизнеса, нет необходимости платить за аренду. Но при всем при этом магазины премиум-класса, конечно, окончательно не исчезнут. Их будут посещать люди, которые ценят свое время и у которых есть возможность покупать товары, которые в дискаунтерах просто не продаются.
«Да, мы расширяем сеть «Самбери», — сообщил «К» глава ГК «Невада» . — Но у дискаунтеров свои клиенты, у гипермаркетов — свои. Человек, который покупает в премиум-сегменте, не пойдет в магазин эконом-класса. Дискаунтеры занимают отведенное природой место — для клиентов с достатком ниже среднего. Магазинов в этом сегменте, очевидно, раньше не хватало. Связано ли это со снижением доходов населения? Не исключено».
Юлия Марченко, генеральный директор ООО «УК „Фреш 25“: Магазины-дискаунтеры уверено наращивают свои обороты. По мнению информационно-аналитического агентства Infoline, по итогам 2018 г. объем продаж продуктов питания через дискаунтеры в России может вырасти на 17,4%, до 3,28 трлн руб.
Дискаунтеры в виду затяжного экономического кризиса — это способ экономить. Сегодня большая часть населения очень прагматична, предпочитает покупать то, что им нужно, в удобном расположении. Еще одним фактором успеха дискаунтеров является то, что этот формат не стоит на месте, а развивается и пересматривает свой подход, чтобы предложить более высокое качество продукции, более широкий ассортимент и улучшить концепцию и восприятие себя в глаза покупателей».
Экономить хотят даже миллиардеры
Дмитрий Сулеев считает, что несколько лет назад для определенной группы населения впервые «выявилась первичная потребность» — цена приобретаемых товаров. «В целом снизилась рентабельность торговых предприятий, заработок в 2% с оборота считается приличным, в то время как раньше зарабатывали 10–15%, — говорит Дмитрий Сулеев. — При рентабельности в процент любая ошибка приводит к вылету с рынка. Поэтому те, кто занимался бизнесом десятки лет и был успешен в условиях низкой конкуренции, отказывается от дела и отдает его более крупным и сильным игрокам. Так прекратили существование „ВЛ-Март“, „Сфера-Маркет“, „Ройял-Маркет“.
Кроме того, считает Сулеев, произошло изменение „пищевых привычек“ и менталитета населения. „В период девяностых и нулевых менталитет двигал людей к желанию ощущать свое благополучие, — уверен предприниматель. — Многие ходили в „Парус“, потому что это было модно. Некоторые магазины становились, по сути, местом „тусовки“. Сейчас пришло осознание того, что это не нужно. Сегодня некоторые крупные бизнесмены не покупают дорогую одежду и автомобили, довольствуются продукцией для среднего класса. Афишировать принадлежность к элите стало немодно, а экономить хотят даже миллиардеры. Кроме того, в дискаунтеры иногда заходят просто потому, что магазин находится в шаговой доступности“.
Впрочем, Дмитрий Сулеев считает, что премиум-сегмент хотя и будет продолжать сокращаться (»таких магазинов, как «Парус», нужно один-два на город»), но окончательно не погибнет. Здесь будут закупаться обеспеченные приморцы, а также гурманы, которые любят себя побаловать деликатесами. «Есть Плюшкины, а есть такие люди, которые думают: „Лучше я съем меньше колбаски, но хорошей“, — уверен бенефициар „Реми“ и „Экономыч“.
Чего же теперь хочет клиент?
Похожие на формат дискаунтеров сегодня стараются внедрять не только продуктовые сети, но и многие другие. Характерная тенденция, например, наблюдается в алкогольной рознице. Алкомаркеты „Солнышко“, Wine Studio и под другими вывесками активно открываются в торговых центрах, на остановках, в жилых кварталах.
Как правило, бренды эти принадлежат производителям либо владельцам оптовых баз алкогольной продукции. Иногда магазины называются „алкогольными дискаунтерами“, хотя, строго говоря, „дискаунтерами“ не являются. Ведь минимальная стоимость алкогольной продукции в России — строго фиксирована, утверждена правительством. Допустим, поллитровая бутылка легальной водки никак не может стоить дешевле 205 рублей — даже по акции. Социальные цены на алкоголь — нонсенс, утверждают эксперты, а цены на одинаковую продукцию в разных алкомаркетах редко различаются больше, чем на пару десятков рублей.
Алексей Кабанченко: „Раньше у „Синергии“ в Приморье были также фирменные магазины „Савва Водочниковъ“, „Уссурийский бальзам“. Было принято решение об унификации, консолидации ресурсов в пользу развития единого бренда — „Винлаб“. Приморье благодаря наличию ОАО „Уссурийский бальзам“ относится к регионам, где у нас есть собственное производство. Стоит задача открытия максимального количества, экономически оправданного, магазинов — в пошаговой доступности. Задачи „Винлаба“: продвижение собственной продукции, ценовой ориентир для других сетей и магазинов. В сети продается при этом не только собственный алкоголь, но ему отдается предпочтение. Наблюдается ли экспансия алкосетей в Приморье? Мне кажется, компании попросту пытаются использовать естественные преимущества, которые у них есть изначально. Началось это довольно давно. К примеру, тот же „Дилан“ — крупная оптовая компания, которая затем занялась розницей.
На мой взгляд, победит сильнейший. Будут развиваться магазины пошаговой доступности формата „7/Elevеn“ с небольшим ассортиментом, но наличием „всего необходимого“. Частично в эту схему укладываются и алкомаркеты. Здесь ведь продается не только алкоголь“.
По мнению Дмитрия Сулеева, дискаунтеры не разорят магазины придомового формата, которые будут продолжать существовать из-за их удобства и близости к покупателю. А вот развитие самих крупных торговых предприятий эконом-класса не сможет продолжаться бесконечно. Сетевые магазины имеют торговую площадь от 400 кв. м, таких помещений — не бесконечное количество. В то же время небольшую торговую точку можно открыть на первом этаже практически любого много­этажного дома, переведя помещение из жилого фонда в нежилой. Как считает предприниматель, свой покупатель останется и у рынков, „где наиболее свежие овощи и фрукты, выше качество и можно поторговаться“.
Сергей Митрофанов: „Цена продуктов перестала быть главным фактором выбора товара. Теперь этот критерий переместился на четвертое место. На первых местах: удобная локация супермаркета, качество продуктов и широта ассортимента. Некоторые сети почувствовали изменения и попытались стать клиентоориентированными предприятиями розничной торговли, но модель потребительского поведения стала изменяться еще быстрее, и эпоха клиентоориентированного бизнеса, похоже, закончилась. Чего же теперь хочет клиент? Когда в городе вновь появятся продуктовые супермаркеты премиум-класса, мы увидим, кто именно угадал неосознанные желания клиентов нашего времени“.
Видео дня. Названы самые бедные регионы России
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео