Госдума простила неплательщиков налогов, выводивших прибыль в офшоры 

приняла в третьем (окончательном) чтении законопроект, отменяющий уголовную ответственность за неуплату налогов с прибыли, выведенной в оффшоры.
Закон не только продлевает налоговую амнистию до конца 2018 года, но и придает ей обратную силу: он будет действовать для сделок за весь текущий год.
Согласно поправкам, «за деяния, связанные с неуплатой налогов с прибыли контролируемых иностранных компаний, уголовная ответственность не наступает при условии возмещения в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе РФ».
Смысл нынешней «амнистии» двоякий, говорит профессор .
Одна ее цель — в каком-то виде «спрятать концы в воду» для тех российских бизнесменов, в отношении которых введены американские санкции. Вторая цель — стимулировать российский бизнес в целом быстрее репатриировать капиталы, — сказал он «Ридусу».
Отношение к оффшорным капиталам достаточно двусмысленное.
С одной стороны, в УК РФ существует статья за неуплату налогов с выведенной в оффшоры прибыли (та самая, которую «заморозила» Госдума).
С другой, в России созданы два внутренних оффшора, в Приморье и Калининградской области, где налоги ниже, чем в большинстве низконалоговых юрисдикций.
Таким образом, российским бизнесменам, желающим «оптимизировать» доходы, приходится проходить меж двух огней, говорит Хейфец: «И нынешняя поправка в закон немного этот коридор расширяет».
И все же главной целью отмены преследования за уход от налогов является вывод таких «неплательщиков» из-под санкций, полагает эксперт.
Избавляя их от обязанности платить налоги, Россия тем самым дает им возможность не «светиться» перед международными налоговыми и финансовыми организациями, через которые бенефициаров этих компаний легко вычислить. Чем меньше трансграничных транзакций проводит компания, тем меньше следов она оставляет, и тем сложнее будет американцам «поймать за руку» их владельцев и их контрагентов, — говорит он.
Пока сложно сказать, насколько эффективной окажется такого рода «дымовая завеса» и насколько она вообще окажется полезной для экономики России в целом, а не только для отдельных лиц, заинтересованных в сокрытии своих финансовых операций от возможности конфискации или заморозки в рамках санкций.
Сверхзадачей собственников зависших под колпаком у  компаний и примкнувшего к ним правительства РФ является максимально бескровно разделить «кровеносные системы» самих компаний и американских финансовых структур.
Здесь может быть очень много вариантов такого «переноса хостинга», потому что у каждой из этих компаний своя, не похожая на остальных ситуация, говорит исполнительный директор «Делового союза Евразии» Андрей Чухлиб.
Если это какие-то финансовые компании, то у них не только счета в американских банках, у них и весь бизнес расположен в иной юрисдикции, и если их счета в США заморожены, это может означать полную потерю управляемости. А если у компании физическое производство находится в России, а за рубежом осуществляются только финансово-юридические операции, это совсем другое дело. Такая компания может выйти из неприятной ситуации с наименьшими потерями, — сказал он ранее «Ридусу».
Санкционный режим не дает компании совершать определенные виды сделок: в том числе, например, и передачу активов в другую юрисдикцию. Это такой аналог домашнего ареста для юрлица.
В этом случае находящаяся «под колпаком» компания не может продать свои активы другой фирме даже за один доллар, — объясняет эксперт, в чем засада американских ограничений для российских собственников.
Ирония судьбы заключается в том, что охота за оффшорными налогонеплательщиками началась задолго до санкций, в 2009 году, когда 50 стран заключили соглашение о борьбе с непрозрачностью международной финансовой деятельности и составили «черный список» стран, подозреваемых в поощрении таковой. Первыми в этом списке шли Латвия, Британские Виргинские острова и Кипр.
Видео дня. Число банковских кредитов в 2020 году достигло минимума
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео