Ещё

Алексис Родзянко: Россия и США получили не перезагрузку, а перегрузку 

Фото: РИА Новости
Ровно десять лет назад на встрече в Женеве глава МИД РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Хилари Клинтон обменялись символической кнопкой «перезагрузки», дав старт пересмотру отношений между Москвой и Вашингтоном. Опечатка в надписи на кнопке, на которой оказалось слово «перегрузка», задала тон развитию отношений между двумя странами на последующие годы, считает глава Американской торговой палаты в России Алексис Родзянко. В каком статусе сегодня находятся экономические отношения между Россией и США, когда стоит ждать новых санкций против России и каких из них стоит опасаться, глава AmCham рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Вероника Буклей.
— Отношения в экономике за это время перезагрузить не удалось. На ваш взгляд, как можно охарактеризовать прошедшие 10 лет с точки зрения развития экономических отношений между странами?
— Экономические отношения развиваются лучше, чем политические отношения между странами. Лучшее, что можно сказать, — они сохраняются, но не без вызовов. И вызовы появляются с обеих сторон.
— Санкции стали в каком-то смысле экватором этого десятилетия. Какую роль они сыграли для двух экономик?
— Они очень сильно бьют по настроениям инвесторов, по отношению к России, вызывают осторожность. Если раньше было правило «три раза отмерь», то теперь оно точно звучит как «семь раз отмерь».
— Американский бизнес называет геополитику ключевым фактором при принятии решения об инвестировании в России. Видите ли вы в текущих условиях возможности для развития сотрудничества?
— Возможности всегда есть, потенциал России очень велик, и он никуда не делся. Страна с уже большим рынком и с таким значительным потенциалом всегда интересна. Важно также то, что Россия очень ответственно относится к своим финансовым обязательствам. Внешние обязательства России и обремененность государства долгами очень невелики. Среди крупных стран они одни из самых низких. Вызовы остаются в сфере геополитики, и они влияют на настроения при рассмотрении России внешними инвесторами.
Что касается санкций: есть законопроект, который рассматривался в прошлом году и в этом году вернулся в отредактированном виде. Недавно он опубликован Сенатом США. Он рассматривается в рамках комитета верхней палаты и пока не предлагается на голосование и потом на принятие. Параллельного законопроекта в нижней палате пока нет, поэтому ожидать скорого его принятия не стоит.
— Может ли законопроект, опубликованный Конгрессом, еще претерпеть какие-либо изменения?
— Он почти наверняка еще будет отредактирован. Пока это предварительный этап. Как я понимаю, здесь нет спешки, все будет делаться в обычном режиме с возможностью обсуждать и предлагать изменения. Вряд ли законопроект будет вынесен на голосование в том виде, в котором мы его сейчас видим.
— Участвует ли Американская палата в обсуждении законопроекта?
— Да, мы с нашими коллегами участвуем, многие наши компании отдельно участвуют. Наверняка участвуют и наши коллеги в Американо-российском деловом совете — наши главные партнеры по работе в Вашингтоне. Также мы с делегацией Американской торговой палаты едем в Вашингтон 15-16 мая на наш традиционный Door Knock, думаю, что в числе прочих будем обсуждать и этот вопрос.
— В обновленном законопроекте не указаны названия банков, которые могут попасть под санкции. Говорит ли это о том, что под удар может попасть любой банк, или же есть надежда, что никто не пострадает?
— Это может быть либо то, либо другое. Мне кажется, что в плане эффекта текста текущий вариант менее страшен. Сам факт опубликования списка действует похоже на санкции, даже когда формально их и нет. Поэтому когда нет списка, нет и такого эффекта.
— Способна ли заморозка участия России в мировом финансовом рынке привести к негативным последствиям для инвесторов из США?
— Думаю, что это не будет нести больших негативных последствий, поскольку текущая редакция законопроекта предполагает санкции в отношении новых выпусков долга. Запрета на вторичный долг, который уже существует, нет. Соответственно, может быть даже некий обратный эффект: если Россия не будет эмитировать новые ценные бумаги, существующие станут более редкими. У России нет острой потребности выпускать много нового госдолга, бюджет в профиците. Может оказаться, что бумаги будут расти в цене благодаря тому, что новых эмиссий не будет.
— Стоит ли ждать новостей по Закону о химическом оружии?
— С точки зрения санкций, объявленных исполнительной властью, есть ожидания, что что-то должно скоро последовать по вопросу о химическом и биологическом оружии. Речь идет о старом законе, который требует санкций в случае применения такого вида оружия. Так как такое определение было сделано Государственным департаментом, то по закону исполнительная власть обязана в течение определенного срока объявить второй этап санкций. О втором этапе мы еще пока не слышали, но он может быть объявлен скоро.
— Возвращаясь к перезагрузке, можно ли сказать, что санкции разделили политику и экономику?
— Мне кажется, политика и экономика не могут существовать отдельно друг от друга. Если думать о связи между ними как о резинке, то резинка натянута, то есть политика отошла от интересов экономики и бизнеса, они находятся в состоянии натянутых отношений.
— На чьей стороне сегодня находится кнопка перезагрузки?
— Если я правильно помню, на символической кнопке оказалось написано не «перезагрузка», а «перегрузка». Именно так оно и получилось. С тех пор понемногу напряжение нарастает. Станет ли лучше? Мы можем только на это надеяться.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео