Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Директор Мособлгосэкспертизы: строительная экспертиза должна быть независимым институтом

В интервью РИАМО директор учреждения рассказал о том, как независимый вневедомственный орган экспертизы развивался в последние десятилетия и каким видится будущее организации в контексте обсуждаемой сейчас в Стратегии развития строительного комплекса до 2030 года.
Директор Мособлгосэкспертизы: строительная экспертиза должна быть независимым институтом
Фото: РИАМОРИАМО
- Игорь Евгеньевич, сейчас обсуждается Стратегия развития строительного комплекса-2030. Каких новшеств следует ожидать?
- Работа над Стратегией-2030 ведется под эгидой . Выделено два направления, которые координирует Главгосэкспертиза: развитие государственной и негосударственной строительной экспертизы, а также развитие ценообразования и сметного нормирования. Мособлгосэкспертиза активно участвовала в дискуссионных группах по обоим направлениям.
Позиция Главгосэкспертизы - предоставление экспертных и консультационных услуг должны происходить на всех этапах инвестиционного цикла. То есть экспертиза должна включаться на стадии концепции или предпроектных проработок, охватывать техникоэкономическое обоснование, проходить через стадию проекта, стройки, рабочей документации, корректировки рабочей документации, корректировки проекта уже в процессе строительства (если это необходимо) и завершаться на стадии подготовки объекта к сдаче в эксплуатацию.
Если посмотреть на сегодняшнее состояние предпроектной и проектной подготовки строительства, которая оставляет желать лучшего, такой подход становится понятным. Но получается, что экспертиза превращается из центра оценки соответствия в консалтинговую организацию, которая зачастую должна делать работу за проектировщика и техзаказчика.
Это не новый подход. Еще в начале 2000-х годов мы в Московской области проводили эксперимент в области оказания экспертно-консультационных услуг Мособлгосэкспертизой. Эксперимент продолжался три года и результат, честно говоря, плачевный - заказчик с проектировщиком переложили свою профессиональную ответственность полностью на плечи экспертизы.
- Какое место в этой системе должна занимать экспертиза?
- Экспертиза начинается на стадии проекта. Стадия, именующаяся теперь обоснованием инвестиций, либо пропускается, либо проходит мимо экспертизы. Необходимо вернуть экспертизу на стадию ОИ – но при этом экспертиза не должна выполнять ходульную функцию по отношению к проектировщику.
Ответственность должна быть распределенной, и ответственность экспертизы – дополнительная гарантия качества работы проектировщика, а не единственная. Она должна быть дополнена надлежащей ответственностью проектировщиков, изыскателей и заказчиков.
Мое мнение – необходимо возродить институт технического заказчика и переложить на него функции контроля проектирования и строительства объекта как системы. Экспертиза же должна остаться независимым институтом оценки.
- Какие ключевые изменения произошли в экспертной отрасли за последние 30 лет?
- Во-первых, институт экспертизы перестал быть чисто государственным, появилось понятие негосударственной экспертизы и ее институтов. Появилась градация объектов – это объекты, подлежащие обязательной госэкспертизе на федеральном или региональном уровне; объекты, которые могут по усмотрению заявителя пройти как государственную, так и негосударственную экспертизу; объекты, которые могут вообще не проходить экспертизу, например, жилые дома до трех этажей.
С введением института негосударственной экспертизы, конечно, коммерческие заказчики потеряли необходимость ходить в госэкспертизу, у них появилась возможность ходить в негосударственную экспертизу и получать заключения, которые по своему юридическому статусу приравняли к государственным. Это еще и возможность договориться по деньгам, получить заключение в более удобное для заказчика время и, наверное, по каким-то нерешаемым с госэкспертизой вопросам в случае негосударственной заказчик может пройти по линии предоставления гарантийных писем.
Государственная экспертиза в этих вопросах более щепетильна. В том числе и потому, что прекрасно знает, что проблемы обманутых дольщиков процентов на 80 связаны не с разорением или недостачей средств у застройщиков, а с тем, что объекты построили, но подключить к инженерным сетям не смогли, потому что просчитались в бизнес-плане. В подавляющем большинстве историй с обманутыми дольщиками присутствуют заключения негосударственной экспертизы. Корреляция здесь очевидна.
Надо сказать, что довольно часто коммерческие заявители выбирают государственные экспертные организации - в том числе для проведения негосударственной экспертизы.
- То есть они выбирают надежность и гарантированное качество?
- Совершенно верно. Государственные экспертные организации существуют несколько десятилетий, это сложившиеся коллективы, сформировавшиеся экспертные компетенции. Кроме того, многие банковские учреждения в качестве условия предоставления кредита называют заключение государственной экспортной организации.
Другое ключевое изменение – цифровизация. Заказчики и проектировщики бюджетного сектора получили возможность предоставлять на экспертизу документацию в электронном виде, экспертиза также проводится в электронном виде, и результаты ее предоставляются и хранятся в электронном виде.
Следующий шаг – это введение Единого государственного реестра заключений, обязательного как для государственной, так и для негосударственной экспертизы. ЕГРЗ – в перспективе уникальное хранилище различных видов проектной документации, которое может служить в качестве массива данных для отбора и тиражирования лучших практик проектирования и изысканий.
- Существует ли федеральный реестр типовых проектов строительства?
- Он формируется федеральным Минстроем, и там немало типовых проектов из Московской области.
По мере того, как у нас выходят типовые проекты – школ, домов, ДК, ФОКов - Минстройкомплекса Московской области принимает решение, что данный проект достоин быть представлен в федеральном реестре. Далее оно направляет документацию с соответствующим комплектом сопроводительных документов в Минстрой. Там каждый месяц заседает техсовет, он рассматривает и принимает решение о включении проектов в реестр или предоставлении дополнительных обосновывающих документов.
- Сейчас экспертиза ведется и в цифровом виде, и в бумажном?
- По крайней мере в Московской области бумажная документация перестала выходить еще в 2016 году. На всей территории Российской Федерации в части государственных экспертиз - позже, в части негосударственных переход на «цифру» до сих пор продолжается.
Подмосковье – на лидирующих позициях: у нас в области еще в 2016 году была создана Информационная система обеспечения градостроительной деятельности (ИСОГД). Это удобно. Помимо технических преимуществ, она дает еще и юридические преимущества, а также делает информацию доступной для большого количества заинтересованных органов исполнительной власти.
Например, Госстройнадзор хочет выйти на надзор объекта. Ему не надо ждать несколько дней, пока застройщик предоставит документацию, он просто видит номер этой документации в хранилище.
- Каковы объемы работы учреждения по экспертизе проектной документации?
- На данный момент у нас в работе около 700 проектов, из них проектов объектов жилого назначения – более 120; проектов социальных объектов – более 80; объектов коммунального хозяйства – более 60; проектов промышленных, транспортных объектов, объектов торговли – около 100.
За 2018 год нам было подано 1644 заявки, а с начала 2019 года – уже более 2000.
- Данные показатели свидетельствуют о росте объемов строительства в Московской области?
- Не обязательно. Во многих случаях произошло количественное изменение объектов, входящих на экспертизу в связи с изменением законодательства. Например, капитальный ремонт многоквартирных жилых домов за счет фонда капремонта. В законе Московской области о жилом фонде записано, что при капремонте необходима экспертиза проектносметной документации. Часть организаций получила заключения негосударственной экспертизы, но они не устроили заказчика, и пошел поток для получения государственной. Порядка 200-300 объектов в этом прибытке - именно объекты МКД.
- Наблюдается ли сезонность в подаче заявок на экспертизу?
- Традиционно «мертвые» месяцы - январь и февраль. Для коммерсантов это «холодное» время года, для бюджетников – время, когда еще не открыты лимиты.
Московская область всегда являлась очень привлекательным регионом для размещения инвестиций в жилье, прежде всего ближнее и среднее Подмосковье. Московская область меньше 7 миллионов квадратных метров жилья в год не вводит. А чтобы ввести 7 миллионов каждый год, эти квадратные метры нужно спроектировать и провести через экспертизу.
Обычно получается 50 на 50: 50% - коммерческое жилье и 50% - социальные объекты бюджетного финансирования: школы, детские сады, поликлиники, больницы, а также капитальный ремонт тех же самых объектов, дороги. Коммерсанты строят дороги исключительно для своих жилых микрорайонов, в развитии дорожной сети они на сегодняшний день никак не участвуют – это государственное дело. У нас строятся новые дороги и реконструируются старые. Поэтому государственных объектов большинство.
- Какую экономию расходов на проекты удалось обеспечить за счет экспертизы?
- За 2018 год от заявленной сметной стоимости до рекомендованной сметной стоимости «не доехало» 10,4 миллиарда рублей из заявленных. Это 8,8% от заявленных сумм. А по 2019 году еще больше: за полгода 12,3 миллиарда рублей, это та сумма, которая получилась на выходе из экспертизы - 11,1% от заявленной.
Снижение сметной стоимости связано с тем, что были уточнены проектные решения и нормативы, по которым эти проектные решения посчитаны, а также расходы, размер прибыли.
Экономия на стадии экспертизы – не самоцель. Наоборот, лучше при формировании сметного лимита учитывать максимум нормативно допустимых затрат. Это позволит не уточнять лимит снова.
- Как часто вам приносят некачественную документацию? Можно ли выделить основные ошибки?
- Как правило, документация по сути качественная, но не полная, либо не согласованная в отдельных разделах.
Проблема в другом: очень много регламентов, при этом они противоречат друг другу. Проект может «сесть» на такой земельный участок, на котором есть несколько видов регулирования.
Проблемы с качеством касаются результатов инженерных изысканий. Мы не являемся тем органом, который может выехать на место и проверить результаты этих инженерных изысканий, мы им доверяем. Максимум, что мы проверяем - сам земельный участок по картам . Мы примерно понимаем, что там может быть по геологии.
Например, городской округ Щелково у нас весь закарстованный. Если мы видим, что в изысканиях ни на какой глубине не вскрыты карсты, то мы поднимаем этот вопрос.
Поэтому говорить о том, что изыскания делаются качественно, наверное, можно процентах в 40 от тех документов, которые нам на сегодняшний день дают. Еще процентов 40 изысканий делается качественно, но не в полном объеме. Ну и процентов 20 – некачественные.
- Как обстоят дела с экологической экспертизой, в частности, экспертизой мусорных полигонов?
- В соответствии с законом об экологической экспертизе четко регламентирован перечень объектов, которые подлежат обязательной экологической экспертизе. Например, по прошлому году у нас прошло и было сопровождено государственной экологической экспертизой четыре комплекса по переработке отходов и шесть полигонов размещения ТБО по рекультивации. В 2019 году - три КПО и четыре рекультивируемых полигона.
Перечень был расширен четыре года назад постановлением, которое вступило в силу с 2019 года. В него попали централизованные системы водоочистки и канализации мощностью свыше 20 тысяч кубометров в сутки. Таких объектов в этом году у нас два, в Дубне и Щелкове, они подлежат реконструкции.
В Щелкове пройдена государственная экологическая экспертиза, Дубна еще в стадии экспертизы. Еще мы «выпускали» Лыткаринские очистные.
И еще в перечне - мясокомбинаты и фермы, где свыше 6 тысяч голов крупного рогатого скота. То есть на сегодняшний день перечень очень широкий.
- Как часто Мособлгосэкспертиза участвовала в крупных инвестиционных проектах при участии государства? И что это были за проекты?
- Обычно к нам обращаются организации, которые получают крупные инвестиционные проекты на федеральном уровне, то есть свыше 1,5 миллиардов рублей, потому что при разработке проектной документации на сумму более 1,5 миллиардов на федеральном уровне предусмотрен обязательный технологический и ценовой аудит (ТЦА).
За 2018 год мы провели 20 ТЦА, с начала 2019 года – 22. В Подмосковье у нас было несколько аудитов проведено, но это уже аудиты после разработки проектно-сметной документации, потому что ТЦА может быть на стадии, когда документация не разработана, или на стадии, когда документация разработана, или в процессе реализации инвестиционного проекта. Для Московской области мы проводили несколько таких ТЦА, но все они были связаны с реконструкцией и строительством либо дорог, либо дорожной инфраструктуры.
Сейчас у нас в работе находится восемь проектов по ТЦА, из них семь - по линии . Это строительство МЦД-2 Подольск – Нахабино, этапы 1, 5, 6, 7, 11, 12.
К нам обращаются и из других регионов. Например, у нас «Курорты Кавказа» проходили несколько раз ТЦА по устройству их горнолыжной инфраструктуры. Из интересных объектов отмечу также стадионы к чемпионату мира в 2017-2018 годах.
- Хватает ли в Мособлгосэкспертизе сотрудников?
- Под выполнение государственного задания у нас сотрудников хватает. Структура МОГЭ такая: 124 человека занято в госэкспертизе, из них 70 – это аттестованные эксперты. Из этих людей 10 человек в возрасте 35 лет и моложе, в возрасте 35-50 лет – 24 человека, еще 17 человек в возрасте 50-60 лет и 19 сотрудников старше 60-ти. На сегодняшний день это оптимальный кадровый состав, в том числе и по возрастному цензу.
У нас распространено наставничество, потому что качественная экспертиза невозможна без передачи опыта, без воспроизводства новых поколений квалифицированных строительных экспертов.