Ещё

Белорусы Крыма: Мы — триединый народ, как нас можно разделить? 

Белорусы Крыма: Мы — триединый народ, как нас можно разделить?
Фото: ИА Regnum
Из первых уст об этих инициативах, активности общины на площадках и  21 февраля в интервью корреспонденту ИА REGNUM рассказал председатель ОО «Региональная национально-культурная автономия белорусов Республики Крым „Белорусы Крыма“, член Общественной палаты Республики Крым и  Союзного Государства России и Белоруссии Роман Чегринец.
Каждый пятый турист в Крыму — белорусский
Роман Владимирович, первый вопрос — самый политизированный и непростой: насколько отказ официального Минска от признания территориальной целостности России после воссоединения с ней Крыма осложняет жизнь крымчан и белорусской общины?
Слово „осложняет“, наверное, не подходит для полной характеристики сложившейся ситуации. Скажем так: непризнание вызывает недоумение и непонимание. Ведь в плане экономического непризнания Минск осложняет ситуацию для себя. Я приведу несколько фактов.
Первый: главный экспортёр в Республику Крым — это Республика Беларусь. Если несколько лет тому назад эту позицию занимала Украина, то сейчас — Белоруссия. Причём на этом экспортном лидерстве Минск не зарабатывает, потому что весь экспорт идёт через посредников.
В Крыму нет ни одного белорусского официального торгового представительства. Ни одна белорусская компания — ни частная, ни государственная, в Крыму официально не представлена. Все боятся, работают через каких-то посредников, кого угодно — они и зарабатывают, а не Республика Беларусь.
Удивительная ситуация: здесь (в Минске. — Прим.) говорят, что нужен сбыт продукции, нужны новые рынки. Вот он — крымский рынок, ничего придумывать не надо. Традиционный рынок, где белорусское — синоним знака качества. Только в одном Симферополе порядка 10 магазинов белорусских товаров. Однако происхождение этих товаров формально российское: некие российские компании покупают белорусский товар и спокойно ввозят его в Крым, перепродают и зарабатывают на том, на чём могла бы зарабатывать Белоруссия при прямых поставках.
Второй факт: только в прошлом 2019 году 20% от общего числа иностранных туристов в Крыму составили туристы из Белоруссии. Первое место, естественно, за украинскими туристами — около 60% от общей численности, а каждый пятый турист — белорусский (около 150 тысяч человек).
И здесь, в туротрасли, видна та проблема, с изложением которой мы обратились к президенту : проблема транспортная. Её решение в интересах в первую очередь белорусских туристов, которые издавна считают Крым любимым местом отдыха. Так сложилось в советское время, та же ситуация наблюдалась во времена украинской оккупации, и с этим надо считаться.
Сложность при решении этой проблемы не только логистическая, но и экономическая. Нет из Минска прямых рейсов — ни авиа, ни железнодорожных. Пересадки — это время и финансы, что дискомфортно для туриста. Единственный прямой маршрут из Крыма в Белоруссию — это автобус.
Мы следили за вашим автобусным маршрутом. Всё удачно прошло?
Да. Мы в этот раз опробовали его на себе.
Через знаменитый Крымский мост?
Да, через Крымский мост. Красиво, ярко. Мне было интересно посмотреть, как всё работает и что за окном. Две ночи, 37 часов, самый доступный ценовой сегмент. Автобус ходит часто, каждый день, полный.
Автобус — оптимально для тех, кто не торопится и экономит деньги. Сегодня выезжаем обратно — автобус полон белорусских туристов.
Белорусское государство могло бы зарабатывать на автобусных, авиа‑ и железнодорожных прямых маршрутах. Причём это немаленькие деньги, учитывая рост количества туристов.
Турпоток из Белоруссии растёт?
Я думаю, в этом году Крым посетит более 200 тысяч белорусских туристов. Если бы были ещё прямые маршруты — цифра была бы больше. Причём маршрут Минск —Симферополь стал бы первым международным маршрутом через Крымский мост.
Всё это упирается в непризнание официальным Минском территориальной целостности России после воссоединения?
Видимо, да. Есть у этой проблемы ещё одна сторона: отсутствие консульской помощи белорусским туристам в Крыму. С учётом их количества, а также с учётом количества граждан Белоруссии, которые постоянно проживают в Крыму, проблема консульства очень актуальна.
Сколько же проживает граждан Белоруссии в Крыму?
Белорусская диаспора в Крыму — четвёртая по величине. Самая крупная этническая группа у нас — русские, на втором месте — украинцы, крымские татары и белорусы — на третьем и четвёртом местах соответственно. На полуострове проживает более 176 этносов. В численном выражении белорусов, согласно переписи, 24−25 тысяч — с российскими паспортами. Плюс ещё столько же без российского гражданства.
Без российского гражданства — то есть с белорусскими паспортами?
Преимущественно да. Мы ехали в автобусе сюда — с нами ехали белорусские строители. Они строили объекты на трассе „Таврида“. Однако белорусы много в каких сферах трудоустроены. Это и строительство, и туристический сервис, и ЖКХ. Многие заняты в бизнесе, в том числе открывают своё дело.
Многие переехали из Белоруссии в Крым на ПМЖ. Я лично знаю многих, кто по разным причинам переехал на постоянное проживание в Крым. У одного ребёнок с астмой, у другого — своё здоровье, у третьего — свой бизнес, почти у каждого своя история.
Пик миграции пришёлся на 2014−2015 годы, тогда из Белоруссии приехало очень много на постоянное жительство. Сейчас белорусская диаспора в Крыму насчитывает около 50 тысяч человек.
Если у меньшей части из них российские паспорта, как же они получают консульскую помощь?
Вот в этом и проблема. Поэтому мы и выступили с инициативой открытия белорусского консульства в Крыму. Возникают ведь разные ситуации: у кого-то паспорт утерян, у кого-то по разным причинам нуждается в замене, прочие правовые отношения и вопросы — они ведь требуют участия и решения.
Куда белорусам с этими проблемами обращаться? Ближайшее консульство в Ростове. Однако я не знаю ни одного случая, чтобы там кому-либо хоть как-либо реально помогли. На проблемы белорусов Крыма они реагируют очень вяло.
Структуры Союзного государства также не могут помочь, но это другая история. В итоге граждане Белоруссии вынуждены обращаться за помощью в российские государственные структуры. Помогают, но там отношение к иностранцам другое, чем к гражданам России.
К нам тоже обращаются, но у „Белорусов Крыма“ как у общественной организации весьма ограниченные возможности. У нас другие уставные цели и задачи.
Какие же эти цели и задачи?
Мы сосредоточены на культуре. Наши вопросы — это вопросы нашей истории, языка, культурной работы, воспитания. Мы себя позиционируем как россияне с белорусскими корнями.
Многие ищут свои корни, восстанавливают дальние связи с малой исторической родиной. Вот я, например, не родился в Белоруссии, а моя бабушка — родилась в белорусском селе Брестской области и переехала в Крым ещё в 1961 году.
Признаёт ли официальный Минск белорусскую общину Крыма российской или до сих пор считает украинской?
Он вообще никак не реагирует.
Вы обращались в  Белоруссии? Как-то контактируете с другими государственными структурами?
Мы обращались в Администрацию белорусского президента с инициативами, о которых я уже рассказал: по прямому пассажирскому сообщению и открытия в Крыму белорусского консульства.
Какой ответ получен?
Пока получили лишь промежуточный ответ — письмо спущено в .
После 2014 года белорусское государство забыло о своих ветеранах из Крыма
В прошлые годы министр иностранных дел Белоруссии рассказывал о плотной работе с диаспорами. Выходит, работы этой не было или она внезапно прекратилась конкретно с белоруской диаспорой в Крыму после того, как официальный Минск занял сторону Киева в конфликте с Россией?
Я не так давно на должности руководителя национально-культурной автономии белорусов Крыма. Однако могу сказать, что до 2014 года присутствие Белоруссии на полуострове было заметным.
Взять даже такой типичный пример — поздравления ветеранов на День Победы. До 2014 года поздравления приходили как само собою разумеющиеся. Проводились собрания ветеранских организаций — они до сих пор проводятся, вручались юбилейные медали, звучали слова благодарности. И это было нормально, потому что много белорусов освобождало Крым и много крымчан освобождало Белоруссию в годы Великой Отечественной войны.
Которую Александр Лукашенко уже считает „не нашей“?
Ветераны совсем не виноваты в том, что произошло после 1991 года, после 2014 года. Они сражались с фашизмом и проливали свою кровь, в том числе за освобождение БССР. Элементарные слова благодарности, элементарную форму уважения для них можно было бы изыскать. Ведь раньше это получалось, а в последние годы не наблюдается и близко. Ветеранов это сильно задевает, они не заслужили такого к себе отношения.
Мы слышали, что в Белоруссии будут вручать свою медаль „75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941−1945 годов“. Раньше подобные медали вручались по спискам, их формировали загодя, а для этого обращались в ветеранские организации.
Насколько мне известно, в крымские ветеранские организации никто из белорусских госструктур не обращался. Я не слышал, чтобы за последние годы кто-либо из ветеранов что-то получил из Белоруссии — хотя бы поздравление на какую-нибудь из ветеранских организаций.
Такое отношение как-то связано с событиями 2014 года?
После 2014 года как обрезало. Ни на 70 лет Победы наши ветераны не получили никаких официальных поздравлений от госструктур Белоруссии, ни позже, на 9 мая. Всё идёт к тому, что и 75-летие пройдёт так же.
Политика политикой, но, простите, ветеранов-то можно как-то уважить? Мы этот вопрос поставили. Мы считаем, что только российских официальных поздравлений в данном случае недостаточно.
Белорусские общественные организации знают об этой проблеме. Они выступили с инициативой учредить и вручить нашим ветеранам свои, общественные медали. Однако я считаю, что это будет совсем не то. Общественные медали мы и сами можем изготовить и вручить. Проблема в отношении белорусского государства. Ветеранам что надо-то в их-то годы? Деньги и медали даст им российская сторона, в конце концов. Старикам нужно внимание.
Много в Крыму осталось таких ветеранов?
У меня только по Симферополю список из 25 человек. По всему Крыму ещё, думаю, человек 25 будет. Я говорю именно о тех, кто участвовал в освобождении БССР.
Здесь (в Минске. — Прим.) прекрасно об этой проблеме знают. Они могут запросить эти списки напрямую, через крымское отделение Союза ветеранов России и севастопольское (два субъекта РФ), но почему-то этого не делают.
»Нас чаще приглашают в Женеву и Брюссель, чем в Минск»
Как белорусская община Крыма позиционирует себя в субъекте РФ и за его пределами — в российских регионах, за пределами России?
Всячески пропагандируем белорусскую культуру, поддерживаем её — и в Крыму, и за пределами. И не только культуру — имидж Белоруссии в зарубежье. За рубежом — на площадках ООН, ОБСЕ, других площадках — позиционируем себя как региональную национально-культурную автономию белорусов Крыма. Позавчера выступали в Минске на круглом столе Россотрудничества. Так и проводим общественную дипломатию.
Как эта поддержка культуры происходит в Крыму, например?
Только в Крыму мы проводим три крупных республиканских фестиваля. На День единения народов Белоруссии и России, на День освобождения Минска от гитлеровских захватчиков мы традиционно делаем крупные, яркие представления. Отдельная тема — Максим Богданович, знаменитый белорусский поэт, могила которого находится в Ялте. Кстати, непростая тема с Богдановичем.
На 100-летие со дня смерти поэта мы проводили крупное мероприятие, и к нам от Белоруссии приехали всего три человека — две девочки-корреспондентки от «Радио „Свобода“ и ксёндз. Причём пробирались они через украинскую границу.
Богданович вообще-то был православным, поэтому присутствие представителя костёла выглядело как-то странно. Мы всех приглашали, всем были рады, но такой состав делегации, прибывшей из Белоруссии, нас несколько озадачил. Больше никто не приехал.
Богданович — это чей поэт? Какое государство должно уделить его могиле внимание в первую очередь к 100-летию? Российское государство позаботилось о могилах всех великих поэтов в Крыму. Но почему такое отношение от властей Белоруссии? Я не могу этого понять.
Крым — это и Чехов, и Грибоедов, и многие другие имена, на фоне которых Богданович не в первом ряду. В Белоруссии его имя в авангарде. Мы не видим должного отношения властей Белоруссии к его могиле, к популяризации его имени здесь.
Кстати, мы плотно прорабатываем проект — создать дом-музей Богдановича в Крыму. Мы можем найти возможности решить многие вопросы на месте — проговорить с властями Ялты оргвопросы, найти помещение и финансирование. Однако я убеждён: этот проект должен быть только совместным. Его не должен делать только Крым. Это должен быть проект Союзного государства или двух стран в рамках двусторонних межправсоглашений.
Ещё один проект, по которому мы хотим плотно поработать с белорусской стороной: увековечивание памяти наших земляков, погибших в Крымскую войну. Немногие знают, что в ту войну в Крыму погибло много белорусов. У нас есть мемориальное кладбище героев Крымской войны в Симферополе. Там есть братские могилы Мозырьского полка и Минского полка. смогло идентифицировать людей, похороненных в этих могилах, — порядка тысячи человек. Мы знаем их имена, фамилии и деревни, из которых они были призваны в армию.
Вы проводите такую работу в Крыму — может быть, вас приглашали на мероприятия МИД Белоруссии? Известно, что не первое десятилетие господин Макей уделяет повышенное внимание белорусским диаспорам.
Никто и никогда по линии МИД РБ или других белорусских госструктур меня никуда не приглашал. Года три назад был съезд диаспор, насколько нам известно, и на него приглашали двух человек из Крыма — по каким-то ещё украинским спискам тех лет, до воссоединения. Причём приглашали их не по линии МИД, а через какие-то общественные структуры.
Мы открыты для всех и неоднократно приглашали белорусские делегации, и президента Лукашенко тоже. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
Нас чаще приглашают в Женеву и Брюссель, чем в Минск.
Как минская делегация воспринимает появление белорусской крымской делегации на этих площадках?
Парадоксально. Выступаем в Варшаве на мероприятии ОБСЕ по правам нацменьшинств, в сентябре. Я рассказываю о нас, о белорусах, описываю ситуацию, но никто из белорусской официальной делегации не подошёл и даже не поздоровался. Так мы и составили мнение о том, нужна ли на самом деле официальному Минску работа с диаспорами.
Мы знаем о санкциях, которые украинские власти пытаются применять к иностранцам, посещающим Крым. Может быть, это сдерживает?
На прошлой неделе мы принимали делегацию из Дании — они пишут книгу о „Крымской весне“. Практически каждую неделю кого-то принимаем, или сами проводим какое-то мероприятие, или участвуем на мероприятиях за рубежом, в том числе в .
»Парадокс: одна часть Союзного государства не признаёт другую»
Русская весна или Крымская весна?
Уже общепринятым термином является «Крымская весна». Как и Крымский мост, хотя некоторые его ещё называют Керченским мостом.
Кстати, крымские белорусы очень активно участвовали в «Крымской весне», в подготовке референдума. Много наших ребят простых состояли в ополчении, шли на баррикады. Много белорусов награждено за «Крымскую весну». Я даже не знаю белорусов, которые бы не поддержали её.
После, когда возник вопрос признания Крыма в составе России, многие стали задаваться вопросом: братский народ, братская страна, но что же это за братья, которые никак признать нас не могут? У нас ведь Союзное государство.
Парадоксальная ситуация: одна часть Союзного государства не признаёт другую часть Союзного государства. Это как левая рука одного организма не признаёт правую ногу этого же организма. Нам это абсолютно непонятно, как непонятно и всем крымчанам.
Если мы братский народ — давайте это демонстрировать не на словах, а на деле. Если есть какие-то экономические претензии у белорусской стороны к Российской Федерации — это должны решать президенты. Признание — это камень преткновения, и мы будем об этом говорить постоянно.
Много ли выходцев из Белоруссии добилось особых успехов в Крыму?
Достаточно много. Самый известный сегодня, наверное, адмирал  — начальник Главного штаба российского флота, первый заместитель главнокомандующего ВМФ России. Он у нас долгое время Черноморским флотом командовал. Виталий Курашик — последний руководитель советского Крыма и первый руководитель украинского. Был белорусским послом на Украине, до сих пор живёт у нас в Крыму. Игорь Клоссовский — замечательный крымский писатель, член нашей организации. Пётр Якубук — заслуженный ювелир Украины, прекрасно работает с серебром. Виталий Бартохов — заслуженный работник культуры, душа белорусской общины Крыма (можете так и написать).
Много у нас знаменитых белорусов и сейчас в Крыму живёт, и в прежние века было их немало. Однако особенность ещё с советских времён такая: многие белорусы не ассоциируют себя с белорусами. Они ассоциируют себя с русскими — с белорусскими корнями, или с украинцами — то же самое, с белорусскими корнями. Непростой вопрос.
Да и как нас разделить, триединый народ? Русский с белорусскими корнями — да, со своими особенностями, но не радикально отличающимися. Вот у меня жена — русская украинка. Во многих семьях так, и не все выпячивают свои белорусские или украинские корни.
Что делает официальный Минск для того, чтобы улучшить связи с белорусской общиной Крыма и в целом с субъектом РФ?
Ничего. Вообще ничего не делается. Мы не видим никакого желания Минска налаживать связи. Если бы было это желание — мы бы видели определённые действия через наш МИД. Здесь прекрасный посол — .
Мы готовы принять делегацию любого уровня, обсудить все вопросы. По общественным связям много не сделаешь. Надо убирать политику и во главу угла ставить экономическую ситуацию.
С каких совместных проектов лучше начать народить мосты?
С гуманитарно-патриотических. Близится 75-летие победы в Великой Отечественной войне, и это повод напомнить, сколько крови было пролито и белорусами за освобождение Крыма, и крымчанами за освобождение Белоруссии. Нас многое объединяет, помимо общей трагедии той войны.
Сирийский бизнес заходит в Крым, китайский, но не заходит из Белоруссии, которая нам ближе и понятнее. Крымские порты открыты для белорусской торговли — где ещё такие возможности?
Со времени воссоединения проделана большая работа по развитию инфраструктуры. Построено огромное количество дорог, отгрохали огромный аэропорт, шикарная республиканская больница в Симферополе. Много прочего сделано и уровень жизни значительно вырос.
Если будет принято политическое решение на уровне Республики Беларусь — всё остальное решится. Людям не должно быть хуже. Российская сторона в долгу не останется.
Беседовал Олег Стеклов
Видео дня. Государство выделило банкам более 200 млрд рублей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео