Снос по подозрению 

Снос по подозрению
Фото: Аргументы Недели
Недостроенный жилой дом в Краснодаре требуют снести, потому как администрация Центрального округа предполагает, что это гостиница
Борьба с самостроями в краевом центре приобретает все более причудливые формы. Теперь, оказывается, достаточным основанием для сноса индивидуального жилого дома вполне могу стать предположения муниципальных чиновников.
, отец многодетной семьи, приобрел в Краснодаре небольшой участок земли с недостроенным домом. Но как только он вступил в право владения, был вызван в суд — администрация Центрального округа требует снести «самовольно возведенное строение». Мотивация органа власти: якобы вместо частного дома строится многоэтажная гостиница.
Суд первой инстанции назначил экспертизу, которая не нашла подтверждений претензиям окружной администрации, и законно запретил снос. Однако в апелляции, куда обратились неудовлетворенные истцы, приняли совершенно противоположное решение. Теперь Максиму Ханину остается уповать только на кассацию и надеяться, что до тех пор, пока его дело не рассмотрят уже в этой инстанции, к нему не приедут «борцы с самостроями» на бульдозере.
История, к сожалению, распространенная. В положении без вины виноватых находятся тысячи кубанцев, чья собственность показалась подозрительной даже мелкому клерку из местной администрации. Но в данном случае за ситуацией могут стоять силы, чьи интересы далеки от государственных. Велика вероятность, что именно этот дом стал целью лиц, которые просто хотят его отжать. И если это так, то администрация выступает в роли, надеемся, невольного помощника в этом неправом деле.
Откуда не ждали
— В июне прошлого года я приобрел недостроенный дом на улице 1-я Линия поймы реки Кубань, 167. Деньги на покупку получил в виде ссуды на приобретение жилья, уйдя на пенсию из . Естественно, и дом, и участок предварительно досконально проверили на законность. Юридически объект был кристально чист: никаких ограничений, взысканий, четко прописана категория — индивидуальное жилищное строительство. И к недостроенному зданию претензий тоже не имелось. Сделка в соответствии с законом зарегистрирована, и опять же — ни на одном из этапов ни у кого претензий не было. Так я и моя большая семья стали хозяевами двухэтажной «коробки» на участке в три сотки земли, — комментирует Максим Ханин.
Оставшиеся средства от заслуженной за многие годы службы ссуды Максим собрался уже вкладывать в строительство, чтобы довести дом до ума и переехать в него с семьей, как образовалась неприятная неожиданность. Администрация округа вышла в суд с иском о сносе недостроя.
Как сотрудники Центрального округа в двухэтажной «коробке» обнаружили черты будущего самостроя — высотной гостиницы, — неизвестно. Дело в том, что на данном этапе невозможно сказать о конечном назначении объекта. Это не может сделать никто, включая профильных специалистов, что подтверждено официальной судебной экспертизой. Но, может, у окружных борцов с самостроями существуют собственные критерии оценки или хорошо развита интуиция? А вот что доказано официально: здание не представляет угрозы жизни и здоровью людей. Это, кстати, тоже есть в экспертизе, и зачастую только данной характеристики достаточно, чтобы не сносить даже явные многоэтажные самострои. Но, как сказано выше, не в этом случае.
Первую судебную инстанцию администрация Центрального округа проиграла вчистую. Все их аргументы и предположения разбились о результаты экспертизы и десятки официальных документов, подтверждающих законность строительства жилого дома по ул. 1-я Линия поймы реки Кубань, 167.
Но по недоброй традиции краснодарские муниципалы, похоже, пока не научились признавать свои ошибки и практически всегда идут в апелляцию, если решение их не устраивает. Так произошло и сейчас.
Мотивировочная часть иска осталась такой же. Требования — те же. Доказательства, вернее — их подобие, на прежнем уровне. Казалось бы, стопроцентный проигрыш. Ан нет. Апелляция, игнорируя данные судебной экспертизы и документы, встает на сторону администрации и предписывает недострой снести.
— Мне совершенно непонятна цель, которую преследуют власти, а решение суда так и вовсе повергло в шок. Ни одно из наших доказательств в апелляции не приняли, хотя это официальные документы, выданные государственными структурами! О какой гостинице там вообще может идти речь, если я получил ссуду исключительно на приобретение жилья для своей семьи? Мотивация, конечно, «железная» — сотрудник администрации так считает. На мой взгляд, это форменное беззаконие, — говорит Максим Ханин. — По сути, это решение суда сейчас поставило меня в положение виноватого в том, чего на самом деле нет. Моя невиновность не помешает администрации завтра сюда приехать на бульдозере и все сравнять с землей. Даже если потом в кассационной инстанции мне удастся доказать очевидное — дом строится как индивидуальный, будет поздно. На участке останутся руины. Мне просто непонятно, кому это нужно?
«Удачное» совпадение
«Ищи кому выгодно» — этот принцип известен с древних времен и не утратил актуальности сегодня. Мы, естественно, не имеем права ничего утверждать, поэтому приведем только факты, которые связаны со злополучным земельным участком на улице 1-я Линия поймы реки Кубань, 167.
Если отмотать историю чуть назад, выяснятся очень интересные детали, способные пролить свет на ситуацию, в которой оказался Максим Ханин и его семья.
Итак, четыре года назад этот участок был выставлен на продажу его владельцем. Точнее, на тот момент он был разбит на две равные доли и продавался по отдельности. В результате одну часть приобрел Вадим Архипов, другую купила София.
Спустя время, а точнее в июле 2018 года, София пожелала продать свою долю и предложила ее Вадиму. Мужчину цена устроила, и он согласился.
Обратились к нотариусу, который провел предварительную работу, а затем пригласил продавца и покупателя в назначенный день на сделку.
— Мы встретились с Софией и ее матерью перед кабинетом нотариуса. И там же со мной завели разговор о земле. Только на этот раз меня просили не покупать у них землю, а занять им деньги под залог участка. Мол, мы раскрутимся, выйдем из трудного положения и отдадим с процентами. Если же что-то сорвется, то участок все равно отойдет мне, так как будет составлена расписка. У нас были хорошие отношения с соседями, и я согласился, — вспоминает Вадим Архипов.
Далее, по словам Вадима, когда расписка была составлена и подписана, а деньги переданы, ситуация резко изменилась. Мать хозяйки участка заявила, что передумала брать деньги в долг и согласилась на продажу. Она вернула деньги Архипову, а взамен получила оформленную расписку.
— Я думал, что она ее уничтожит как договаривались, но не проконтролировал, потому что нас сразу вызвали к нотариусу, и там мы оформили договор купли-продажи, — говорит Вадим.
Увеличив свой участок, Архипов решил строиться. Быстро вывел два этажа, но тут кончились деньги. Тогда-то он и решил продать недострой, который в конечном итоге приобрел Максим Ханин. Тут следует еще раз заметить, что никаких претензий на всех этапах строительства и продажи к владельцу объекта не было.
В ноябре прошлого года Октябрьский районный суд Краснодара вынес решение по гражданскому делу, которое нельзя в данном контексте обойти стороной. София выступала истцом к Вадиму Архипову с требованием признать договор купли-продажи недействительным, так как она якобы не продала свой участок, а лишь заложила его в качестве обеспечения долга. В качестве доказательства выступала та самая расписка, которая была составлена в коридоре нотариальной конторы.
— Суду потребовалось несколько заседаний, чтобы установить истину, — комментирует Антон Шевеленко, представляющий интересы Архипова. — Истцы постоянно меняли свои показания, приводили какие-то зыбкие доводы и даже не смогли предоставить оригинал расписки. Суд абсолютно законно отказал им в требованиях, но они подали апелляционную жалобу. Так что ждем.
За деревьями леса не видно
Какое удивительное стечение обстоятельств. На протяжении нескольких лет строится индивидуальный дом на участке, который для этого и предназначен и к нему нет никаких претензий. Строение совершенно законно покупает отец многодетного семейства на честно заслуженные деньги. Все прекрасно.
А потом — раз и практически одновременно за объект начинают судиться сразу два истца, один из которых всемогущая администрация. Притом заметим, на участке возведен всего лишь двухэтажный недостроенный дом, а не многометровая «свечка» самостроя. Откуда у администрации такое рвение снести? И почему именно в этот момент всплывает расписка о займе, которого, как доказал суд, не было? А не похоже ли это на мошенничество? Это вопрос к компетентным органам.
Ситуация с коронавирусом сказалась и на этом деле. Суды приостановили работу, процесс затягивается. А значит, есть время подумать, в том числе и представителям власти, о том, кому они служат.
Видео дня. Россияне потратили 22,5 млрд рублей на отдых в новогодние праздники
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео