Ещё

Le Point (Франция): бывшим акционерам ЮКОСа еще далеко до победы 

Le Point (Франция): бывшим акционерам ЮКОСа еще далеко до победы
Фото: ИноСМИ
Две марки водки. После 15 лет судебных баталий акционеры бывшей получили скромное вознаграждение: арест двух государственных брендов российской водки («Столичная» и «Московская») в Нидерландах, Бельгии и Люксембурге. Сомнительная причина для радости.
Как бы то ни было, в теории они должны получить колоссальные деньги: 50 миллиардов долларов и еще 7 миллиардов по набежавшим процентам. Эта сумма причитается пяти компаниям, пяти бывшим партнерам экс-магната , который сейчас укрывается в Лондоне. Небольшой группе удалось добиться рекордной компенсации за «незаконную экспроприацию» ЮКОСа, некогда главной нефтекомпании страны: в феврале Апелляционный суд Гааги, наконец, признал их правоту и подтвердил озвученное в 2014 году арбитражное решение. Время откупоривать шампанское?
Не так быстро. В середине мая Москва пошла в контратаку и решила вынести дело на рассмотрение Верховного суда Нидерландов. «Это означает полтора-два года дополнительных процедур, — признает адвокат бывших акционеров Эммануэль Гайяр (Emmanuel Gaillard). — Но мы сможем возобновить операции по аресту российского имущества в разных странах».
Юридическое истощение
Потому что Россия, без сомнения, откажется платить. Тем более по счету, который достигает 20% ее бюджета. В качестве защиты она даже намеревается ввести принцип превосходства национального законодательства над международным в новом проекте конституции.
Дело уходит корнями в начало 2000-х годов. тогда только пришел к власти и намеревался приструнить финансировавших оппозицию олигархов. В их числе был Михаил Ходорковский, владелец компании ЮКОС, которая была приобретена за копейки в ходе сомнительных приватизаций ельцинской эры. Ходорковский развернул бурную деятельность, нанял иностранных менеджеров, модернизировал месторождения, стремился вывести предприятие на западные стандарты. В скором времени компания обеспечивала 20% всей российской добычи, а ее стоимость оценивалась в 30 миллиардов долларов. ЮКОС вызывал большой интерес. Американские и Chevron вели переговоры о приобретении значительной доли капитала. Путин увидел угрозу. Тем более что олигарх продолжил раздавать пухлые конверты, чтобы заручиться расположением депутатов . На встрече с Путиным в 2003 году Ходорковский выступил с критикой коррумпированности режима. В ответ Путин поинтересовался, в порядке ли у того с налогами. Это стало началом проблем. Ходорковского задержали и признали виновным по итогам напоминавшего сталинские времена процесса. Всего он провел 10 лет в сибирской колонии. ЮКОС же перестал существовать: он был разделен на части и поглощен , которой руководил бывший путинский секретарь .
Ходорковский продал свою долю бывшим партнерам, которые объединились в холдинге GML. Именно они стали участниками нынешней юридической саги. Главный из них, , живет в Израиле с 2003 года и одно время входил в число 100 богатейших людей в мире.
Как бы то ни было, пока что никто из них так и не увидел своих денег. Москва пользуется всеми средствами, чтобы истощить их. В частности, она оспаривает каждое судебное решение. В апреле 2016 года российской стороне даже удалось добиться отмены арбитражного решения.
Дипломатическое давление
Кроме того, она активно действует и в другой сфере, пытаясь в частности предотвратить арест активов, на который есть право у акционеров GML. Примером тому стала Франция. Там было подано порядка 200 заявок на арест активов РФ, в том числе на набережной Бранли в Париже, российских активов канала «Евроньюс» и акций оператора . Это не говоря уже о выплатах . Всего речь шла о 800 миллионах евро. Безрезультатно.
Дипломатическое давление, угрозы ответных мер против работающих в России французских предприятий… У Москвы получается затянуть дело. В том числе в случае запросов на арест парижской недвижимости. Российские служащие сразу же вешают табличку о принадлежности к посольству страны, что делает ее неприкосновенной.
Французский парламент тоже играет на руку Москве. В частности он изменил закон Сапена, усложнив исполнительные меры по аресту имущества иностранного государства. Акционеры GML сложили оружие и отказались в 2017 году от операций во Франции. «Мы решили направить все силы на восстановление арбитражного решения. В противном случае было трудно убедить государства пойти против России», — говорит адвокат Эммануэль Гайяр.
Им это удалось. Теперь бывшие акционеры ЮКОСа могут в теории запустить процедуры ареста в 158 странах. Они уже потратили на адвокатов от 100 до 200 миллионов долларов и, по их словам, готовы начать новый юридический марафон. Даже если для этого придется брать алкогольные бренды…
Видео дня. Где в Москве найти самое дешевое съемное жилье
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео