Дмитрий Потапенко: Голода не будет, но… 

Дмитрий Потапенко: Голода не будет, но…
Фото: ИД "Собеседник"
На днях Генсек заявил, что сегодня нехватку в продуктах питания, связанную с пандемией, испытывают порядка 820 млн человек во всем мире. В Европе тоже волнуются: из-за карантина не стало сезонных рабочих, которых там обычно нанимают на уборку… А что у нас? Стоит ли опасаться пустых полок?
Начнем с базового: голода не будет. Проблема XXI века — недоступность продовольствия для определенной группы лиц. И это связано с низкими доходами, а не с недостатком товаров: производственные мощности работают хорошо.
// Global Look Press
Дефицит ряда групп товаров наблюдается уже с момента объявления первых карантинных мер в Китае. Нравится это кому-то или нет, но Китай — это мировая фабрика: прямо или косвенно китайские ингредиенты присутствуют везде.
И если вы посмотрите на ретейл​ как на очень важный показатель… Мы, как известно, ненавидим ретейл и всегда стараемся запинать его ногами, но пинать термометр — последнее дело: в итоге ты просто не узнаешь температуру. Так вот, ретейл объявлял, что изменяются условия привлечения поставщиков. Потому что зачастую в матрицу были заведены поставщики, которые не в состоянии обеспечить бесперебойность товара… Это, конечно, ухудшает качество обслуживания покупателей, но хоть как-то наполняет полки.
В общем, по результатам этого года мы скорей всего увидим сокращение площадей — в первую очередь по гипермаркетам. На мой взгляд, их сейчас спокойно можно резать минимум на треть: их площади попросту нечем физически заполнять. Такая же ситуация с торговыми центрами.
Разрыв этой тонкой ткани товаропроводящих колец произошел во всем мире, в том числе и в России. Продовольственная безопасность возможна только в рамках международной кооперации. Никакая страна ни при каких обстоятельствах не может считать себя безопасной гаванью, потому что она якобы что-то импортозаместила.
По большому счету мы ничего импортозаместить не можем. Ведь ключевым вопросом тут являются не промежуточные звенья, а технологии. Мы, конечно, можем завезти иностранное оборудование (что мы, собственно говоря, успешно делаем), иностранные семена — и после этого говорить, что мы что-то здесь производим.
Открою страшную тайну: астраханский арбуз — не астраханский. Причина простая: семена-то голландские. Это вам может не очень нравиться, но мы в состоянии обеспечить себя семенным фондом максимум на 20% по арбузам. И такое положение практически во всех отраслях.
К слову, то обстоятельство, что товар будет занимать меньше места в линейке ассортимента, а издержки на его производство при этом будут увеличиваться, неизбежно отразится на цене, рост которой может составить до 30%.
А поскольку экономикой у нас стараются управлять исключительно дубьем, то, как обычно, думаю, будут принимать героические меры — расследования, посадки и пр. Хотя есть и экономические методы, а именно — заняться массированным производством с огромными преференциями для дефицитнейших товаров…
Дмирий Потапенко, ​ предприниматель
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №22-2020 под заголовком «Голода не будет, но…».
Видео дня. В РФ запустят программу льготной ипотеки на частные дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео