dom.lenta.ru 25 декабря 2017

Они смогли, и ты сможешь

Фото: globallookpress.com
В уходящем году на российском рынке недвижимости было установлено сразу несколько рекордов, главным из которых стал беспрецедентный рост объемов ипотечного кредитования. К декабрю граждане оформили более 800 тысяч кредитов на жилье, а средневзвешенная ставка по ипотеке упала до исторического минимума в 11 процентов.
Официальную радужную статистику слегка портят личные впечатления россиян о жилищных условиях в стране: как показал опрос, проведенный «Домом» в середине декабря, 83 процента респондентов хотели бы иметь более комфортное жилье, 73 процента не обрели лучших стен в 2017-м, для пяти процентов квартирный вопрос стал еще острее. 86 процентов в течение года не покупали никакой недвижимости.
И все же квартирные победы были, и немалые. «Дом» собрал самые вдохновляющие истории обычных людей, которым 2017-й навсегда запомнится как год, когда они обрели долгожданную крышу над головой, переехали туда, куда давно мечтали, и решили другие жилищные проблемы.
Алина, 39 лет, Подольск:
«В Москву я приехала вместе со своим теперь уже бывшим мужем 16 лет назад из Минеральных Вод. Устроилась на работу администратором одного офиса, потом другого, третьего. Муж пытался торговать, но через три года сбежал обратно — московская жизнь ему не понравилась. Оставил одну с новорожденной дочкой. Я вызвала к себе папу, сама очень быстро вернулась на работу. Других вариантов не было. Жилье снимали все это время, разные квартиры — в Южном Бутово, потом на севере, в Химках, в Реутове. Ничего плохого в них не было, кроме того, что все они были не мои. В последней меня залили, пришлось выбросить половину вещей.
Откладывать часть зарплаты, чтобы купить квартиру, я начала два года назад. Не голодала, но кое-какие расходы пришлось, конечно, урезать. Фактически все накопленное ушло на ремонт, а первый взнос по ипотеке мы внесли, продав папину квартиру в Минводах. Взяли «двушку» в новостройке в Подольске. Отремонтировались за два месяца, то есть очень быстро. Долго снимать жилье и одновременно выплачивать ипотеку я не могла, поэтому буквально стояла над душой у ребят, которые делали ремонт.
Сейчас мы уже обжились, дочку я перевела в новую школу прямо около дома. Папа вроде бы доволен, я тоже. До работы добираться, правда, долго. Но я же не собираюсь вечно жить в Подольске. Просто надо с чего-то начинать».
Егор, 27 лет, Санкт-Петербург:
«Я в этом году наконец-то воплотил в жизнь свою давнюю мечту о переезде в Петербург. Сейчас жалею, что раньше не решался. Все меня что-то держало — то работа, то жена, то родители. Ну и некогда было этим заниматься. А весной получился большой перерыв, я ушел из фирмы, где трудился много лет. Забил на все. Полтора месяца ездил один по Европе, прочищал мозги. Вернулся, ушел от жены. Разводиться не пришлось, потому что официально мы брак не регистрировали. Попросил освободить квартиру — она ведь моя. Ну, не давил, жил у родителей, пока Лена искала другое жилье. В конце сентября московскую квартиру продал. Дешевле, чем хотелось, зато быстро. За трехкомнатную в не лучшей, скажем, части Пресненского района дали столько, что хватило на бывшую коммуналку в центре любимого Питера. Машину тоже продал, не нужна она мне. Зато теперь у меня есть старинный камин. Я его потихоньку реставрирую. С работой вопрос тоже практически решил: сотрудничаю с одной местной конторой и со старыми московскими ребятами. Счастлив. В Москву не вернусь».
Юлия, 37 лет, Подмосковье:
Юлия купила квартиру в подмосковной новостройке весной и поначалу заселилась прямо в «бетон», но вскоре практически переехала в офис. Ее историю «Дом» публиковал в июне. «Все у меня нормально, ремонт не доделан, но депрессия прошла, — говорит Юля. — В офисе больше не ночую. За последнее время разве что пару раз, но это не из-за ремонта, просто завал — если рабочий день заканчивается к полуночи, смысла ездить туда-сюда нет. И лифт у нас запустили, и горячую воду вроде бы перестали отключать. Соседей стало побольше. Конечно, многие еще ремонтируются, часть квартир так и стоят пустыми. Но в доме уже не так мертво, как раньше. А вообще меня отпустило после того, как я несколько раз поругалась с узбеками, которые этажом выше активно делают ремонт и не менее активно бухают и веселятся. Полицию вызывала, орала — выпустила пар. Мама ко мне приезжала, почти месяц жила, как-то одомашнила все. В общем, дел еще невпроворот, денег нет, но я справляюсь. Ну, а как иначе?»
Игорь, 58 лет, Ларнака, Кипр:
«Я в этом году вышел на неофициальную пенсию и почти сразу уехал на Кипр. То есть реализовал идею, возникшую еще в 1990-х. Не хочу свои лучшие годы (а они лучшие, потому что беспечные) проводить в московских пробках, холоде и серости. Хватит уже. Выбирал между Кипром и Албанией, но албанцы при личном общении как-то не впечатлили, хотя жилье и жизнь в целом там дешевле. Зато в Ларнаке весело, везде родная речь, а погода отличная. Своего жилья здесь пока не купил, выбираю, присматриваюсь. Сдал московскую «двушку», снял небольшие апартаменты у пляжа Финикудес — это в самом центре города. Каждый день бегаю вдоль моря. У нас сейчас 20 градусов, в Москве, как мне пишут, минус и грязь. Буду пытаться получить вид на жительство. Пока у меня обычная виза, поэтому на Кипре я могу жить только 180 дней в году, остальное время надо проводить где-то еще. В январе вернусь в Москву, буду продавать квартиру и заниматься документами. Может, и сына сагитирую на переезд. Родину люблю, но да — комфорт дороже. И потом, я не очень доволен тем, что в стране происходит. Как и многие, наверное. А бороться не могу, нет ни сил, ни особого желания».
Мария и Сергей, 31 год, Москва:
«Мы теперь образцовая московская семья: у нас ребенок, работа и ипотека, — рассказывает Маша. — Взяли квартиру в старом доме около "Тульской". Первый этаж, но высокий. Мы честно не планировали покупать "вторичку", потому что сейчас проще и дешевле новую квартиру купить. Но продавали знакомые и по хорошей цене. Родители помогли деньгами. Мы им все отдадим! А вообще нас, конечно, сильно перелопатило за последние годы. Мы раньше думали, что своя квартира не нужна — сейчас же все снимают. Но что-то такое потихоньку менялось на уровне подсознания… Постарели (смеется). Или просто устали».
«Я хочу дать совет ребятам вроде нас, — продолжает Сергей. — Начинайте пораньше деньги откладывать, не надо ждать до 30, как мы. Ну, пусть вы сейчас думаете, что не будете жилье покупать. Откладывайте просто так, чтобы было. Потому что это жизнь, обстоятельства меняются. Захотите квартиру — а у вас уже лежит какая-то сумма на счету. Не захотите — потратите на путешествия, на что-то еще. Найдете куда. Мы бы без родителей, конечно, не справились. Хотя ипотеку сейчас выплачиваем сами».
Виктор, 27 лет, Москва:
«Моя квартирная война (история Виктора была опубликована в июне 2017-го — прим. «Дома»), можно сказать, закончилась. После публикации — по вашей, видимо, наводке — со мной связались журналисты одного федерального телеканала, предлагали снять сюжет обо всей этой катавасии. Я отказался — не хотел усугублять ситуацию, плюс мои враги, соседи то есть, тогда были на даче. К сентябрю вернулись, начался новый виток травли. Причем у меня создавалось впечатление, что войну они продолжают по инерции — квартира им уже и не нужна, нужен драйв. Тогда я распечатал вашу статью и письмо от тележурналистов, бросил им в почтовый ящик и приписку зеленым маркером сделал: "Съемки в понедельник". Все — после этого они стухли. Даже вещи из общего коридора убрали. О дружбе и нормальном человеческом общении, конечно, и речи быть не может, но соседка даже иногда стала здороваться — кивком. Это прогресс! Муж ее по-прежнему ходит эдаким товарищем Сталиным. Но удалить меня из соседей, кажется, уже не пытается. А может, просто затаился».
Комментарии
Читайте также
Из воздуха. В Москве стало больше несуществующих квартир
1
Московская элитная недвижимость упала в цене
Абрамович построит «дворец» в Нью-Йорке
Ввод жилья в России снизился
Последние новости
Владельцы особняков на Рублевке продадут их за полцены
Названы российские мегаполисы с самым доступным жильем
Опубликован предварительный список подлежащих сносу московских хрущевок