Возвращение на Кипр. Недвижимость на острове скупают россияне 

Осенью прошлого года принимал в Кремле президента Кипра Никоса Анастадиадиса, переговоры, как сообщила пресс-служба, прошли обстоятельно и конструктивно. В октябре миллиардер выделил Кипру €8,2 млн на строительство нового технологического университета. Один из крупнейших застройщиков на Кипре принадлежит молодому бизнесмену из России, малоизвестному на родине. Складывается впечатление, что отношения наших сограждан с островным государством в Средиземном море переживают ренессанс.
Кипр много значит для меня. Я прожила там несколько лет, там сделала первые шаги, изучая рынок недвижимости. В 90-е годы в сравнительно недорогой и доступный Лимассол с его волшебным климатом из России уезжало так много людей, что он стал практически русским городом. Потом из-за удачной системы налогообложения Кипр начал ассоциироваться у российских бизнесменов с понятием «офшор».
На остров летали юристы, чтобы заключать сделки, в одном и том же неприметном доме в том же Лимасоле могли быть зарегистрированы холдинговые компании разных бизнесменов, владеющих миллиардными активами. Позже Кипр превратился в любимое место жительства для российских программистов, однако в последнее время мы замечаем, что российские миллионеры из других сфер тоже внимательно присматриваются к недвижимости на Кипре.
На первый взгляд, это странно, ведь последние 10 лет были для острова не самыми легкими. После кризиса на рынке недвижимости 2008-2009 годов грянул банковский кризис 2012 года. В результате кипрские суды увязли в баталиях между банкирами, девелоперами и конечными покупателями жилья.
Правительству даже пришлось издать в 2014 году специальный «Закон попавших в ловушку покупателей», чтобы защитить интересы тех, кто отдал свои деньги застройщику, но не смог получить право собственности на квартиру из-за его банкротства (закон, кстати, сработал, к 2018 году «обманутых дольщиков» на острове почти не осталось).
Я считаю, что для вновь обретенного оптимизма инвесторов есть основания. Один из важнейших индикаторов бизнес-активности вообще и рынка недвижимости в частности — количество разрешений на строительство, выданных местными и региональными властями. Во времена «золотого века» Кипра, в середине двухтысячных, застройщики запрашивали и получали по 9000-9500 разрешений в год. Потом количество этих разрешений рухнуло больше, чем вдвое, активность бизнеса замерла и только в 2016 году начала постепенно восстанавливаться. В 2017 году процесс набрал обороты: в январе-октябре власти выпустили 4817 разрешений (по сравнению с 4 350 за тот же период годом ранее). Более того, количество жилых единиц, которые девелоперы собираются построить в новых домах, выросло почти на 36%.
Я уверена, что мы присутствуем при важном событии: глобальном изменении рыночного тренда. Есть и другие признаки. По данным официальной статистики, опубликованной в конце 2017 года, впервые после семилетнего падения и стагнации цены выросли — в целом по острову на 1,5%, а в Лимассоле, например, — сразу на 3,8%. Но это еще не все. Как и в России, чем выше стадия готовности дома, тем выше в нем цены. Этот рост в течение года официальная статистика «ухватить» не может, но в частных беседах девелоперы рассказывают, что из-за ажиотажного спроса об