Ещё

По делу Мязитова допросили действующего главу СОФЖИ 

Напомним, Мязитову вменяют два эпизода злоупотребления полномочиями и мошенничество. По версии следствия, он причастен к махинациям с субсидиями на подготовку к застройке площадки бывшего военного городка № 94 в Кировском районе Самары; к покупке СОФЖИ по завышенной стоимости земель бывшего завода клапанов на ул. Кутякова в областной столице и выводу в частную собственность участка Прибрежного парка в Автозаводском районе Тольятти.
Сергей Кандаков проходит по уголовному делу как представитель потерпевшей стороны. По его словам, в январе 2015 г. СОФЖИ в лице Мязитова и  в лице Евгения Вагнера (также проходит обвиняемым по уголовному делу — прим. Волга Ньюс) заключили договор подряда о сносе 38 объектов бывшего военного городка № 94 на Московском шоссе. Сумма договора составила 1,8 млн рублей.
Уже 31 января 2015 г. работы были выполнены и фонд полностью оплатил их. После этого снесенные объекты сняли с кадастрового учета.
А 19 февраля 2015 г. СОФЖИ заключил с  договор аренды этого участка. В июле того же года фонд заключил договор на разработку проекта планировки территории. В документации было указано, что площадка свободна от застройки.
Однако в июне 2015 г. между СОФЖИ и «Евроальянсом» появилось дополнительное соглашение к договору, которым сроки окончания работ переносили на сентябрь 2015 г., а их стоимость увеличили до 62,5 млн рублей. Они были выплачены после того, как в сентябре стороны подписали акт приемки выполненных работ. Фонду эти средства возместили из бюджета.
По словам Кандакова, 22 сентября 2015 г. был заключен договор на сумму около 120 тыс. руб. с компанией «Рекона» на доработку проекта демонтажа. В нем фигурировали 17 зданий и сооружений без указания кадастровых номеров.
"Никто не знает потому, что здесь нумерации нет. Какие-то 17 зданий, а какие…" — ответил Кандаков на вопрос прокурора, были ли это уже снесенные объекты. Он добавил, что все документы свидетельствуют о том, что участок был свободен от объектов недвижимости.
По поводу завода клапанов Кандаков пояснил, что 28 сентября 2015 г. минстрой и СОФЖИ заключили договор купли-продажи площадки под ним общей площадью 2,7 га на сумму 200 млн рублей.
"В этом договоре земельный участок оценивался в 150 млн рублей, а остальное — это объекты недвижимости, которые и сейчас там размещены, — сообщил Кандаков. — Но на момент заключения договора оценку рыночной стоимости никто не делал. И примерно через 20 дней был заключен договор с Институтом оценки и управления на оценку этого земельного участка. В соответствии с заключением оценщиков, стоимость участка составляла уже 89 млн рублей. Соответственно эта разница является ключевой, в связи с тем что условия договора не соответствовали интересам фонда".
Отвечая на вопрос прокурора о том, что нужно было сделать, когда выяснилась реальная рыночная стоимость этого объекта, Кандаков сразу уточнил, что может говорить только о себе. «Из своего опыта и правил главного оборота, при такой сумме сделки, я бы в любом случае перестраховался и выполнил бы наверное оценку, — пояснял нынешний директор СОФЖИ. — В этом случае проще было бы Мязитову противостоять и членам попечительского совета, и правлению, которые согласовали для него условия».
По его словам, уже после того, как обнаружилось такое расхождение в стоимости, как минимум, нужно было обращаться в суд, чтобы оспорить сделку.
Гособвинитель поинтересовался, была ли полностью оплачена сумма 200 млн рублей.
"Да, полностью оплачена, — пояснял Кандаков. — Там было использование собственных средств и заемных средств. На обеспечение погашения обязательств кредита потрачено 11 миллионов. В общем, цена выросла до 211 млн рублей. Это обслуживание и процент по кредиту".
Также исполнительный директор СОФЖИ пояснил, что сейчас участок не используется и приносит только убытки.
"Я так понимаю, что его приобретали исключительно для цели строительства стадиона на стрелке рек, — рассуждал Кандаков. — Но проект не был реализован. Сейчас ничего там не производится. Работает только фильтровочно-насосная станция (), которую отключить, продать или снести нельзя. Ее нужно обслуживать, чем мы и занимается — тратим по 120 тыс. руб. в месяц, при условии, что там нет аварий. Если есть аварии, стоимость возрастает в разы. Фонд вложил туда необходимые средства на реконструкцию. Я думаю, что на момент подписания договора должны были знать об этом, а мы получили кота в мешке".
Не менее интересной оказалась ситуация с получением СОФЖИ 62 га земли в Автозаводском районе Тольятти. Это участок принадлежал администрации города и был передан фонду на безвозмездной основе. Затем фонд передал его в уставной капитал ООО «Прибрежный парк», где учредителями выступали СОФЖИ, ООО «РосРазвитие Сибирь» и «Сибирское песчаное карьероуправление» (СПК).
Затем «Прибрежный парк» за 140 млн руб. арендовал пять земельных участков у ООО «РосРазвитие Сибирь» и еще за 79 млн руб. — четыре земельных участка у «СПК». Причем первоначально стоимость их аренды оценивалась в 889 тыс. рублей.
"В результате передачи прав аренды образовался некий долг, который совпал с суммой в 219 млн рублей. Поэтому на собрании участников было предложено рассмотреть возможность о проведении взаимозачетов. И вместо того, чтобы эти две организации оплатили свои доли в ООО «Прибрежный парк», они получили долю, которая в 200 с лишним раз больше стоимости, которую они заплатили за права аренды этих участков", — пояснил Кандаков.
По его словам, эти действия не были согласованы с правлением, а на его взгляд, должны были.
"Эта тема поднималась исключительно Мязитовым", — заявил директор СОФЖИ.
По словам Сергея Кандакова, он поддерживает гражданские иски на 150 и 219 млн руб. в рамках уголовного дела. При этом он добавил, что по проведенной оценке реальная стоимость участка достигает 668 млн рублей.
Во время заседания участники процесса задали Кандакову немало вопросов. Так, сам Мязитов поинтересовался, почему в материалы проверки не попал протокол заседания попечительского совета СОФЖИ по вопросу покупки земельного участка на ул. Кутякова. На это руководитель фонда сообщил, что документы изымали , и они взяли то, что хотели.
Также Мязитов уточнил, собирался ли попечительский совет по теме «Прибрежного парка». На что Кандаков ответил утвердительно. Мязитов же отметил, что протокола этого заседания тоже нет в деле.
"В материалах дела эти два протокола отсутствуют. Мы просили у вас копии. Их не оказалось", — заявил подсудимый.
Процесс по этому уголовному делу продолжается. Следующее заседание назначено на 3 марта.
Видео дня. Составлен рейтинг наследников российских миллиардеров
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео