Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

В Курской области признали пристройку к бане пригодной для жилья семьи с 5 детьми

В помещении нет воды, канализации и газа, стены в трещинах, а печь нельзя использовать

В Курской области признали пристройку к бане пригодной для жилья семьи с 5 детьми
Фото: Курские известияКурские известия

О проблеме семьи из Суджи в августе 2018 года заявили активисты ОНФ. Через три месяца после этого они сообщили о временном решении проблемы и показали СМИ съёмное жилье, куда на зиму переехала Виктория Трухина с мужем и детьми. «Фронтовики» говорили, что вместе с властями добьются получения для семьи постоянного жилья и держат ситуацию на контроле. На этом помощь закончилась. «Курские известия» попытались выяснить, почему хорошее дело не довели до конца.

Видео дня

Забрали трёх детей

Виктории Трухиной 35 лет. Родилась в Рязанской области. С матерью переехала в Суджу. Здесь им дали временное муниципальное жильё – пристройку в здании бывшей бани. Газа, канализации, водоснабжения в ней не было. Зато в нескольких метрах от дома находилась река, где можно было искупаться и постирать.

Мать Виктории стояла на очереди на улучшение жилья, но умерла, так и не дождавшись новой квартиры.

Виктория вышла замуж и жила здесь с супругом и тремя детьми. По её словам, в 2009 году после пожара в доме сына и двух дочерей у неё забрали.

Сотрудники опеки предложили на 6 месяцев поместить детей на Пучковку в курский Дом ребёнка. Женщина согласилась. Потом её ограничили в родительских правах.

– Дети у меня всегда были накормленные, сытые. В администрации говорили, что нет условий для детей, они разнополые, комнаты должны быть отдельные. Считаю, что их забрали из-за плохих жилищных условий, – говорит женщина.

По словам Виктории, она не знала, что должна платить алименты на время ограничения родительских прав. Через полгода долг стал одним из доводов администрации Суджанского района в суде о лишении её родительских прав.

В администрации района «КИ» рассказали, что Виктория в то время якобы вела асоциальный образ жизни и изъять детей было необходимо. По словам чиновников, после этого случая женщина исправилась. Сейчас претензий к ней у опеки нет.

Виктория рассказала «Курским известиям», что с одним из мужей не сошлась характерами, другой скончался. У неё родились ещё двое детей, с которыми она и жила, пока 8 лет назад не встретила уроженца Украины Романа Яценко. В их браке родились ещё три ребёнка.

Семья жила в той самой пристройке без удобств площадью около 20 кв. м.

Стены в помещении стали трескаться и покрылись плесенью. Специалисты признали, что печь непригодна для эксплуатации.

Жить можно или нельзя?

Виктория просила предоставить ей другое муниципальное жильё. По словам женщины, местные чиновники предлагали неподходящие по площади и состоянию комнаты. Тогда она написала письмо президенту . 17 апреля 2017 года дом обследовала областная комиссия.

– На момент проверки установлено, что жилое помещение находится в неудовлетворительном состоянии для проживания, – сообщили Виктории сотрудники комитета ЖКХ и ТЭК Курской области.

Госжилинспекция направила в администрацию Суджи заключение по признанию помещения непригодным для проживания, аварийным, подлежащим сносу или реконструкции.

После визита областной комиссии была создана городская. Местные чиновники в январе 2018 года отметили, что износ основных конструкций – 46 процентов. По мнению комиссии, помещение пригодно для постоянного проживания и нужно провести капитальный ремонт здания.

В бой идут «фронтовики»

В августе 2018 года за решение проблемы взялись активисты регионального отделения ОНФ.

– Семья Виктории Трухиной и Романа Яценко с пятью детьми – единственная многодетная в Судже, – написали в пресс-релизе активисты. – Их жильё общей площадью около 20 кв. м без центрального газо- и водоснабжения. Дом признан непригодным для проживания. Руководство администрации Суджи при этом направляло в администрацию области позитивные отчёты о том, как много помогает многодетной семье. Активисты ОНФ выяснили, что информация не соответствует действительности, и вмешались в ситуацию. Жизнь в стеснённых условиях, которые противоречат нормам Жилищного кодекса РФ, ставит под угрозу целостность семьи.

По информации ОНФ, Виктория стояла в очереди на улучшение жилья под номером 91. Администрация Суджи предлагала семье переехать в часть бывшей гостиницы, переоборудованной из коврово-ткацкого цеха. Супруги отказались из-за состояния здания.

В ОНФ заявили, что зимой дети могли замёрзнуть в холодном доме.

Чиновники предлагали Трухиной получить земельный участок под ИЖС для многодетных семей, приватизировать имеющееся жильё и за счёт маткапитала пристроить новые «квадраты», получить областную субсидию на первый ипотечный взнос, на которую могут претендовать многодетные. Однако супруги от этих вариантов отказались из-за отсутствия денег.

Стоит отметить, что сложное материальное положение семьи связано в том числе и с алиментами, которые Виктория обязана платить на троих детей, которых у неё забрали.

В ноябре 2018 года в ОНФ заявили, что помогли семье из Суджи получить новое тёплое жильё. В съёмной квартире площадью более 40 кв. м есть горячая вода, газ и санузел. Появилась комната для старшей дочери, школьницы Алины, у которой теперь есть место, где делать уроки и отдыхать.

– Вместе с мэром Суджи удалось найти компромиссный вариант: они переехали во временный, но гораздо более удобный дом в центре города. Сегодня у нас есть решение на зимний период. Семья переехала из нежилого помещения в человеческие условия. В дальнейшем мы найдём возможности, чтобы в этой семье появилось собственное жильё, – говорил журналистам в 2018 году сопредседатель регионального штаба ОНФ в Курской области Геннадий Баев.

Что изменилось

В марте 2020 года Виктория Трухина рассказала корреспонденту «Курских известий», что постоянного жилья нужной площади семья так и не получила. Из-за этого женщина не может претендовать на восстановление родительских прав в отношении детей, которых забрали.

По её словам, у мужа зарплата небольшая. Он работает вахтовым методом. Она должна по алиментам около 70 тысяч рублей. Никаких льгот и выплат на детей она не получает, так как они не приёмные. Виктория уверяет, что в Судже не может найти даже работу уборщицы на неполный день.

– Нам обещали в ОНФ, что будут ситуацию контролировать. Доведут дело до конца. Но второй год ничего не изменяется. Приходим в администрацию, нам мэр Владимир Ильич говорит: «Где ваши заступники в белых воротничках?» – говорит Виктория Трухина. – Мы сейчас живём на устном договоре. В квартире, которая нам не принадлежит. Может, сегодня-завтра появятся владельцы и скажут: «Извините, освободите». Что нам тогда делать? На улицу идти?

Разбирается СК

Виктория Трухина обратилась в , чтобы проверить, почему рекомендации областной комиссии не учли в городе. Как рассказал «Курским известиям» депутат Представительного Собрания Суджанского района Александр Крамаренко, который занимается проблемами семьи, сейчас ведомство повторно разбирается в ситуации.

– В первый раз была отписка. В то время следователи не затребовали данные из комитета ЖКХ, не запросили у администрации информацию, сколько средств пошло на ремонт квартиры. Поверхностно было следствие проведено. Сейчас, как мне доложил следователь, разбирательство возобновлено, – пояснил .

Со слов депутата, семье должны дать жильё площадью больше 150 кв. м. В администрации Суджи заявляют, что такого помещения в жилфонде нет.

– На самом деле такое помещение есть – бывший детский садик, там подведены коммуникации, – говорит Крамаренко. – Также программа сейчас есть президентская «Переселение многодетных семей из аварийного жилья».

Депутат уверяет, что съёмную квартиру на зиму в 2018 году, где сейчас живёт семья, искал он с товарищем, активистом ОНФ Владимиром Неспоренко.

Как рассказал Крамаренко, власти грозят решить проблему кардинальным образом – забрать всех детей.

– Мне говорит прокурор: «Куда она столько рожала?». Но это вопрос неправильный. У нас социальное государство. Владимир Путин говорит: «Рожайте!». А на местах чиновники не обеспечивают многодетные семьи. ОНФ бурную деятельность тут развили. Баев приезжал несколько раз. Клятвенно обещал, что доведёт эту семью до вручения ключей и переселения в постоянное жильё. Мы воспаряли духом. Думали, что проблема наконец решится. Но увы. Попиарились и забыли, – считает Александр Крамаренко.

P. S. В администрации Суджи обещали прислать подробный ответ на запрос по проблеме. Предварительно там сообщили, что программа по переселению многодетных семей из аварийного жилья работала до 2019 года. В здание детского сада семью заселить не могут. Там нет газа, света, надо ремонтировать пол и крышу.

Комментарий в тему

Активист ОНФ Геннадий Баев:

– Это разве не позитивное решение, когда люди переехали в благоустроенную квартиру? Когда мы приехали туда, они находились в жилье, непригодном для проживания. Вместе с главой нашли квартиру, она там проживает. А дальше кто должен о семье заботиться? У Виктории Трухиной муж есть, дети есть. У них есть материнский капитал, благодаря которому они могут обеспечить себя жильём. Мы же не можем всю жизнь семью содержать за счёт государства, за счёт спонсоров. А у людей возник внутренний запрос на постоянную помощь. И они начинают обвинять тех, кто им помог. Мы с главой разговаривали. Он им предлагал варианты, но они отказываются.