Ещё

Мы ожидаем активный и хороший год на долговом рынке​ 

МОСКВА, 10 июл — ПРАЙМ, . Долговой рынок стран CEEMEA (Центральной и Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки) восстанавливается после снижения рисков пандемии и весеннего падения стоимости нефти быстрыми темпами, хотя не все страны легко выходят из кризиса. О своих ожиданиях по оживлению рынка капитала, о новых IPO и размещении корпоративных долговых бумаг рассказал в интервью агентству «Прайм» председатель корпоративного и инвестиционного банка Citi в странах СЕЕМЕА .
— Как изменился сценарий поведения глобальных инвесторов на рынках CEEMEA и, в частности, в России за время первой волны пандемии?
— Так как большое количество рынков внутри CEEMEA привязаны к нефтегазовому сектору, то внутри этих рынков у этого сектора очень большой вес, и с учетом того, что происходило с ценой на нефть, нервозность и волатильность были очень высокими.
На этом фоне поведение инвесторов изменилось весьма существенно, в том смысле, что мы наблюдали их отказ принимать риск. И при такой волатильности и желании снизить уровень риска в портфелях, понятно, что продавалось только то, что ликвидно.
Например, если мы возьмем рынок акций и рынок облигаций, то в начале реакция на этих рынках была одна и та же. В еврооблигациях кредитные спреды резко выросли на вторичном рынке, в акциях были очень большие продажи и очень большое падение в стоимости бумаг. Затем эти рынки стали вести себя немного по-разному: мы наблюдали относительно быстрое восстановление долговых рынков, хотя спреды не вернулись на уровни до пандемии, но в абсолютном выражении особенно для качественных эмитентов, за счет резкого снижения базовых ставок, доходности бумаг на вторичном рынке обновили исторические минимумы.
К примеру, долларовые выпуски еврооблигаций, размещенных во второй половине 2019 года такими компаниями, как «Северсталь», , , ушли ниже психологически значимого уровня в 3%. А совсем недавно прошло первое размещение «внутри 3%» российским заемщиком — «Сибур» организовал успешный выпуск в объеме 500 миллионов долларов на 5 лет по ставке 2,95%.
— Как рынки стран CEEMEA реагировали, когда стали появляться сигналы о снижении рисков пандемии?
— Изначально удар был одинаков для всех экономик, но степень восстановления зависела уже от каждой конкретной страны. Греция выходила и выходит из кризиса пандемии несколько быстрее, чем, например, Турция или Россия.
Мы наблюдали меньшую волатильность в странах, которые являются частью , по сравнению с Южной Африкой, Турцией и Россией. Греция вела себя по-особенному, потому что у нее одна из самых слабых экономик в Европейском союзе. Для Греции — пандемия была двойным ударом: мало того, что страна была в процессе выхода из кризиса, который начался еще в 2010 году, ее крупнейший сектор — туризм — оказался под огромным давлением.
— Какие сценарии для капитала вы видите для стран CEEMEA и, в частности, России до конца текущего года и в 2021 году?
— Драйвером роста рынка капитала являются ожидания по восстановлению локальных экономик. У каждого рынка перспективы связаны с качеством государственного управления и ответных мер, принятых правительствами и монетарными властями для смягчения экономического и социального удара, нанесенного пандемией. Но, в целом, долговые рынки восстановились довольно быстро, по крайней мере, для эмитентов инвестиционной категории и эмитентов близкой к инвестиционной категории с точки зрения рейтингов.
В целом, долговой рынок стран CEEMEA показал очень высокий уровень активности с точки зрения объемов выпусков, которые мы наблюдали — объем первичных размещений с начала 2020 года к текущему моменту превысил 155 миллиардов долларов, что практически на 25% опережает сопоставимые показатели за тот же период 2019 года. Это не совсем так было в России, потому что в силу разных причин далеко не все ключевые российские эмитенты, которые могли бы выйти на международный долговой рынок, это сделали. В России было пока что пять эмитентов, вышедших на рынок: , , , «Сибур» и ABH, холдинговая компания .
Однако в целом мы видим, что восстановление на рынках публичного долга идет достаточно быстро. Мы ожидаем активный и хороший год на долговом рынке.
— А на рынках акционерного капитала такая же картина?
— Там другая история. На рынке акций в CEEMEA было совсем немного сделок: в России было всего несколько — два вторичных размещения акций Polymetal за последние несколько недель, вторичное размещение бумаг и размещение акций . Отдельно стоит отметить и вторичное размещение акций «Казатопром» на 207 миллионов долларов в Казахстане, которое было с большим энтузиазмом встречено рынком. Каждая из этих сделок была успешной: были очень качественные книги, большое количество участников, рациональные дисконты к текущей стоимости — это дает нам надежду, что мы будем иметь хороший качественный рынок и далее в этом году.
Важно понимать, что в целом абсолютные уровни цен по каждой бумаге находятся низко по сравнению с теми, которые наблюдались до начала пандемии. Но я бы сказал, что несмотря на депрессивные уровни, даже по сравнению с тем, что было до COVID-19, рынок конструктивен. Если эти уровни эмитенты считают привлекательными с точки зрения оценки, то рынок есть. За время борьбы с пандемией протестированы технологии удаленного общения с инвесторами, удаленных road-show и прочее. Технических проблем для размещений нет.
Мы ожидаем, что в России пройдет как минимум одно-два первичных размещения, что вполне нормально для российского рынка. За период с 2014 года было весьма немного IPO — по две-три сделки в хороший год.
В Казахстане сейчас идет работа по переоценке планов по приватизации, которая является основным драйвером рыночной активности. Весьма большая активность в Южной Европе, в Восточной Европе она небольшая. В то же время мы наблюдаем активность в странах Прибалтики. До того, как там началась пандемия, у нас в pipeline было три сделки из Прибалтики, и они остаются.
— Как вы считаете, что будет с рынком M&A в целом в 2020 году? Стоит ли ждать его рост?
— M&A активность в целом в CEEMEA, и в России в частности пострадала, наверное, наибольшим образом, по крайней мере, с точки зрения того, что мы наблюдаем. Мы не ожидаем, что будет много M&A активности в нашем регионе. На российском рынке была одна международная сделка — во второй половине июня «Норильский никель» продал оставшийся последний актив в Австралии.
Важно понимать, что M&A активность привязана, с одной стороны, к способности компаний строить долгосрочные планы развития и принимать связанные с этим дополнительные риски и, с другой, к доступности финансирования на приемлемых условиях. В то же время банки стали более осторожно относиться к такого рода финансированию просто потому, что спрос от своих клиентов для своей обычной деятельности, для пополнения текущей ликвидности, оборотного капитала очень высокий, и, соответственно, давление на балансы банков также очень высокое. И банки приоритизируют работу по удовлетворению текущих нужд своих клиентов относительно работы, связанной с M&A активностью.
В целом рынок был очень качественным, планировалось много интересных сделок, они остаются в pipeline, просто мне кажется, что все это сдвинулось на период от шести — до двенадцати месяцев, потому что восстановление желания и способности банков финансировать сделки тоже очень важна.
— Как ситуация на рынке нефти влияет на рынки капитала в странах CEEMEA?
— Изначально шок был сильным, но в то же время мы увидели быстрое восстановление и стабилизацию. В России, например, ключевые эмитенты из нефтегазового сектора — это эмитенты очень большие и очень качественные с кредитной точки зрения, и рынок на их размещения спокойно реагирует.
Например, когда мы размещали еврооблигационный выпуск «Лукойла» — это был день, когда стоимость нефти WTI ушла ниже нуля. Естественно, инвесторы понимали, какова причина того, что происходит со стоимостью нефти. Тем не менее, это был уникальный момент, когда ты размещаешь сделку для нефтегазовой компании, а нефть уходит существенно ниже нуля. Надо сказать, что длилось это не очень долго и имело очень понятные структурные причины.
Сейчас мы наблюдаем быстрое восстановление цен на нефть. Наш прогноз, что в среднем мы увидим цену около 45-55 долларов за баррель Brent в третьем и четвертом кварталах. Мы видим, что динамика там будет конструктивной для стран-производителей. Сейчас рынок спокоен в отношении среднесрочных перспектив.
19 июня снизил ставку. Как это влияет на долговой рынок РФ? Остался ли интерес у инвесторов?
— В силу того, что инфляционные ожидания настолько низкие, Центральный банк абсолютно правильно действует в данной ситуации. Мы думаем, что это сподвигнет эмитентов на большую активность, поэтому ожидаем хороший, качественный рублевый рынок и не только домашний. Мы ожидаем, что еврорублевые сделки тоже будут. Одна уже была сделана для Veon, материнской компании , на 20 миллиардов рублей. Она была очень хорошо принята рынком, это произошло еще до снижения ставки Банком России на 1%. Мы знаем, что еще целый ряд эмитентов обсуждает с банками возможность еврорублевых выпусков. Мне кажется, что оба направления будут весьма активными.
Видео дня. Самый дорогой частный дом в России выставили на торги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео