Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Микрофинансовые организации меняют аудиторию

Удивительно, но мнения участников рынка о том, как себя чувствует отрасль микрофинансирования на фоне кризиса, чрезвычайно разнятся между собой, при этом часто противореча статистическим данным. Художник: Юрий Аратовский Рынок официально упал Официальные статистические данные, собираемых , к сожалению, имеются только за первый квартал. Согласно им, в начале года рынок микрокредитов пережил падение. Количество выданных за квартал микрозаймов уменьшилось на 12%. Однако, констатировав эту цифру, авторы обзора указали, что падение происходит только по сравнению с «высокой базой» четвертого квартала прошлого года. Что касается показателя «год к году», то рост составил около 8%. Аналитики ЦБ отмечают рост выдачи среднесрочных займов (свыше 30 дней или 30 тыс. рублей), а также рост операций в онлайн-каналах. Для второго квартала данных ЦБ нет, но есть статистика маркетплейса «Юником 24», которая, однако, менее презентативна, либо более выборочна: она охватывает примерно в три раза меньший объем операций, чем статистика Банка России. Так или иначе, «Юником 24» сообщает, что во втором квартале падение рынка микрофинансовых организаций (МФО) продолжилось: выдано было на 30% меньше займов, чем в первом квартале. Важным фактором, предопределившим падение рынка в первом полугодии, было свертывание физической инфраструктуры МФО во время карантина. В обзоре ЦБ буквально говорится следующее:

Микрофинансовые организации меняют аудиторию
Фото: Инвест-ФорсайтИнвест-Форсайт

«В зависимости от региона присутствия до 95% офисов крупнейших офлайн МФК были закрыты».

Видео дня

Кроме того, авторы обзора указывают на собственную деятельность регулятора: «Замедлению роста способствовали регуляторные меры, снизившие привлекательность выдачи самых коротких займов».

«Из-за кризиса, связанного с COVID-19, доходы и экономическая активность населения упали. Поэтому спрос на займы в 2020 году скорее снизился», — заявил «Инвест-Форсайту» генеральный директор финансовой онлайн-платформы Webbankir .

Однако собственные данные многих опрошенных «Инвест-Форсайтом» участников рынка не подтверждают столь пессимистических выводов. Рынок упал — но спрос увеличился! Сам факт снижения доходов населения толкуется экспертами МФО по-разному, поскольку падение доходов одновременно предполагает рост потребности в деньгах. CEO краудлендинговой платформы JetLend Роман Хорошев выразил уверенность, что спрос на услуги МФО вырос вследствие перетока части платежеспособных клиентов банков. По мнению эксперта, это связано как с ростом безработицы, так и со снижением одобрений кредитов со стороны банков.

«В этом году мы наблюдаем заметный рост спроса на кредиты микрофинансовых организаций, что связано со снижением доходов населения в период пандемии», — утверждает руководитель направления по развитию категории МФО Сергей Грек.

В федеральной юридической компании «Стопдолг», юристам которой часто приходится играть на стороне должников, отбивающихся от претензий МФО и коллекторов, также наблюдают активизацию рынка.

«Спрос на услуги микрофинансовых организаций в условиях кризиса и пандемии действительно растет, — уверена руководитель “Стопдолга” Валентина Зебницкая. — Мы видим это по своим клиентам: число потенциальных банкротов с высокой долей займов у таких кредиторов растет. Это объясняется тем, что, пытаясь оформить кредит в банках, россияне стали чаще получать отказ. Микрозайм в данном случае ― скорее вынужденный шаг, а еще низкая финансовая грамотность».

По словам юриста, большинство жалоб на коллекторов, неоправданные проценты и другие схемы связаны именно с микрофинансовыми организациями. Как можно было понять из предыдущих ответов, важнейшим фактором, увеличившим спрос на услуги МФО, стала недоступность банковских кредитов. Да, в условиях экономического кризиса и банки, и МФО стали параллельно ужесточать подходы к отбору должников, но поскольку банки сразу были более строгими к нуждавшимся в кредитах, соответственно, появились новые массы клиентов, перетекающих от банков к МФО. Об этом «Инвест-Форсайту» подробно рассказал исполнительный директор ипотечного агентства «КМ Центр» Андрей Колпаков, который, в частности, заметил:

«На фоне экономической ситуации в стране и в мире в целом сегодня небольшой сегмент потребителей может избежать отказа в получении кредита наличными».

Причины «жестокости» банков понятны: у значительной части населения нет официально подтвержденного дохода, кредитная нагрузка (много кредитов, платеж по всем кредитам может превышать доходы).

«То есть банки кредиты не дают, а у МФО всегда найдется предложение, так как требования к заемщику гораздо ниже», — констатирует эксперт.

Не везде и не всегда Столь странное противоречие между статистикой и экспертными мнениями, вероятно, объясняется тем, что ситуация в этом году была неоднозначной: разнилась в зависимости от периода времени и сегмента рынка. В частности, авторы обзора ЦБ указывают на рост выдачи среднесрочных займов за счет краткосрочных и долгосрочных и, разумеется, рост онлайн-продаж — за счет сегмента офлайн. Свое видение развития ситуации во времени «Инвест-Форсайту» предоставил генеральный директор МФК «Займер» . По его словам, динамика спроса на микрозаймы с начала года периодически была и положительной, и отрицательной. В первом квартале спрос плавно рос, демонстрируя традиционные тренды всплесков накануне 23 февраля и 8 марта. В последнюю неделю марта и первую неделю апреля зафиксирован явный интерес россиян к микрозаймам: количество заявок в этот период было в 1,5 раза больше, чем в предыдущие две недели. Всплеск был обоснован экономической неопределенностью и вынужденным уходом граждан на карантинные выходные. Примерно со второй недели апреля спрос резко снизился: в условиях затянувшихся карантинных ограничений граждане ограничили потребительский аппетит, выбрав стратегию экономии. Это был и сознательный выбор заемщиков, и вынужденная модель поведения, поскольку многие торговые организации остановили работу, в результате чего исчезла возможность приобретать товары не первой необходимости. В мае вместе с частичным снятием ограничений спрос на заемные средства вновь стал умеренно расти, но докризисных значений он достиг только в июле. В августе же рост немного поддержала подготовка граждан к началу нового учебного года.

«В целом это уже традиционная траектория роста, которую мы наблюдаем не первый год», — констатирует Роман Макаров.

Глава платформы Webbankir Андрей Пономарев со своей стороны отмечает, что лучше всего к кризису оказались готовы компании, занимающиеся онлайн PDL-кредитованием (выдача краткосрочных займов до 30 тыс. рублей через интернет). Продукт оказался наиболее востребованным в условиях самоизоляции: людям было проще возвращать небольшие ссуды, чем крупные суммы. Нет возврата! Что на фоне уменьшающегося, но при этом довольно резко изменяющего свою структуру объема микрозаймов происходит с просрочкой? Официальные данные, опять же, пока есть только за первый квартал; они свидетельствуют, что качество займов падает, хотя и незначительно: доля просроченной задолженности в совокупном портфеле МФО увеличилась за квартал с 28% до 28,7%, а дисконт при реализации прав требований по договорам микрозайма по всему рынку увеличился до 93% (кварталом ранее — 91,5%). Но, как всегда, личный опыт участников рынка иногда подтверждает статистику, а иногда отражает некоторые контртренды.

«Просроченная задолженность выросла, и наблюдается тенденция к её росту как минимум до конца зимы», — заявляет Роман Хорошев (платформа JetLend).

Однако Андрей Пономарев (Webbankir) уверен в обратном:

«Платежная дисциплина заемщиков сейчас даже лучше, чем год назад. Если летом 2019 года доля займов, просроченных на 30 дней, на платформе Webbankir составляла около 12,5%, то сейчас не превышает 10%».

Небольшое повышение просрочки наблюдают также в группе компаний «Обувь России», бизнес которой включает в себя микрофинансовые сервисы для покупателей. По мнению заместителя руководителя группы аналитики розничного кредитования ГК «Обувь России» Кристины Меликян, рост просрочки частично был связан с тем, что торговые точки временно не работали, а многие клиенты привыкли вносить очередные платежи как раз через магазины. Паралич физической инфраструктуры во время карантина повлиял и на выдачу, и на погашение кредитов.

«Тем не менее, — уверяет Кристина Меликян, — клиенты достаточно быстро перестроились на онлайн-платежи. После снятия ограничений показатели по просрочке вернулись к докризисному значению».

Итак, ситуация неоднозначная.

«По нашим данным, просрочка также выросла, но неоднородно, в отдельных категориях», — отмечает Сергей Грек (QIWI).

Суть, однако, заключается в том, что сейчас мы видим просрочку, порожденную внезапной кризисной бедностью.

«Причины просрочек те же, что и при просрочках с выплатами по кредитам в банках: люди резко потеряли часть дохода, во время пандемии их отправили в отпуск без сохранения заработной платы, сократили — вариантов может быть много, — говорит Валентина Зебницкая (“Стопдолг”). — В целом сейчас мы наблюдаем, как меняется портрет должника-потенциального банкрота. Просрочки появились даже у тех, кто до того исправно платил по кредитам».

Последствием роста просрочки является частичная смена клиентуры у многих микрофинансовых организаций. Причин здесь две: с одной стороны, сами МФО начинают более придирчиво отбирать заемщиков, с другой стороны, на рынок пришли новые клиенты, прежде всего из числа бывших клиентов банков, причем это касается и физлиц, и мелких предпринимателей. По словам Сергея Грека (QIWI), рост просрочки «может влиять и на МФО-рынок в целом: уже сейчас скоринг ужесточился, а процент одобрений кредитов снизился в разы».

«В кризис на микрофинансовом рынке появилась новая аудитория, — отмечает Андрей Пономарев (Webbankir). — В период пандемии в онлайн-МФО пришли люди, которые ранее пользовались только банковскими кредитами, и часть клиентов традиционных МФО, чьи офисы закрылись из-за самоизоляции. Как цифровая платформа мы смогли увеличить свою аудиторию и, таким образом, получили возможность выбирать наиболее ответственных заемщиков».

Все пройдет Что же будет дальше? В своих прогнозах опрошенные «Инвест-Форсайтом» эксперты проявляют сдержанный оптимизм.

«Скорее, будет очень сдержанный рост, — полагает Роман Макаров (“Займер”). — МФО были вынуждены усилить требования к заемщикам, в результате чего получили качественно новую аудиторию клиентов. Приспосабливаясь к их запросам, МФО будут менять свой продукт в сторону увеличения одобренного лимита и сроков действия договоров. Но бурного роста не будет: новая аудитория клиентов наряду с большей платежеспособностью и ответственностью демонстрирует и большую взвешенность в получении заемных средств».

Однако даже оптимисты думают о страшном факторе — возможности второй волны эпидемии.

«Ситуация будет развиваться в зависимости от эпидемиологической ситуации: если второй волны пандемии не будет, можно ожидать значительного восстановления рынка к концу года», — предполагает Сергей Грек (QIWI). «Начиная с мая, объемы выдачи займов растут, — сообщает Андрей Пономарев (Webbankir). — Компании настроены на расширение бизнеса. Сокращение может произойти только в том случае, если начнется вторая волна COVID-19, которая окажет существенное негативное влияние на экономику в целом. При этом по опыту весны 2020 года можно сказать, что рынок микрофинансирования оказался более устойчивым, чем многие другие. Падение объемов кредитования было не столь драматичным, как, например, в том же банковском секторе».

Автор: Константин Фрумкин