Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Инфографика: как устроен венчурный рынок в России

По просьбе Inc. (ФРИИ) собрал статистику всех венчурных сделок на российском рынке за 2016 год и первое полугодие 2017-го. Полученные данные наглядно показывают, кто в России сейчас вкладывается в стартапы и в какие сферы инвестируют активнее всего. На основе цифр мы сделали инфографику — она поможет начинающим предпринимателям понять, к кому можно обратиться за деньгами для своего бизнеса.

Инфографика: как устроен венчурный рынок в России
Фото: Inc.Inc.

Мы разделили всех инвесторов на пять типов:

Видео дня

Акселераторы

Частные инвесторы

(могут инвестировать индивидуально, в синдикатах или через специализированные краудинвестинговые площадки)

Частные фонды

Государственные фонды

Компании

(корпоративные инвестиции как самих компаний, так и созданных при их участии фондов)

Наибольшую активность за рассматриваемый период демонстрировали акселераторы (в первую очередь, ФРИИ) и бизнес-ангелы — 119 и 104 сделки соответственно. Частные фонды заключили 80 сделок, а корпоративные инвесторы — 66. Фонды и акселераторы с государственным участием профинансировали 24 стартапов. Еще шесть инвестиций были сделаны иностранными госфондами. Однако по объемам финансирования проектов картина диаметрально противоположна.

Больше всего денег на российском венчурном рынке потратили компании и аффилированные с ними фонды (около 27,8 млрд рублей) и частные фонды (19 млрд). За ними следуют частные инвесторы (6,6 млрд) и акселераторы (около 1,1 млрд). Объясняется это просто: акселераторы и частные инвесторы обычно вкладывают небольшие суммы на ранних стадиях развития стартапов, а фонды и корпорации — инвестируют на более поздних этапах и более крупными чеками. Замыкают список госфонды, которые проинвестировали всего 724 млн рублей. Небольшое финансирование со стороны государства объясняется тем, что большинство государственных фондов — такие как — вкладывают деньги в наукоемкие проекты в виде грантов, не рассчитывая на отдачу от инвестиций.

За последние полтора года инвесторы чаще всего финансировали различные решения для автоматизации и упрощения ведения бизнеса — от электронного документооборота до корпоративного медицинского обслуживания. В этой сфере было совершено более 100 сделок. Также инвесторов интересуют проекты в области электронной коммерции (доставка еды и продуктов, каршеринг и другие сервисы, оплачиваемые онлайн или через приложения) — около 80 сделок. Остальные сферы значительно отстают. Так, стартапы, связанные с медициной, заключили 17 сделок, проекты в области «интернета вещей» — 22, компании, работающие с рекламными технологиями — 26. Инвесторы сохраняют интерес к области финансовых технологий — 20 инвестиций и к образовательным проектам — профинансировано 19 компаний.

Как мы считали

При подсчетах объемов финансирования венчурных проектов не учитывались сделки, суммы которых не раскрывались. При этом мы рассматривали все инвестиции в российские стартапы, в том числе и со стороны зарубежных фондов и инвесторов. Например, в расчеты попали сделки с участием американского акселератора 500 Startups и китайского интернет-гиганта — он вложил $15 млн в российский стартап Way Ray (разрабатывает технологии дополненной реальности для навигации автомобилей — Inc.).

На объеме денег в корпоративном сегменте отразились также несколько крупных сделок по покупке уже успешных интернет-проектов: например, покупка сервиса доставки еды Delivery Club за 5,8 млрд рублей.

Пациент скорее жив

Опрошенные Inc. инвесторы сходятся во мнении, что какая-то «жизнь» на российском рынке «теплится». Однако направление движения российского венчура остается неясным.

Статистика и комментарии участников рынка показывают, что настроения пока скорее пессимистичные. Так, исследование MoneyTree (его ежегодно проводит PwC) показало, что общий размер российского рынка высокорискованных инвестиций в 2016 году снизился на 29% — с $232,6 млн до $165,2 млн, а количество заключенных сделок выросло совсем незначительно — со 180 до 184. При этом не учитывались сделки, размер которых составил менее $50 тысяч, — они отражены в статистике ФРИИ. Именно «ангельские» сделки сейчас составляют основную долю всей активности на венчурном рынке.

По данным ежегодного опроса Venture Barometer, в 2016 году оптимизм российских инвесторов снизился. В рамках исследования у респондентов спрашивали, как увеличится количество сделок в России к 2022 году. В 2016-м значительный рост прогнозировали 34% российских инвесторов (в 2015-м их было 40%), а незначительное увеличение — 43% (в 2015-м — 13%). С другой стороны, в 2015 году 25% респондентов ожидали «значительного уменьшения» числа сделок, а в 2016-м такого мнения придерживались только 6%.

партнер фонда iTech Capital:

— Ощущения от рынка сейчас двойственные. С одной стороны, сделки вроде бы есть, какая-то «движуха» происходит Но все это напоминает броуновское движение — нет какого-то единого вектора и понимания, куда все это катится.

Inc. узнал у представителей российского венчурного рынка — что они считают трендами этих полутора лет.

Тренд 1: Инвесторы-новички

По словам Алексея Соловьева из iTech Capital, в последнее время всё больше сделок на рынке заключают те, кто пришел в венчурную индустрию впервые. Это, как правило, состоятельные люди и их family-офисы, которые теперь напрямую инвестируют в стартапы. В ходе опроса российских инвесторов Venture Barometer (Соловьев делает его ежегодно) 56% респондентов назвали это одной из тенденций минувшего года.

Кризис ликвидности подталкивал людей со свободными деньгами искать новые стратегии инвестиций, поясняет руководитель Национальной ассоциации бизнес-ангелов Виталий Полехин. По его словам, за последний год в «ангелы» пришло много средних предпринимателей и топ-менеджеров корпораций. Традиционные инструменты инвестирования (депозиты и фондовый рынок) они уже опробовали — теперь пришла очередь стартапов.

Данные ФРИИ также иллюстрируют активность «новых» инвесторов. Один из них — — раньше занимался фондовым рынком, а около года назад начал инвестировать в стартапы. Сейчас он — самый активный бизнес-ангел в России (вложился уже в 30 проектов). «Российский венчур — пока молодой и находится в той стадии, в которой фондовый рынок был 15 лет назад», — считает Румянцев. По его мнению, большинство инвесторов пока опасаются рисковать и играть по все еще не сформировавшимся правилам.

Читайте также

Алексей Соловьев: «Проинвестировать — это как в брак вступить»

Появлению новых инвесторов рынок обязан также краудинвестинговым площадкам — они позволяют всем желающим с небольшим риском попробовать для себя венчурные инвестиции. «Так на рынок приходят те, кто раньше этого не делал совсем, но готов попробовать, начав с маленьких чеков», — говорит генеральный директор краудинвестинговой платформы StartTrack Константин Шабалин.

По данным исследования Russian Angel Monitor, сегмент клубного инвестирования активно начал развиваться в 2015 году — тогда появились, в частности, клуб инвесторов бизнес-школы «Сколково», ассоциация VentureClub, платформа StartTrack. Число сделок, заключенных через эти структуры, растет со скоростью 30-40% в год, а их объем, по прогнозу Шабалина, к концу 2017-го может достичь 2,5-3 млрд рублей.

Для рынка очень важно, чтобы такие начинающие инвесторы не делали грубых ошибок — например, не вкладывали деньги по завышенным оценкам, отмечает инвестиционный директор фонда Maxfield Capital Алексей Тукнов. По его словам, стартап не должен быть переоценен изначально — чтобы вложенный в него на ранних этапах развития капитал принес достаточную окупаемость инвестиций.

33% респондентов Venture Barometer также полагают, что рост количества состоятельных людей, инвестирующих в венчурные фонды — один из трендов 2016 года.

Тренд 2: «Бегство инвестиций»

В то время как «ангелы» и начинающие инвесторы становятся все более активны на рынке, крупные, коммерческие фонды, наоборот, инвестируют более аккуратно, и все чаще вкладываются в зарубежные проекты.

Локальный рынок в России довольно ограничен, а чтобы фонду получить запланированную доходность на уровне 20-25% годовых, в портфеле нужно иметь одного, лучше — двух «единорогов» — компании, оценка которых превышает $1 млрд. Таких в России можно пересчитать на пальцах одной руки, отмечает управляющий партнер Inventure Partners . В лучшем случае, фонду удастся продать компанию за $50 млн, а если сильно повезет — за $100 млн. То есть, чтобы показать 10-кратную доходность от первоначальной инвестиции, фонд должен «заходить» в проект при оценке в $5-10 млн — фактически это первые деньги компании, а не раунды B и выше, объясняет инвестор. Именно по этой причине многие фонды, инвестирующие на зрелых стадиях, стали активно искать зарубежные проекты для вложения денег, указывает он.

Антон интушин

партнер фонда iTech Capital:

«Мы, например, смотрим на европейский рынок — там нет закрытого «джентльменского клуба» инвесторов (в отличие от США — Inc.), которые делят между собой самые интересные сделки, — говорит Иншутин. — И географически Европа удобнее, чем США, с точки зрения постоянного общения с основателями компании».

Помимо Inventure за рубеж начали активно инвестировать (в том числе открывая филиалы) фонды Runa Capital, Almaz Capital, Flint, Target и другие. Увлекся иностранными инвестициями и Maxfield Capital, который изначально создавался для вложений в российские проекты и их продвижения на глобальном рынке. Как пояснил управляющий партнер этого фонда , число интересных отечественных стартапов оказалось ниже ожидаемого. Поэтому Maxfield Capital обратил свой взор на США, Израиль и Великобританию — страны, где у партнеров фонда есть экспертиза.

Директор по работе с портфельными компаниями ФРИИ Сергей Негодяев также полагает, что «бегство инвестиций» может быть связано с незрелостью российских стартапов. «С развитием технологий, интернета и венчурной экосистемы запустить стартап стало как никогда просто, — говорит он. — Но вырастить бизнес до того уровня, чтобы он удовлетворял требованиям венчурных фондов, — требует столько же времени и сил, как и раньше». За последний год, по словам Негодяева, существенно выросло число компаний, которые «умерли», не дождавшись следующего раунда финансирования, — в венчурной отрасли этот период в развитии стартапа называют «долиной смерти».

С ним соглашается и управляющий партнер фонда Impulse VC, который полагает, что талантливых фаундеров и стартапов в России мало, а те, кто есть, часто сами перебираются за границу и начинают собственный бизнес уже там.

Кирилл Белов

управляющий партнер фонда Impulse VC:

— Поскольку в России недостаток опытных основателей компаний и хороших стартапов, то ангелы и все остальные инвесторы смотрят на зарубежные рынки. Фонды тоже переключились на инвестиции в других странах. Много русскоговорящих основателей проектов разбросано по всему миру, и поток проектов от этих ребят по качеству и количеству очень хорош.

Тренд 3: Нехватка покупателей

От финансирования российских компаний инвесторов удерживают и плохие перспективы выхода из них. Еще в 2015 году 83% участников опроса Venture Barometer назвали отсутствие стратегических покупателей главной проблемой для развития венчура в России. В 2016-м об этом же заявили 69% российских инвесторов, больше респондентов (72%) беспокоил только политический кризис и санкции Запада в отношении России.

«Чтобы заработать на проекте, его нужно кому-то продать, а в России покупателями традиционно выступают две с половиной компании — или Mail.Ru Group», — поясняет Иншутин из Inventure Partners. Иногда, по его словам, покупает стартапы (в марте 2015-го он приобрел контрольный портфель рекламной платформы Segmento), но это скорее исключение из правил.

Читайте также

Объясняем на пальцах: ФРИИ с начала года проинвестировал 23 российских стартапа. Как получить инвестиции фонда?

Российские компании не рассматривают инвестиции в стартапы как способ решения собственных задач (например, улучшения финансовых показателей, роста капитализации, захвата новых рынков), объясняет Негодяев из ФРИИ.

Впрочем, настроения по этому параметру на рынке улучшаются — во многом за счет оживления на рынке M&A крупных российских игроков и фондов. Из данных ФРИИ следует, что за полтора года непосредственно на российском рынке произошло 16 выходов.

Среди крупных «экзитов» последних полутора лет выделяется сделка по покупке фондом АФК «Система» у доли в производителе чипов — за 4,8 млрд рублей. Фонды Kite Ventures, AddVenture и сооснователь успешно вышли из игровой компании Pixonic — ее за 1,8 млрд приобрел холдинг Mail.Ru Group. А ФРИИ сделал экзит из стартапа VisionLabs — в рамках привлечения инвестиций от фонда Sistema VC в размере 350 млн рублей.

Еще одна проблема российского венчурного рынка — крупные компании предпочитают создавать стартапы in-house. «Два года назад мы «приносили» в «Яндекс» Busfor (сервис продажи билетов на междугородние автобусы онлайн — Inc.), а в начале 2017-го он самостоятельно запустил конкурирующий сервис —«Яндекс.Автобусы», — говорит Иншутин из Inventure Partners.

Тренд 4: «Корпоративный интерес»

Тем не менее, российские корпорации (даже не вовлеченные непосредственно в интернет-бизнес) все больше интересуются инвестициями в технологические проекты — этот тренд прослеживается в статистике сделок. По словам управляющего партнера Phystech Ventures Петра Лукьянова, те, кто сейчас инвестирует в российские проекты, следуют логике «заходи на спаде».

Среди крупных вложений выделяется покупка венчурным фондом АФК «Система» Sistema VC доли в рекламной компании Segmento у «Сбербанка». Mail.Ru Group за эти полтора года закрыла сделки по покупке Delivery Club, Pixonic и Geek Brains. В различные активы инвестировал также «Ростелеком» и подконтрольный ему фонд «КоммИТ Капитал». Начал вкладывать в стартапы и фонд «Газпром-медиа» — в марте 2017-го он профинансировал российский проект по доставке еды из супермаркетов Instamart.

Читайте также

Основатель Almaz Capital : как инвестировать в интернет вещей и что не так с российскими стартапами

Алексей Тукнов из Maxfield Capital считает, что крупные корпорации пока только начинают конкурировать друг с другом на венчурном рынке. Одни лишь недавно приступили к созданию инвестиционных подразделений, другие — уже создали свои фонды и вкладываются в перспективные для их основного бизнеса проекты.