Ещё

Яновский: В ряде регионов уголь — единственный источник энергии и тепла 

Фото: Российская Газета
Российские компании вовремя увеличили экспорт, подстегнув наращивание добычи и прибыли. Какие рынки готовы покорять наши компании, где газ вытесняет уголь и почему не стоит отказываться от опасных способов добычи угля, «Российской газете» рассказал замминистра энергетики Анатолий Яновский.
Анатолий Борисович, что будет дальше с ценами на уголь?
Анатолий Яновский: Мы ожидаем, что в среднесрочной перспективе будет рост цен. Это связано и с оживлением мировой экономики, и с повышением спроса на дешевую угольную генерацию в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, Африки и Ближнего Востока.
Долговременное падение цен на мировом рынке в 2011-2016 годах привело к банкротству ряда крупных предприятий, особенно в США. Это не могло не сказаться на балансе спроса и предложения на мировом рынке. Так, если до 2016 года предложение угля превышало спрос, то позднее спрос стал опережать предложение.
Котировки на международном рынке в связи с этим выросли. Средние цены FOB (от англ. free on board, то есть товар доставляют в порт и грузят на судно покупателя, далее расходы и риски ложатся на принимающую сторону. — Прим. ред.) на российский уголь на спотовом рынке в восточном направлении поднялись с 52 долларов в мае 2016-го до 91 доллара за тонну в августе 2017-го, в портах Балтики — с 46 до 80 долларов.
На фоне снижения объемов мирового производства и торговли углем добыча и экспорт в России выросли. С чем это связано?
Анатолий Яновский: Основной фактор роста добычи угля в России, начиная с 2000-х годов, — это увеличение экспорта. Его доля сейчас превышает 50 процентов в условиях стагнации внутреннего рынка угля.
Это обусловлено тем, что в последние годы интерес к углю из России вырос за счет высоких потребительских характеристик товара, надежности поставок и, несмотря на удаленность мест добычи, выгодным географическим расположением портовой инфраструктуры (короткие маршруты морской транспортировки угля к основным странам-импортерам как в атлантическом, так и в восточном направлении).
Эти преимущества наши компании используют в полной мере. Экспорт угля из России по итогам прошлого года впервые за всю историю превысил объем поставок на внутренний рынок.
Россия увеличивает поставки практически по всем основным направлениям, включая Украину. Какой рынок сбыта, по-вашему, наиболее перспективный?
Анатолий Яновский: Объем поставок на Украину в прошлом году, по данным ФТС, составил 9,9 миллиона тонн, рост к 2015-му — 10,2 процента. В общих объемах экспорта российского угля поставки на Украину составляют около шести процентов. По итогам первой половины 2017 года поставки российского угля на Украину остались на уровне прошлого года. Наши компании заинтересованы в сохранении украинского рынка сбыта.
На 20 шахтах в России высок риск возникновения аварий. Минэнерго намерено сократить их число в пять раз Приоритетные направления, наряду с угольным рынком Китая, — это быстрорастущие рынки сбыта в Южной Корее, Японии, Индии, Вьетнаме, Малайзии. Доля российских поставок угля в общем импорте этих стран растет. Один из благоприятных факторов — переориентация индонезийского угля в сторону внутреннего рынка, что облегчает условия поставок российского угля.
Следует учитывать, что страны Африканского континента, которые не могут себе позволить внедрение «чистых», но более дорогих источников энергии, будут по-прежнему ориентироваться на относительно дешевые угольные технологии в энергетике. К таким странам можно отнести Египет, Нигерию, Малави, Кению, Замбию, Конго, Гану, Гвинею, а также Сенегал и Танзанию.
В электроэнергетике России потребление угля сократилось в прошлом году на 8,2 процента. Снижают потребление коксохимзаводы, население. Падает импорт угля. Какие ресурсы его вытесняют? Есть ли смысл сохранить долю угля в российской генерации?
Анатолий Яновский: В последние годы снижение спроса на уголь на внутреннем рынке связано с его межтопливной конкуренцией с газом и переходом на новые коксозамещающие технологии доменной плавки.
Сохранить долю угольной генерации возможно за счет повышения качества угля, снижения себестоимости добычи и доставки, применения технологий, снижающих выбросы ТЭС до предельно допустимых концентраций. Но доля угля в генерации не самоцель. Этот параметр зависит от большого количества факторов и условий.
Например, в европейской части страны угольная генерация активно вытесняется прежде всего газовой, которая в условиях госрегулирования цен на газ является более конкурентоспособной. А в отдельных регионах Сибири при отсутствии альтернативных видов топлив угольная генерация — единственный источник электроэнергии и тепла.
Инвестиции в основной капитал в угольной отрасли России после трехлетнего падения выросли на 21,5 процента. В чем причина? Какой результат ждете по итогам этого года?
Анатолий Яновский: Действительно, в прошлом году инвестиции в отрасль выросли и составили 73,6 миллиарда рублей, причем в 2017 году мы ждем роста еще на 22 процента — до 90 миллиардов рублей.
В России 73 процента угля добывают открытым способом. Считается, что это безопаснее подземного способа, но не так экологично. Вы с этим согласны?
Анатолий Яновский: Открытый способ более производительный, низкозатратный, безопасный, и перспективы развития российской угольной промышленности связаны именно с ним. В то же время полностью исключить подземный способ не получится, так как в подобных условиях залегают многие ценные и дефицитные марки коксующихся углей.
Экологический ущерб открытой добычи угля выше ввиду значительного перемещения горной породы на земной поверхности. Его минимизация связана с неукоснительным исполнением угольными компаниями работ по рекультивации нарушенных земель, а также с внедрением современных технологий угледобычи с минимальным нарушением земель.
Что минэнерго предлагает сделать, чтобы снизить вред для окружающей среды? Как в этой ситуации поступают зарубежные компании?
Анатолий Яновский: Мы предложили другим ведомствам и угольным компаниям исключить из категории отходов вскрышные и вмещающие породы, чтобы использовать их в производственных нуждах (сейчас это вопрос прорабатывается). Например, в закладке выработанного пространства, рекультивации нарушенных земель, засыпке провалов, строительстве автодорог, производстве строительных материалов. Это широко используется в мировой практике.
Кроме того, мы дорабатываем по замечаниям правового управления президента РФ поправки в Закон «О недрах» в части использования при ликвидации горных выработок отходов обогащения угля четвертого и пятого классов опасности и руды пятого класса опасности, золошлаковых смесей от сжигания углей.
Вопрос ребром
Сколько шахт в России минэнерго признает особо опасными? Как можно снизить их долю?
Анатолий Яновский: Комиссия по выявлению шахт, где добывают уголь в особо опасных горно-геологических условиях, созданная приказом минэнерго, из 58 шахт выделила 20, где есть высокие риски возникновения аварий.
Для снижения уровня рисков угольные компании по каждой действующей шахте разработали спецпрограммы, на финансирование которых они потратят 44,1 миллиарда рублей в 2016-2020 годах. Если все мероприятия выполнят, то в группе с высокими показателями рисков возникновения аварий из 20 шахт останутся четыре, остальные перейдут в группу со средней степенью рисков аварий.
Рекомендации комиссии доведены до угольных компаний и Ростехнадзора, который, естественно, будет вести мониторинг выполнения мероприятий по каждой шахте. Промежуточные итоги этой деятельности комиссия сможет подвести по итогам работы шахт в 2017 году.
Первый государственный документ, положивший начало истории угольной промышленности России, появился 295 лет тому назад. Сегодня шахтеры спускаются под землю по тоннелям в сотню раз сложнее. 2017 год для них юбилейный вдвойне, так как 27 августа — последнее воскресенье месяца ­— их профессиональный праздник, которому исполняется 70 лет.
Визитная карточка
Анатолий Борисович Яновский, заместитель министра энергетики РФ, профессор, д.э.н., к.т.н. С 1979 по 1993 год прошел путь от стажера-исследователя в Институте горного дела им. А. А. Скочинского до вице-президента «Росугля». В следующем году исполнится 20 лет с момента, как он впервые занял должность замглавы минтопэнерго. Горным делом занимается почти 40 лет, любит театр, классическую музыку, читает современную художественную литературу, занимается спортом. Женат, имеет двоих детей.
Комментарии1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео