Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Выживший. Кто помог Роману Авдееву сохранить Московский кредитный банк в кризис

Кроссовки приятно пружинили на дорожках парка «Сокольники», стояло ясное августовское утро. Тренировку нарушил звонок телефона. Банкир прервал пробежку и взял трубку. «Ты это видел?» — спросил его знакомый. Речь шла о письме менеджера по продажам «Альфа-Капитала» , выдержки из которого опубликовали . В письме Гаврилов предупреждал клиентов о проблемах в нескольких крупных банках, призывал не дожидаться их санации и перевести активы в более надежные банки. В списке были «Открытие», , и Авдеева.

Выживший. Кто помог Роману Авдееву сохранить Московский кредитный банк в кризис
Фото: Forbes.ruForbes.ru

Вскоре банкир разговаривал с совладельцем — он позвонил, чтобы лично извиниться за произошедшее. А затем пророчества Гаврилова начали сбываться: его письмо было опубликовано в середине августа 2017 года, через две недели отправил на санацию «Открытие», за ним последовали Бинбанк и Промсвязьбанк. МКБ единственным из «московского банковского кольца» (так стали называть банки из письма Гаврилова) остался на плаву. Как Авдееву удалось сохранить банк и почему финансист, предпочитавший вести бизнес в одиночку, продал доли в основных активах?

Видео дня

Братство кольца

Разрушенный город, кричащие от горя люди, извлеченные из-под обломков зданий тела — таким увидели армянский Спитак после землетрясения в декабре 1988 года студенты-волонтеры из Московского энергетического института. Среди них был первокурсник Роман Авдеев. Две недели он с товарищами жил в палатках: днем помогал разгребать завалы, ночью питался тушенкой и согревался спиртом. Перед отъездом добровольцам грозили отчислением, но по возвращении поставили все зачеты автоматом.

Доучиться в МЭИ Авдееву так и не удалось — его отчислили, когда он, увлекшись коммерцией, забросил занятия. Авдеев начинал с торговли декодерами на рынках, при высокой марже первоначальное накопление капитала шло стремительно. В 1994 году Авдееву подвернулся Московский кредитный банк (МКБ), и он купил его за 2 млрд неденоминированных рублей (около $500 000). Вскоре банк превратился в одного из крупнейших игроков на рынке инкассаторских услуг в Москве и Подмосковье. К началу 2000-х инкассация приносила МКБ более 30% комиссионных доходов, и клиентура была соответствующая: Авдеев сделал ставку на работу с крупными торговыми сетями и мелкими частными предпринимателями, которым выдавал короткие кредиты под залог выручки.

Все изменилось в кризис 2008 года. Авдеев продал принадлежавшие ему земельные участки в Подмосковье, внес в капитал МКБ 6 млрд рублей, увеличив его вдвое, и начал щедро кредитовать крупные компании, лимиты на которые сокращали другие банки. Среди клиентов МКБ появились , ОГК-6, , . В 2009–2010 годах банку удалось увеличить активы почти в три раза, до 165,5 млрд рублей.

Через инвестхолдинг «Россиум» Авдеев развивал и другие проекты, например девелопмент. МКБ начал кредитовать застройщиков жилья и продавать квартиры через риелторское агентство «Домус-финанс». Затем Авдеев основал компанию «Инград», она начала скупать земельные участки и к 2015 году стала одним из крупнейших застройщиков Подмосковья c портфелем проектов более чем на 1,8 млн кв. м.

Успешными оказались инвестиции в НПФ «Согласие», контроль над которым Авдеев приобрел в 2013 году. Тогда активы фонда не превышали 5 млрд рублей. В 2014–2015 годах «Согласию» удалось привлечь почти 500 000 новых клиентов, к концу 2015 года под его управлением было 22 млрд рублей пенсионных накоплений.

Крупнейшая частная пенсионная группа на тот момент была сформирована вокруг , его «» и управляли 287 млрд рублей (14,3% всего рынка). Внушительную коллекцию НПФ, позже объединенную в ФГ «Будущее», собрал и , один из партнеров , основного акционера «Открытия», а также группа «Сафмар» . НПФ покупались в том числе для того, чтобы финансировать проекты их владельцев. ЦБ пытался умерить их аппетиты, в частности установил ограничения по доле аффилированных компаний и отдельных инструментов в портфелях фондов. Именно эти ограничения положили начало пресловутому «московскому банковскому кольцу». «Группа энтузиастов придумала изящную и формально легальную схему, в ней участвовали фонды, банки и эмитенты ценных бумаг, которые можно было бы включить в высшие котировальные списки. Принцип был прост: ваш фонд дает деньги для наших проектов, наш — для ваших», — рассказывает один из финансистов.

Участвовали ли структуры Авдеева в этих схемах? Сам Авдеев любые рассуждения о «банковском кольце» называет конспирологией. Но в 2015 году O1 Group (объединяет пенсионный и девелоперский бизнесы Бориса Минца) была должна МКБ 24 млрд рублей, а ее пенсионные фонды держали на счетах и депозитах в банке Авдеева 34 млрд рублей.

Летом того же года Авдеев обсуждал с фондами Минца и «Сафмара» возможность участия в IPO МКБ. Сделка не состоялась — якобы по рекомендации ЦБ, которому не понравилось, что эти же пенсионные группы приняли участие в докапитализации Промсвязьбанка, выкупив по 10% за 6,9 млрд рублей каждая. Уже после размещения, в ходе которого МКБ привлек 13,2 млрд рублей, фонды Минца, Гуцериева, а также приобрели примерно по 3,5% МКБ на вторичном рынке. Но одним из крупнейших инвесторов на IPO стала группа «Регион», обслуживающая . На конец 2015 года она владела 9,5% МКБ.

Богатый «Регион»

«Больше моей ноги ни на стадионе, ни в вашей ложе не будет!» — не мог сдержаться миллиардер . Летом 2003 года он приехал к владельцу «Лужников» , чтобы купить у него футбольный клуб «Торпедо», но сделка сорвалась, хотя Мамут предлагал за команду $30 млн, а вместе с ним покупку готовы были профинансировать миллиардеры Роман Абрамович и . Партнеры хотели превратить «Торпедо» в клуб европейского уровня.

Неудача нанесла чувствительный удар по самолюбию Мамута. Он был страстным болельщиком «Торпедо» и не мог равнодушно смотреть на абсурдную ситуацию: в Москве играли одновременно два клуба с таким названием. Исторически владельцем «Торпедо» был , ему принадлежал и домашний для команды стадион им. . В 1997 году ЗИЛ не смог содержать «Торпедо» и продал его Алешину. Фанаты не простили клубу переезда в «Лужники» и убедили руководство ЗИЛа создать команду-клон «Торпедо-ЗИЛ». Мамут пытался купить и ее, но снова потерпел неудачу: «Торпедо-ЗИЛ» досталась совладельцу «» , в ходе раздела активов с отошла «Норникелю», и в 2010 году команду распустили. Стадион им. Эдуарда Стрельцова вместе с девелоперской компанией ОПИН достался Прохорову.

В 2016 году Роман Авдеев выкупил ОПИН. Он приехал на стадион и, по его словам, настолько проникся аурой места, что решил купить «Торпедо» (на тот момент клуб опять принадлежал ЗИЛу) и вернуть команду на родной стадион. Хотя сам Авдеев далек от футбола. В детстве он болел за ЦСКА — и то в пику отцу, фанату . «Сейчас волею судеб я стал фанатом «Торпедо». По итогам следующего сезона мы должны выйти в Национальную лигу», — говорит банкир. Но у него есть планы, связанные с доставшимся от Прохорова проектом застройки территории вокруг стадиона им. Стрельцова жильем площадью 266 000 кв. м. Руководитель консалтинговой компании «ТОП Идея» считает, что это один из самых перспективных проектов в портфеле «Инграда» (его Авдеев объединил с ОПИН).

Партнер «Россиума» в «Инграде» — группа «Регион», летом 2017 года она выкупила 18,2% компании за 7,5 млрд рублей. Авдеев рассказывает, что «Регион» стал клиентом МКБ еще в 2006 году. Впоследствии «Регион» при содействии «Рос­нефти» пережил стремительное превращение из игрока второго эшелона в одного из крупнейших управляющих активами в России. В 2011 году контролирующими собственниками «Региона» стали его топ-менеджеры во главе с президентом . Вместе с ними акционером «Региона» стал , руководивший компанией «РН-Траст», которая управляла средствами «Нефтегаранта» — пенсионного фонда «Роснефти». Король также был хорошим знакомым , с начала 2000-х курировавшего финансовый блок «Роснефти».

В начале 2000-х Лазарева через цепочку компаний был одним из бенефициаров «РН-траст», впоследствии основным владельцем этой компании стал Король. Выкупив долю в «Регионе», он внес в его капитал «РН-траст». Кроме того, «Роснефть» продала группе «Регион» компанию «Портфельные инвестиции» с активами на 18 млрд рублей. В 2011 году активы «Региона» выросли в четыре раза, до 105 млрд рублей. Сегодня «Регион» — пятая группа в России по размеру активов под управлением (336,3 млрд рублей). «Нефтегарант» (разделен на две структуры: одна управляет 7,3 млрд рублей пенсионных накоплений, вторая — 56,5 млрд рублей корпоративных пенсий) продолжает оставаться одним из ее клиентов наряду с НПФ , и . Управлением деньгами будущих пенсионеров «Роснефти» отношения «Региона» с нефтяной компанией не ограничиваются: они выступают совладельцами в ряде проектов, например, компании «Сибинтек», IT-подрядчике «Роснефти».

Помимо «Региона» акции МКБ на IPO выкупила еще одна управляющая компания «Регионфинансресурс», принадлежащая бывшей сотруднице «Региона» Наталье Богдановой, она стала владельцем 8,7% банка. Через несколько месяцев после IPO финансирование МКБ предоставила и «Роснефть», разместив в банке несколько краткосрочных депозитов на 300 млрд рублей, а затем выдав субординированный заем на $300 млн до 2021 года. Знакомый Авдеева говорит, что клиентские отношения с «Роснефтью» у банка начались еще раньше — в 2013 году структуры нефтяной компании разместили в МКБ более $500 млн. В отчетности банка за 2013 год действительно отражен значительный (с 1,2 млрд до 23,5 млрд рублей) рост остатков по счетам и депозитам клиентов из химической и нефтяной отраслей. По словам источника Forbes, в кризис 2014 года у банка появились проблемы с возвратом этих денег, но «Роснефть» продолжила его финансировать. Зачем нефтяной компании понадобился банк Авдеева?

Банки для «Роснефти»

«Найден главный валютный спекулянт России», — сообщил политик в своем фейсбуке 13 декабря 2014 года — в самый разгар валютной паники, когда курс доллара впервые в истории достиг 60 рублей. Оппозиционер уверял, что «Роснефть» взяла в ЦБ кредит на 625 млрд рублей под залог своих облигаций, а затем начала скупать валюту и обрушила рубль.

В конце 2014 года «Роснефть» оказалась в сложном положении. Долг компании, на 90% номинированный в валюте, превышал 2,5 трлн рублей, приближался срок очередной выплаты по кредиту на покупку ТНК-BP, но американские санкции отрезали компанию от зарубежного финансирования. Не мог помочь «Роснефти» и ее дочерний (ВБРР), который тоже был под санкциями. 11 декабря компания разместила облигации на 625 млрд рублей, а через неделю выплатила иностранным кредиторам $7 млрд. Но Немцов ошибался, валюту «Роснефти» предоставил банк «Открытие», получив ее в ЦБ под залог облигаций «Роснефти».

Позже в интервью глава признавал, что группа «Открытие» была выбрана для этой сделки, поскольку не попала под санкции. Благодаря сделкам с «Роснефтью» «Открытие» увеличило активы почти в два раза, до 2,7 трлн рублей, став крупнейшим частным банком России. Триумф длился до июля 2017 года, когда рейтинговое агентство АКРА присвоило банку неожиданно низкий рейтинг BBB-, который не позволял размещать в нем средства бюджетных организаций и пенсионные накопления. За месяц из «Открытия» утек 621 млрд рублей, в августе банк отправился на санацию.

Банк Авдеева тем временем тоже наращивал активы. По оценкам младшего вице-президента Moody’s , сумма сделок обратного репо (покупка ценных бумаг с обязательством обратной продажи) составляет более 40% активов МКБ (всего 1,88 трлн рублей по МСФО) и по размеру сопоставима с кредитным портфелем. Паклин объясняет рост обратного репо у МКБ тем, что банк кредитует несколько инвестиционных компаний под залог облигаций.

Авдеев не раскрывает экономическую сущность этих сделок. Источники , знакомые с бизнесом МКБ, утверждают, что речь идет о сделках по финансированию «Роснефти». Два собеседника Forbes на финансовом рынке говорят, что сразу после присоединения Крыма и введения санкций «Роснефть» начала искать банк, через который можно было бы привлекать валютное финансирование. Сначала эту функцию выполнял банк «Открытие», но рассматривались и другие варианты. Главное условие состояло в том, чтобы банк не был аффилирован с нефтяной компанией, иначе он мог попасть под санкции. Весной 2017 года «Регион», представлявший интересы «Роснефти», рассматривал возможность покупки у Связь-банка и (в «Регионе» сообщали, что это не так), но эту сделку якобы не согласовали в .

В итоге выбор пал на МКБ. С начала 2015 года «Роснефть» разместила два десятка облигационных выпусков на 2,2 трлн рублей — часть из них, утверждают источники Forbes, осела на балансе МКБ, и активы банка за 2015 год удвоились до 1,2 трлн рублей.

В октябре 2017 года «Роснефть» закрепила сотрудничество с МКБ: ее структуры «РН-Няганьнефтегаз» и «Самотлорнефтегаз» разместили в банке субординированные депозиты на 22 млрд рублей на 49 лет. Тогда же Авдеев провел SPO банка на 14,4 млрд рублей. После него у «Россиума» сохранилось 56,7% МКБ, а доли группы «Регион» и «Регионфинансресурса» составили 8,7% и 10% соответственно.

Полет «Совы»

В 2008 году Авдеев начал развивать в Вельске, расположенном в двух километрах южнее колонии, где сидел один из акционеров , группу «Север лес», объединяющую несколько деревообрабатывающих предприятий. Заместителем гендиректора группы Авдеев назначил своего сына Антона. Работать Авдееву-младшему пришлось в тяжелых условиях. «800 км до Москвы, 500 км до Архангельска, — описывает Вельск знакомый банкира. — Вода есть только на заводе, а на владельца одной из лесопилок однажды напал медведь». Сам Авдеев привык и к более сложным условиям: он увлекается скитуром, покорил пик Вильсона в Антарктиде, а сейчас мечтает о горе Маттерхорн.

У Романа Авдеева 23 ребенка, из них 19 приемных. Усыновлять детей Авдеев начал после того, как, оказав поддержку нескольким детским домам, понял, что система работает недостаточно эффективно. Сейчас в структурах «Россиума» работает только один сын, Кирилл, так как Авдеев против семейственности в бизнесе. Не собирается он оставлять детям и большого наследства, сам довольствуясь малым: его маленький кабинет — пять на шесть шагов — в штаб-квартире МКБ на Сретенке напоминает офис менеджера среднего звена.

В последнее время Авдеев готов потесниться и в бизнесе. Помимо доли в «Инграде» группа «Регион» выкупила у него агрохолдинг «Агронова-Л», а также 10% в НПФ «Согласие», средствами которого управляет. У Авдеева есть и другой партнер — молодой финансист Николай Каторжнов. В 2009 году он начал работать в группе «Открытие», а уже в 2013 году, за год до тридцатилетия, возглавил лондонскую дочку группы — брокер Otkritie Capital International Limited (OCIL) и одновременно курировал инвестиционный блок в банке «Открытие». Каторжнов специализировался на сделках репо, его команда участвовала в финансировании «Роснефти». OCIL зарабатывал в среднем $20 млн чистой прибыли в год, в начале 2015 года Каторжнов отошел от работы на «Открытие» и занялся другими проектами. Он, например, инвестировал в компанию CloudDC, которая строила центр обработки данных в Подмосковье. Благодаря хорошим отношениям с руководством «Региона» (в том числе с Судариковым) Каторжнов в 2017 году смог продать CloudDC «Сибинтеку».

Судариков же посоветовал ему обратиться к Авдееву, чтобы реализовать давнее желание — выкупить OCIL у акционеров тонущего «Открытия». Авдеев согласился, он, по его версии, искал возможности для развития инвестиционного бизнеса внутри «Россиума». Сделку провели исходя из стоимости чистых активов OCIL, это порядка $330 млн. В «Открытии» к тому моменту уже действовала временная администрация, но никаких претензий к покупателям у ЦБ не возникло.

Авдеев предложил Каторжнову стать партнером в «Россиуме», и тот выкупил часть допэмиссии холдинга на 26 млрд рублей, получив в нем около 10%. Каторжнов говорит, что купил акции «Россиума» на 10 млрд рублей (остальное выкупил Авдеев). Сейчас Каторжнов не только управляет OCIL (которую переименовали в Sova Capital), но и получил от Авдеева мандат на развитие финансового бизнеса в группе в целом. Каторжнов планирует превратить Sova Capital в полноценного прайм-брокера и оценивает возможный эффект от объединения с МКБ в $100 млн дополнительной маржи.

В МКБ активно нанимают новую команду. Обратная сторона процесса — банк покидают топ-менеджеры, работавшие с Авдеевым с 2000-х. «У старой команды нет уверенности в своем будущем, часть менеджеров планирует выкупить инкассаторский бизнес и отправиться в свободное плавание», — рассказывает знакомый Авдеева. Он и несколько человек, близких к МКБ, рассказали Forbes, что управление в банке фактически перешло к людями, представляющим интересы «Роснефти» и «Региона». Например, в конце 2017 года первым зампредом стал , ранее он возглавлял , который санировал ВБРР «Роснефти».

Авдеев добродушно отмахивается от любых разговоров о нефтяной компании, называя ее всего лишь одним из клиентов банка, а приход в банк Полунина призывает не рассматривать в отрыве от других крупных назначений: в правление МКБ вошли люди и из других банков — и Сбербанка. Впрочем, знакомые Авдеева говорят, что и сам он уже несколько лет как отошел от операционного управления банком.

Основатель МКБ говорит, что не намерен уходить из бизнеса, а в «Регионе» Forbes сообщили, что планов дальнейшего выкупа долей в активах «Россиума» нет. «Я не слышал о том, что Роман Иванович вообще хочет выходить из бизнеса, — говорит Каторжнов. — «Россиум» сейчас сменил стратегию и активно работает над сокращением финансового левериджа. В том числе это выливается в готовность давать возможность сторонним партнерам инвестировать в какие-то свои проекты».

«Какая разница, кому принадлежат акции МКБ и «Россиума»? Все решения по бизнесу в любом случае согласуются с крупнейшим вкладчиком», — рассуждает собеседник Forbes, работавший в финансовых структурах «Роснефти». По его словам, у нефтяной компании этот принцип возведен в абсолют: нельзя сделать ни шага без согласования с «Роснефтью». Похоже, так же будут обстоять дела в МКБ.

— При участии

Читайте также

Достойная смена: как миллиардер Авдеев учит детей добиваться всего самим Сдали норматив. Зачем МКБ привлекал финансирование этой осенью Валютный заемщик. Forbes узнал о планах МКБ разместить евробонды в 2018 году

Михаил Прохоров Рейтинг Forbes: №13 Состояние: $9600млн

Узнать подробнее

Владимир Потанин Рейтинг Forbes: №6 Состояние: $15900млн

Узнать подробнее

Роман Абрамович Рейтинг Forbes: №11 Состояние: $10800млн

Узнать подробнее

Сулейман Керимов Рейтинг Forbes: №20 Состояние: $6400млн

Узнать подробнее

Борис Минц Рейтинг Forbes: №72 Состояние: $1300млн

Узнать подробнее

Петр Авен Рейтинг Forbes: №22 Состояние: $5100млн

Узнать подробнее

Михаил Гуцериев Рейтинг Forbes: №24 Состояние: $4800млн

Узнать подробнее

Роман Авдеев Рейтинг Forbes: №56 Состояние: $1700млн

Узнать подробнее

Александр Мамут Рейтинг Forbes: №42 Состояние: $2400млн

Узнать подробнее