Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

«Магнит» начинает «марафон»

продал часть пакета , только в феврале купленного у его основателя . Причем сам выдал кредит покупателю на покупку. Как говорится в сообщении госбанка, 11,8% акций проданы Marathon Group.

«Магнит» начинает «марафон»
Фото: BFM.RUBFM.RU

Сумма сделки не разглашается, однако в ВТБ говорят, что акций сети «Магнит» были проданы на рыночных условиях, плюс небольшая премия. На закрытии торгов 23 мая пакет акций стоил 62,5 млрд рублей или чуть более 1 млрд долларов. В итоге доля ВТБ в уставном капитале «Магнита» сократилась до 17,3%.

Видео дня

Ранее ВТБ купил 29% акций Магнита за 138 млрд рублей. Как заявил первый зампред банка , ВТБ не планирует дальше снижать долю в «Магните», около 20% акций оптимальны для портфеля. По словам Соловьева, ВТБ получил несколько предложений по продаже пакета «Магнита» сразу после его покупки. Запред ВТБ также добавил, что стратегия «Магнита» будет готова в июне. Президентом инвестиционной группы «Марафон» является зять нынешнего министра иностранных дел Сергей Лаврова — 37-летний . В интервью РБК он сказал, что «это долгосрочная инвестиция, нам стратегически интересен рынок ритейла». «Более вероятно увеличение нашей доли в среднесрочной перспективе, чем продажа пакета», — отметил Винокуров. Он также подчеркнул: «Абсолютно уверены в том, что сегодня компания недооценена. «Магнит» в начале своего «марафона».

Marathon Group ориентируется на сделки преимущественно в четырех направлениях — фармацевтика, потребительские товары, ритейл, транспортная инфраструктура и сельское хозяйство. В частности, в холдинг входит производственные объединения «Синтез» и «Биоком», а также аптечный оператор «Мегафарм».

Оценить сделку Business FM попросила миноритариев «Магнита». Вот что говорит директор ИК «Просперити кэпитал менеджмент» :

— Я считаю, что в целом это позитивно. Чем более диверсифицированная структура акционеров, тем лучше это для компании, с точки зрения корпоративного управления, и, наверное, на этом мы с вами закончим. Больше мне сказать нечего.

— Вначале были недовольны миноритарии этой сделкой, когда она только совершалась в феврале.

— Тут же надо смотреть на то, как компания развивается, причем то, что там акционеры уже тусуются, на данном этапе это уже не так важно. ВТБ свой кусочек отщепил и продал Marathon, вы знаете, он мог продать кому угодно, это не так важно, важно, что сейчас происходит. А мы смотрим на операционное развитие компании. Сейчас рассуждать, что ВТБ продал часть пакета... Ну, если уж в целом, это хорошо. Это хорошо и для ВТБ, это хорошо для компании. Чем больше точек зрения, тем более конструктивная и продуктивная дискуссия будет в совете директоров. Конечно же, это позитивно.

— Сам «Магнит» как развивается? Мы видим, что в принципе он растет по стоимости.

— Давайте только не обсуждать котировки акций, это вообще вещь бессмысленная. Надо обсуждать то, что происходит в самой компании, с точки зрения эффективности. Ничего пока не поменялось за последние шесть месяцев, как компанию продали, как Галицкий продал компанию несколько месяцев назад, потому что те же самые люди, туда только пришли новые менеджеры, и им для того, чтобы что-то показать, потребуется какое-то время.

обсудил сделку с президентом компании «Московские партнеры», профессором :

— Какие у вас ощущения от этой внезапной сделки? Очень мало времени прошло.

— Когда Галицкий продавал компанию, которая была делом его жизни, лицо у него было не слишком «хэппи», соответственно было понятно: очевидно, мы многого не знаем, но, видимо, ему было сделано какое-то разумное предложение, от которого трудно отказаться. Мы вот сейчас видим отголоски тех самых событий. Прокомментировать это пока достаточно сложно. Понятно одно: действительно, не совсем ясно, для чего ребята покупают такой пакет, по всей видимости, они будут долю увеличивать, возможно, у них просто сейчас не хватает денег, и со временем они будут докладывать, чтобы эту долю увеличить. Но сегодня мы просто становимся умнее, почему Галицкий был не слишком «хэппи».

— Если по цифрам глядеть, получается, что в середине февраля «Магнит» стоил 4400 рублей за акцию в среднем, а сейчас 5200, может быть, это для ВТБ оказался просто бизнес?

— Естественно, что ВТБ без всякого сомнения на этом заработал, но ВТБ — это банк, и у банка все-таки задача кредитовать. Редко когда банк выступает непосредственно инвестором в такого рода проектах. Банк выступал в роли финансового плеча, но для нас естественно сегодня многое покрыто мраком, просто сегодня приоткрываются некие стороны, и мы можем гадать — то ли было сделано тогда это предложение, и ВТБ выступил просто инвестором и финансовой кубышкой, инвестбанком в данной сделке... Но, по всей видимости, доля этой группы, очевидно, будет со временем расти, и довольно скоро, я полагаю, дойдет до контрольной. Вот это кажется очевидным.

— Санкционные обстоятельства могли повлиять на эту сделку?

— Вполне возможно. Дело в том, что у нас довольно много за последнее время заходит в Россию денег, которые ищут инвестиции, и заходят по вполне понятным причинам, возможно, в том числе эти деньги находят интересные объекты для инвестиций.

При продаже своей доли в «Магните» его основатель Сергей Галицкий рассказал, что он и инвесторы по-разному видят будущее компании. Бизнесмен добавил, что не будет «стоять поперек процесса». После завершения сделки у основателя «Магнита» останется 3% акций компании.