Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Майкл Калви: «Они не просто участвуют в конфликте, а противостоят нам»

Басманный суд Москвы вечером 15 февраля не смог вынести решения по вопросу о возможности ареста основателя крупной инвестиционной компании Baring Vostok, гражданина США , заподозренного в хищении путем мошенничества 2,5 млрд рублей из банка «Восточный». Слушание отложили на 16 февраля, а срок задержания бизнесмену продлили на 72 часа.
Майкл Калви: «Они не просто участвуют в конфликте, а противостоят нам»
Фото: BFM.RUBFM.RU
Это стало возможным из-за того, что многие документы следствия оказались на английском языке, а сведения о состоянии здоровья задержанного оказались весьма скудными. Представитель (СКР) передал суду лишь справки о том, что на учете в столичных наркологических и психоневрологических диспансерах американец (он также является председателя совета директоров банка «Восточный») не состоит. Сам задержанный заверил, что никакого преступления не совершал, а возбуждение дела считает результатом корпоративного конфликта с российскими партнерами.
В то же время несколько судей Басманного суда 15 февраля заключили в до 13 апреля пятерых других фигурантов дела: партнеров компании Baring Vostok и , директора по инвестициям Ивана Зюзина, бывшего предправления банка «Восточный», а ныне советника главы правления Алексея Кордичева и руководителя Первого коллекторского бюро (ПКБ) .
Все они были взяты под стражу в рамках дела, которое СКР возбудил по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере, совершенное в составе организованной группы) 13 февраля этого года.
Акции за 2,5 миллиарда
К рассмотрению ходатайств следствия об аресте подозреваемых пятеро судей Басманного суда приступили в пятницу, а начале часа дня и заседали до восьми вечера. Одним из первых в зал судьи завели директора финансового департамента в независимой фирме частных капиталовложений Baring Vostok Capital Partners Дельпаля Филиппа, гражданина Франции.
Он участвовал в слушании с помощью переводчика, хотя довольно хорошо говорил по–русски, что не удивительно, с учетом того, что по словам самого задержанного, он проживает в России уже 15 лет. Защита просила отпустить его под залог, не озвучив конкретную сумму. Также в качестве альтернативы заключения под стражу предлагался домашний арест в квартире, которую Дельпаль снимает в столице в 2012 года. Сам Дельпаль заявил, что не считает виновным, так как не участвовал в заключении сделки, которую считает мошеннической.
На первом заседании суда стало понятно, почему Следственный комитет требует отправить его и других фигурантов в СИЗО. Как следовало из материалов дела, в декабре 2015 году банк «Восточный» выдал кредит на сумму «не менее» 2,5 млрд рублей Непубличному акционерному обществу «Первое коллекторское бюро» (ПКБ). Однако через какое-то время заемщик прекратил выплаты. А 15 феврале 2017 года состоялся совет директоров банка, на котором заемщику решили простить долг в обмен на передачу ему 59,9 % акций люксембургской компании International Financial Technology Group S.C.A. (IFTG). Их оценили как раз в 2,5 миллиарда рублей. Однако следствие полагает, что цена акций была сильно завышена. Ссылаясь на заключение аудиторской компании PriceWaterhouseCoopers, следователь заявил, что ценные бумаги стоили «порядка 600 млн рублей, а в настоящее время, по оценке , их стоимость «приближается к нулю»
Следствие считает именно Майкла Калви автором криминальной схемы, в результате которой кредитные денежные средства были выведены из банка с помощью подконтрольных ему компаний. При этом материалы дела гласили, что Первое коллекторское бюро контролировалась Майклом Калви, он же является бенифициаром банка «Восточный и главой его совета директоров.
В суде выяснилось в суде, что заявление о хищении средств банка в в начале февраля этого года написал член совета директоров «Восточного» Шерзод Юсупов. Он указал, что был введен председателем правления Майклом Калви в заблуждение относительно истинной стоимости ценных бумаг при заключении договора.
Стоит отметить, что среди задержанных уже нашлись те, что уже начал сотрудничать со следствием. Например, предшественник Калви на посту предправления банка «Восточный» Алексей Кордичев. По словам его адвоката, его клиент «раскрывает всю схему хищения», а также дал показания против других фигурантов. Впрочем, это Кордичеву не помогло: его, как и других подозреваемых, отправили в СИЗО.
Плохое знание английского
Ходатайство СК об аресте 51-летнего Майкла Калви начали слушать лишь в начале шести вечера. В суд пригласили переводчицу. Но она так плохо справлялась, что бизнесмен попросил заменить его на одного из своих адвокатов Дениса Савочкина. Оказалось, что тот владеет юридической терминологией на английском языке не в пример лучше переводчице.
Устанавливая личность предпринимателя, судья выяснил, что задержанный имеет высшее экономическое образование, является отцом троих детей, а большую часть времени проводит, проживая либо в Лондоне, либо в Москве.
Последнее обстоятельство побудило следователя истребовать справки из наркологического и психоневрологического диспансеров столицы, которые гласили, что на учете у них господин Калви, разумеется, не состоит. К этому сыщик присовокупил оперативные справки о том, что бизнесмен обладает значительными финансовыми возможностями, в том числе «благодаря деньгам, похищенными из банка «Восточный», а потому может скрыться от российского правосудия.
Настаивая на аресте основателя инвестфонда, представитель СК озвучил стандартные формулировки о том, что на свободе бизнесмен может вступить в контакт с другим не установленными соучастниками, а также оказать давление на свидетелей, многие из которых находятся от него в служебной зависимости. «Являясь гражданином США, Калви может скрыться от следствия и суда и покинуть территорию РФ», — заявил он, и поспешил добавить, что «миграционные нормы и правила не разрешают иностранным гражданам длительное время находиться на территории РФ».
Особое внимание представитель СКР обратил внимание на то, что инкриминируемое бизнесмену преступление не относится с преступлениям в сфере предпринимательской деятельности, по которым в России арест запрещен. «Он преследовал цель именно преступного обогащения, в связи с чем Калви и его соучастники выводили имущество банка с помощью подконтрольных им обществ», — заявил следователь.
Прокурор ходатайство об аресте поддержал. А вот адвокаты Майкла Калви и Дмитрий Клеточкн назвали аргументы следствия голословными. Они просили отложить рассмотрение ходатайства об аресте на 72 часа для сбора дополнительных документов. В случае, если суд на это не пойдет, они предложили отпустить подозреваемого под залог в 5 млн рублей или поместить его под домашний арест в квартире, которую он снимает в Москве на 4-й Тверской-Ямской улице. В этой связи защитники передали суду нотариально заверенное согласие собственника жилья.
Вера в российское правосудие
Сам Майкл Калви выступил в суде с длинно речью. Он заверил, что «верит в эффективность российского правосудии», так как давно живет здесь и занимается бизнесом. «В прошлом мы неоднократно сталкивались с необходимостью судиться в России, чтобы защитить нашу инвестиционную компанию. Поэтому я уверен, что и в данном случает надежность и эффективность российского правосудия будет доказана», — с воодушевлением обратился он к судье Артуру Карпову.
Бизнесмен заверил, что готов сотрудничать со следствием и не собирается «прятаться». Кроме того, он подтвердил, что согласен «на любые условия» домашнего ареста. «Это неправда, все, что указано в этом ходатайстве, почти все неправда», — начал он.
Калви был не согласен с утверждения о том, что стоимость ценных бумаг, переданных ПКБ в счет долга банку «Восточный», была завышена. «Компании ПКБ и IFTG — это крупные и растущие компании, это подтверждается не только отчетом об оценке», — сказал бизнесмен. По его словам, стоимость акций легко выяснить, если банк решит их продать. Бизнесмен был убежден: за ценные бумаги можно выручить «от 2 до 3 млн рублей»
Калви не отрицал, что и банк, и Первое коллекторское бюро аффилированы с ним, однако заверил, что данная сделка была тщательно проверена и одобрена акционерами с обеих сторон. При этом обратившийся с заявлением в СК Шерзод Юсупов был одним из «переговорщиков» по сделке, указал предприниматель.
«Он не только участвовал в переговорах, но также имел доступ ко всем активам компании, включая бизнес-план и финансовый план. Юсупов — крайне квалифицированный специалист. Поэтому нет никакой возможности ему утверждать, что он был введен [мною] в заблуждение относительно параметров сделки», — заверил подозреваемый.
Корпоративный конфликт
По его мнению, уголовное дело возникло вследствие крупного корпоративного конфликта, в котором с одной стороны участвует инвестфонд, а с другой — Шерзод Юсупов совместно с бывшим собственником банка «Юниаструм» , ныне членом совета директоров «Восточный». «Они не просто участвуют в конфликте, а противостоят нам», — подчеркнул бизнесмен.
Стоит отметить, что банк «Юниаструм» слился с банком «Восточный» в январе 2017 года. А, по словам Майкла Калви, в 2018 году ЦБ провел проверку банка и выпустил требование о докопитализации банка еще на 5 млрд рублей, необходимость которых была вызвана слиянием. Артем Аветисян уверял, что готов участвовать в докопитализации, но потом оказалось, что у него нет средств, сказал Калви. Между тем выяснилось, что еще перед тем как была заключена сделка по слиянию «Юниаструма», Аветисян вывел его средства за счет покупки ряда непрофильных активов, среди которых были грибная ферма, консервный завод. Эти компании, заявил Калви, приобретались по цене в 20 млн рублей, а перед этим фирм, которые их продали, купили их буквально за бесценок — по 499 рублей.
В результате в прошлом году фонд Baring Vostok начал разбирательство в Лондонском международном третейском суда против Аветисяна. «Предметом являются 10 сделок, в которых, как мы считаем, имеются признаки мошенничества», — рассказал бизнесмен.
Он считает, что обратившись с заявлением о возбуждением дела выступающий на стороне Артема Аватисяна Шерзод Юсупов преследовал два мотива: попытаться создать для себя «переговорную позицию», чтобы фонд отказались от требований в Лондонском суде к Аванисяну, а также договориться об увеличение цены акций банка «Восточный», так как в случае докапитализации банка за счет средств инвестфонда Baring Vostok доля Аветисяна в банке будет «размыта».
Защитник Майкла Калви Дмитрий Клеточкин, отметил, что в настоящее время банк не заявил требований о возмещении вреда в результате сделки. Боле того — в деле вообще нет потерпевшего, по заявлению которого могло быть возбуждено подобное дело. Шерзод Юсупов же находиться в статусе свидетеля.
Защитники не согласились с тем, что в деле нельзя вести речь о предпринимательской деятельности. «А что же это какое, если не предпринимательская деятельность — погашение кредита!», — возмутился второй адвокат Майла Калви Дмитрий Савочкин. Он призвал суд ходатайство следствия отклонить.
Однако до этого дело так и не дошло: судья Артур Карпов, возмутившись тем, что многие документы в деле не переведены на русский язык, удалился в совещательную комнату. Выйдя оттуда, он продлил срок задержания Майкла Калви на 72 часа — до 18 февраля, а к вопросу об избрании ему меры пресечения обещал вернуться 16 февраля в 13:00
Инвестиционная компании Baring Vostok работает на российском рынке уже 25 лет. Первым ее проектом в 1994 году стала компания FGI Wireless, позже переименованная в . В разное время Baring Vostok инвестировали и в другие крупные проекты, в числе которых были «СТС Медиа», «Авито», , «ВкусВилл», «Папа Джонс», аптечная сеть «А5», «ВкусВилл», Европейский медицинский центр. Банк «Восточный» был основан в 1991 году в городе Благовещенске, Амурской области и в настоящее время насчитывает свыше 600 отделений по стране, занимая 32 место по числу активов среди российских банков.