Ещё

Неблагодарная индейка. Или когда у «Евродона» завершится агония? 

Фото: РИА "ФедералПресс"
Пионер с птичьим гриппом
Компания «Евродон» была основана в 2003 году и занимается производством мяса птицы, прежде всего индейки. Будучи одним из пионеров отрасли, агрохолдинг стремительно наращивал производство и к началу 2019 года обладал мощностями, позволявшими производить 12,5 тыс. тонн мяса индейки в месяц. При этом компания стремилась к вертикальной интеграции и активно развивала все стадии процесса — от собственного племенного стада и кормов до мясопереработки.
Разговоры о продаже «Евродона» проходят на фоне очередной вспышки птичьего гриппа, которые с 2016 года серьезно подорвали финансовое состояние компании и могли способствовать потере контроля ее основателем . Однако не все эксперты сходятся во мнении, что именно заболевания птиц стали причиной проблем «Евродона». На первое место многие эксперты выносят человеческий фактор, точнее «фактор Ванеева».
Колосс на глиняных ногах
С самого начала этот проект был сопряжен с высокими рисками. Фактически он создавался на заемные средства, в чем сам Вадим Ванеев признавался в интервью РБК в 2016 году. Изначально в проекте было около 37 млн долларов заемных средств. Основным инвестором выступил , но потом долг был уступлен .
Предприятие было запущено и через некоторое время вышло на проектную мощность — 44 тыс. тонн мяса в год. Для предприятия это был предел мощностей. Именно поэтому в 2012 году был запущен проект «Евродон-Юг» — второй комплекс по выращиванию индейки. С этого времени долговая нагрузка группы только росла.
Если верить информации из открытых источников, то с 2014 года начинается повышение долговой нагрузки непосредственно «Евродона». Согласно отчетности компании, займы и кредиты начинают расти по итогам 2014 года — с 3,1 млрд рублей до 4 млрд При этом средняя ставка по кредитам (отношение выплаченных процентов к среднему кредитному портфелю) падает до 2016 года и является достаточно низкой. В то же время сама долговая нагрузка, то есть отношение долга к выручке компании, растет с 2013 года и в 2015-м вновь превышает 100%. Такие показатели считаются чрезмерно высокими, а предприятие находится под экстремальным риском — любое негативное событие может окончиться для него банкротством.
По словам экспертов, руководство как будто не замечало, что идет по очень тонкому льду. Вместо того чтобы заняться финансовым оздоровлением предприятия, оно влезало во все новые долги ради развития производства, которое опережало даже продажи, из-за чего происходило затоваривание складов и сброс продукции, порой по цене ниже себестоимости, о чем также писали СМИ. Как следствие рентабельность продаж стабильно падала с 2011 года — с 18,31% — до 4,13% в 2015-м. По мнению экспертов, проводить в такой ситуации экстенсивный рост и наращивать объемы производства не стоит.
Тем не менее в 2015 году осуществляется масштабное строительство новых мощностей с целью утроить производство мяса. В это же время кредиты компании стремительно растут, и к концу 2015 года долги только «Евродона» превышают 6 млрд рублей при выручке в 5 млрд Обязательства же всех фирм группы на тот момент превышали 15 млрд, причем семь из них приходились на «Евродон-Юг», не вышедший на проектную мощность. Таким образом, долги компании на конец 2015 года превышали выручку более чем в три раза.
И пришел риск
По мнению экспертов, риски, сопряженные с закредитованностью компании, начали давать о себе знать в 2016 году, когда в начале года разгорелся скандал, связанный с долей «Бримстоун инвестментс лимитед». По словам самого Вадима Ванеева, 40-процентная доля в ООО «Евродон» была продана офшору как часть сделки по кредитованию «Евродона». Предполагалось, что как только компания расплатится с долгами, Ванеев сможет выкупить эту долю, но в 2016 году выяснилось, что реальным владельцем этой доли оказалось А1, инвестиционное подразделение .
В результате разгорелся скандал и корпоративный спор. По информации РБК, в 2016 году А1 подала три иска в суд, пытаясь оспорить заключенные ранее сделки по кредитованию компаний «Евродон-Юг» и «Донстар» (эта компания была основа Ванеевым, чтобы развивать второе направление — производство утки). Но ситуация решилась не в пользу А1, и ей пришлось продать свою долю ВЭБу.
Тем не менее испытания для компании на этом только начинались: в декабре 2016-го, несмотря на меры по санитарной защите, на предприятии был обнаружен птичий грипп, а в апреле 2017-го — повторная вспышка. Последствия оказались тяжелыми: были не только забиты сотни тысяч индеек, но и введен карантин, и приостановились отгрузки на несколько месяцев. Для компании данная ситуация вылилась в двухмиллиардный убыток по итогам 2016 года, а по итогам 2017 года был получен чистый убыток в размере 3,6 млрд рублей.
Судьба компании
Эксперты считают, что банкротство компании могло наступить еще в 2017 году, когда по итогам 2016 года чистые активы «Евродона» стали отрицательными. Для многих банков это стоп-фактор и веское основание прекратить выдачу кредитов, а без перекредитования предприятие быстро допустило бы просрочку, и можно было бы запускать процедуру банкротства. Однако выдача не приостановилась, и агония растянулась до конца 2018 года: в августе была допущена просрочка, а в декабре Ванеев покинул компанию.
Тогда же ВЭБ начал поиск покупателя для своей доли в 74% в надежде вернуть хоть какую-то часть выданных «Евродону» 37 млрд рублей кредитов. По сообщениям в СМИ, в настоящий момент ведутся переговоры с рядом крупных агрохолдингов страны, хотя в тех же сообщениях со ссылкой на экспертов утверждается, что данный актив является проблемным и его продажа не станет легкой. Эксперты, оценивая запущенный в начале февраля 2019 года процесс банкротства предприятия, предполагают, что продажа «Евродона» может быть осуществлена в результате процедуры реализации имущества.
Фото: ФедералПресс / Андрей Гусий, графика: ФедералПресс
Комментарии4
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео