Ещё

Удар по американскому сланцу: почему Россия разрушила сделку ОПЕК+ 

Сделка стран ОПЕК+ по снижению добычи нефти была не в интересах России, поскольку сокращаемые объемы замещались игроками вне соглашения, а участники теряли возможности для развития отрасли. Такое мнение высказал накануне вице-президент .
На первых этапах соглашение все же сыграло позитивную роль как психологический фактор, уточнил он.
«Но реально содержание сделки в том, что все объемы нефти, которые выбывали в результате неоднократного продления соглашения ОПЕК+, полностью и достаточно быстро замещались на мировом рынке объемами американской сланцевой нефти. Помимо США и другие страны, находящиеся за периметром соглашения ОПЕК+, готовы наращивать добычу. Поэтому с точки зрения интересов России эта сделка просто лишена смысла», — отметил в интервью ТАСС Леонтьев.
При этом он добавил, что даже в текущих условиях можно было бы достигнуть нового соглашения с партнерами по сделке, если бы предложение было более компромиссным.
«Но то предложение, которое было сделано, не было партнерским. Партнерское соглашение всегда подразумевает компромисс», — пояснил вице-президент «Роснефти». По мнению Леонтьева, сейчас Россия может сконцентрироваться на монетизации своей богатой ресурсной базы.
Выйдя из соглашения ОПЕК+, Россия начинает самостоятельную игру на мировом рынке, считает доцент .
«Проблема критиков такого решения Москвы в том, что у нас большинство анализов строится исходя из товарного рынка нефти, то есть снизить/повысить. Но при этом забывается, что ценообразование происходит на бирже, то есть у нас к 2% реальных торговых сделок добавляется 98% продажи фьючерсов — контрактов без обязательств по поставке нефти. Это чистые спекулятивные механизмы. Собственно говоря, там и формируется цена основная, то есть там игра идет биржевая, и играют крупные игроки — инвестиционные банки, которые были допущены специально к этой игре накануне 2014 года, после кризиса 2008 года были сняты ограничения для биржевой игры. Поэтому оценивать происходящее с точки зрения товарного рынка — это, на мой взгляд, значит находиться в рамках чужого проекта и плясать под чужую дудочку», — говорит Крутаков.
«Находясь в общем проекте, Россия фактически спонсировала сланцевую добычу. Если посмотреть на отчеты сланцевых компаний с 2008 года, то они операционно все убыточные. Рост идет за счет роста капитализации. Раздуваются перспективы, возможности, рассказывают про новые технологии, которые обеспечат снижение себестоимости добычи, — сказал эксперт. — Но теперь же для американского сланца наступает время серьезных потерь».
«Там порог рентабельности значительно ниже, чем у нас. Там постоянно нужно бурить. Она по определению дороже, чем любая другая нефть и любой другой газ, — рассуждает Крутаков. — В итоге, сланцевая добыча окажется нерентабельной. Нужно также принять во внимание закредитованность сланцевых компаний. Российские же нефтяники вполне могут обеспечить рентабельность добычи при снизившихся ценах, а значит у России появляется шанс вернуть себе свою долю рынка, вытеснив американские сланцы. Долю, которая была утрачена в тот период, когда российская нефтяная отрасль находилась в тисках ОПЕК+ и наша нефть уступала место американской».
Характерно, что именно под таким углом зрения видят ситуацию и на Западе.
«Вот уже на протяжении более трех лет президент Трамп поддерживает свою политику «энергетического доминирования» в абсурдном стремлении превратить США в поставщика энергоресурсов. Триллионы долларов были потрачены на наращивание добычи внутри страны до текущих неустойчивых уровней, — пишет американский аналитик Том Луонго. — Несомненно, эта политика возникла до Трампа, но он стал ее самым убежденным сторонником, вводя санкции и эмбарго против всех, кого он может удержать от участия в торгах. Но вот чего он никогда не мог, так это исключить из этих торгов Россию».
«Причина, по которой темпы добычи США неустойчивы, в том, что их затраты на баррель выше, чем предельная цена, особенно в условиях, когда все другие цены снижаются. Всё это — простая, прямолинейная экономика. Вот откуда происходит сила русских. Россия — нефтедобытчик с одним из самых низких показателей затрат в мире. Даже после уплаты налогов правительству их затраты намного ниже, ближе к точке безубыточности в $20/барр., чем у кого-либо еще в мире, если принять во внимание внешние издержки», — резюмирует он.
«В 1970-х годах, когда США были сильно зависимы от импортной нефти, американцы также были ценообразователями. Это стало основой для укрепления нефтедоллара. Саудовская Аравия получила покровительство США и помощь в сокрытии своих преступлений против человечности, а США получили возможность экспортировать доллары по всему миру и укреплять доверие к нашим рынкам государственных облигаций. Сегодня Китай, можно сказать, находится в том же положении, в котором раньше находились США, и с каждым днем петроюань будет становиться все сильнее. В какой-то момент Китай скажет саудитам, что больше не хочет субсидировать доллар США, и начнет предлагать в оплату лишь юань. И угадайте, что будет дальше? — задается вопросом Луонго. — Саудовцы будут играть по правилам Пекина. И США тоже будут. Ведь если они откажутся, Китай просто будет покупать больше нефти у России, которая только рада принимать юани в оплату за товар. Саудовская Аравия увидит, что их власть подорвана. Доллар рухнет».
В свою очередь, Джон Кемп в авторской колонке для Reuters заявляет, что российское «нет» — лучший результат для .
«В течение этого периода цены на нефть снижались, в то время как Саудовская Аравия и Россия стабильно уступали долю рынка производителям, не входящим в ОПЕК, особенно США. Возможно, лучшим способом продемонстрировать потерю доли рынка будет сравнение объемов производства трех крупнейших мировых производителей за последние восемь лет. В период с октября по декабрь 2011 года добыча нефти Саудовской Аравии в среднем составляла 9,7 млн барр. /день, в то время как российское производство достигло 10,4 млн барр. /день, а США — 6,0 млн барр. /день. Восемь лет спустя, в IV квартале 2019 года, добыча Саудовской Аравии выросла менее чем на 0,2 млн барр. /день (2%), России — чуть более чем на 0,2 млн барр. /день (2%), а в США — на 6,8 млн барр. /день (114%)», — констатирует Кемп.
«В итоге Соединенные Штаты обогнали Россию и Саудовскую Аравию, став крупнейшим в мире нефтепроизводителем. И разрыв становится еще более значимым, если учитывать еще и добычу конденсата и сжиженного природного газа. Новая же российская позиция в отношении сделки ОПЕК+ все принципиально меняет», — делает вывод эксперт.
Аналитики крупнейших западных банков в целом соглашаются с такой логикой. Они приходят к выводу о том, что американскому сланцу придется нелегко.
«Встреча ОПЕК+ завершилась, однако будущее политики ОПЕК остается неясным — ожидается, что избыток предложения снизит цены и заставит производителей, не входящих в ОПЕК (прежде всего, американский сланец), реагировать на перебалансирование рынков», — ожидают в Credit Suisse.
«Текущая ситуация окажет существенное давление на темпы роста сланцевой добычи в США. Они могут оказаться отрицательными при цене WTI на уровне $40/баррель», — полагают в Barclays.
«В настоящее время рынок сталкивается с угрозой ничем не ограниченной добычи после истечения срока действия действующего соглашения ОПЕК+, — констатируют в Wood Mackenzie. — Тем не менее, мы не думаем, что Саудовская Аравия в текущих реалиях снижения спроса бросит все силы на увеличение объемов добычи. Период низких цен на нефть может привести к сокращению денежного потока и инвестиций в нефтяном секторе США, что, в свою очередь, негативно скажется на темпах роста уже в этом году».
«На рынке следует ожидать избыток предложения после того, как ОПЕК+ не удалось достичь соглашения о будущих сокращениях добычи. В целях балансировки, ожидаются сокращения от ряда игроков — возможно ими станут «сланцевики» в США, — предполагают в . — Чтобы запустить этот процесс, цена Brent во втором квартале должна резко снизиться до $35/барр, а во втором полугодии — установиться на уровне $40-45/барр.».
А вот JP Morgan заметил, что  уже замедляет темпы своего флагманского проекта по добыче сланца в Пермском бассейне, что является одним из первых признаков сокращения добычи в ответ на недавний спад цен. По заявлению компании, она планирует сократить рост добычи в Пермском бассейне примерно на 10% в течение следующих 2 лет. В целом же в США банк прогнозирует практически нулевой рост (на суше) до 2030 года за пределами Пермского бассейна. И на фоне низких цен на нефть JP Morgan снижает целевые цены по покрываемым североамериканским нефтегазовым компаниям в среднем на 10%.
Ну, и наконец, последние дни продемонстрировали, что у соглашения ОПЕК+ немало сторонников в России.
«Выход России и сделки ОПЕК+ не рационален для тех, кто не занимается инвестициями в расширение добычи и тех, кто хочет прикрывать свертывание деловой активности внешними факторами», — отвечает им экономист .
«Для России это абсолютно разумное решение, потому что мы убедились, что цена нефти в минимальной степени зависит от спроса и предложения, и нам нужно защищать свою долю на рынке, которую мы в значительной степени утратили. Соглашение ОПЕК+ объективно было направлено на выдавливание России с этого рынка. Теперь же все будет иначе», — резюмировал он.
Комментарии 977
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео