Черно-белый год цветной металлургии 

Черно-белый год цветной металлургии
Фото: Прайм
МОСКВА, 22 дек — ПРАЙМ. Для российской цветной металлургии уходящий год оказался достаточно противоречивым: с одной стороны, наблюдался кризис в мировой экономике на фоне пандемии, с другой — ситуация на рынках большинства металлов в целом оказалась скорее даже благоприятной, а прогноз на следующий год выглядит еще лучше. Хотя кому-то пришлось побывать на грани остановки производства, а кому-то — ликвидировать последствия одной из крупнейших аварий последних лет.
В конце мая в Норильске в результате разрушения резервуара на принадлежащей ТЭЦ-3 разлилось около 21 тысячи тонн топлива, что привело к экологической катастрофе, уже названной одной из крупнейших в российской истории. Ее основной причиной компания сразу назвала таяние вечной мерзлоты, в которую вместо скального грунта были заглублены опоры аварийного бака.
Привлеченные «Норникелем» независимые эксперты также указали на важную роль климатических изменений, впрочем, в комплексе с другими факторами, названными и : такими, в частности, как недостатки при проектировании и строительстве резервуара, а также некачественный контроль за эксплуатацией и нарушения промбезопасности.
Вопрос о последствиях для окружающей среды пока остается открытым. В принципе, компания уже собрала и утилизировала пролитое, а рекультивацию пострадавших земель планирует завершить в 2023 году. Кроме того, «Норникель» уже принял ряд мер для недопущения подобных аварий в будущем, включая увеличение инвестпрограммы на ближайшие годы с особым вниманием к вопросам экологичности и безопасности производства.
Правда, представители властных структур, в частности, и Росприроднадзора, уже высказывали сомнения в том, что ущерб вообще может быть устранен полностью, а для предотвращения таких катастроф многие считают необходимыми корректировки законодательства и технических регламентов, в том числе из-за изменений в климате. И есть и еще открытые вопросы о последствиях для самой компании, экономических и не только.
РИСКИ «НОРНИКЕЛЯ»
Наиболее острым после аварии получился спор о масштабе ущерба для окружающей среды: сумма соответствующего иска Росприроднадзора к «Норникелю» составила рекордные почти 148 миллиардов рублей, компания же, не согласившись с методикой расчета, остановилась на цифре в 21,4 миллиарда рублей. Эксперты затрудняются прогнозировать итог еще продолжающегося судебного процесса, но уже расходятся во мнениях о том, какую же сумму придется заплатить ответчику.
"Российский бюджет всерьез рассчитывает пополниться на сумму в 148 миллиардов рублей. А значит, шансы оспорить величину штрафа или как-то договориться о снижении суммы серьезно уменьшаются", — полагает аналитик «Финама» . Но шансы все-таки есть, считают его коллеги.
"Мировая практика крупных аварий на активах компаний в сырьевом секторе подтверждает, что компании платят 40-70% от изначально установленной суммы штрафа. «Норникель», на наш взгляд, имеет достаточно солидный набор аргументов, который потенциально может помочь снизить сумму штрафа в 148 миллиардов рублей", — отмечает руководитель отдела аналитических исследований .
"Говорить что-либо о вероятности заключения мирового соглашения достаточно сложно, но такой сценарий вполне допустим. Согласно нашим расчетам, оценка ущерба может быть уменьшена на сумму до 1 миллиарда долларов", — полагает и аналитик ИК «Велес Капитал» Василий Сучков.
Еще одним риском для компании могло стать обострение тлеющего уже годы конфликта между основными акционерами: «Интерросом» , который из-за аварии и необходимого увеличения инвестиций хотел ограничиться минимальными выплатами или вообще от них отказаться, и , для которого дивиденды «Норникеля» всегда были важным источником дохода. Но после заявлений о необходимости смены менеджмента «Норникеля» «Русал» все же смягчил позицию, заявив, что разделяет острожный подход к выплате дивидендов, которые тем более все-таки были начислены.
Аналитики же, не отрицая наличия почвы для конфликта, считают его все-таки в ближайшее время маловероятным, в том числе потому что, как говорит Василий Сучков, после санкций США влияние на управление «Русалом» было существенно уменьшено, и сейчас компанией руководит независимый совет директоров.
Что же касается риска для репутации, то ей, по мнению экспертов, безусловно нанесен ущерб, особенно с учетом внимания мирового рынка к экологической повестке. Но «Норникель», на взгляд экспертов, своевременно отреагировал, в том числе обновив свой долгосрочный план по капзатратам, в соответствии с которым до 2030 года порядка 5,5 миллиарда долларов будет направлено на проекты по снижению негативного влияния на окружающую среду. В целом долгосрочных отрицательных последствий аварии для «Норникеля», по мнению главного аналитика «Открытие Брокер» по российскому рынку Алексея Павлова, не прогнозируется.
"Собственно, судя по котировкам «Норникеля», рынок уже практически забыл данную историю. Ведь с точки зрения инвестиционного кейса куда большее влияние на капитализацию ГМК имеют цены на цветные металлы, производимые компанией (для «Норникеля» — никель, медь и платиноиды — ред.). А учитывая конъюнктуру, сложившуюся в текущем году, даже при условии выплаты максимального штрафа рублевая EBITDA «Норникеля» будет сопоставима с прошлогодней. Значит, сопоставимым будет и дивиденд", — резюмирует эксперт.
"ЗВЕЗДНЫЕ" ПЛАТИНОИДЫ
Для рынков металлов уходящий год стал очень интересным, а настоящей «звездой», считает аналитик по товарным рынкам , оказался рынок палладия: в конце февраля цены на него под влиянием структурного дефицита установили исторический максимум на уровне 2800 долларов за унцию, однако уже в марте последовал локдаун и серьезное падение спроса в автомобильной промышленности, а цена унции палладия рухнула до 1500 долларов. При этом с конца марта наблюдается растущий тренд, и сейчас цены вышли на уровень 2400 долларов за унцию.
Еще одной «звездой»-2020, по словам Лукичевой, может стать платина, цены на которую выросли за год на 2%.
"Рынок платины в начале 2020 года вышел на сильный уровень сопротивления 1000 долларов за унцию в корреляции с палладием, но не смог его удержать, свалившись в марте к 595 долларов за унцию. С тех пор продолжается среднесрочный растущий тренд — цены преодолели вверх уровень 1000 долларов за унцию, и если смогут удержать достижение, то растущий тренд может продолжиться и в следующем году", — отмечает она.
Рынок никеля при этом коррелирует с прочими базовыми металлами: цены на тонну с января по март упали с 14 тысяч долларов до 11 тысяч, после чего начался рост, достигший 16 тысяч.
"Основным фактором роста можно считать создавшуюся напряженную ситуацию с поставками никеля на внутреннем рынке Китая из-за ограниченности поставок никелевой руды с Филиппин. Перебои со стороны предложения металла из-за остановок производства наблюдались у нескольких крупных производителей никеля, свернувших операции в марте и апреле. Однако по мере снятия блокировок цепочки поставок нормализуются", — пояснила Лукичева, отметив, что запасы никеля в Китае сильно снизились, и это также поддерживает рост цен.
Рынок меди в целом по году также показал благоприятную для производителей этого металла динамику, хотя в первом квартале цены на Лондонской бирже упали от с 6300 долларов за тонну до 4600 долларов. Однако быстрое восстановление китайской экономики, стимулирование инфраструктурных проектов и закупки меди в китайский резервный фонд разогнали рынок до 7700 долларов за тонну.
"Производство в 2020 году страдает от целого ряда проблем, снижающих объемы предложения. Это и остановка шахт в связи с локдаунами, и забастовки рабочих, и неблагоприятные погодные условия в крупных регионах производства. Помимо этого, отрасль страдает от снижения инвестиций и падения содержания меди в руде. Акцент на «зеленую» энергетику и перевод транспорта на гибридные автомобили и электромобили также требует все большего количества меди. В результате в 2020 году аналитики начали ожидать дефицит на рынке меди после избытка в 2019 году", — отмечает Лукичева.
"КРЫЛАТЫЕ" МЕТАЛЛЫ
На рынке алюминия один из его крупнейших мировых производителей — «Русал» еще в январе ожидал по итогам года рост спроса на 1,3%, но вспышка пандемии полностью изменила ситуацию, а ожидаемый дефицит сменился фактическим профицитом. Во многом потому, что одним из наиболее уязвимых в условиях пандемии оказался транспортный сектор, входящий в число ключевых потребителей алюминия, и последовавшая приостановка производства на заводах ведущих автопроизводителей в Европе, Китае, США и других странах. Впрочем, по мере восстановления мировой экономики ситуация начала исправляться, и помог в этом, прежде всего, Китай.
Цены на алюминий между тем, как отмечает Лукичева, повторили динамику меди: с января по начало апреля они упали с 1800 долларов за до 1400 долларов за тонну, а затем начали расти, превысив 2000 долларов за тонну.
"Рынок алюминия остается в структурном избытке, но Китай начал все больше импортировать металла, а также почти полностью свернул экспорт алюминия и полуфабрикатов. Запасы снизились, а спрос на алюминий в Китае растет, в том числе производятся закупки в резервный фонд. В результате возможно снижение избытка металла на рынке до 3 миллионов тонн, а если Китай подтвердит темпы восстановления и приблизится к балансу в текущем году, избыток на мировом рынке сузится до 2-2,7 миллиона тонн", — считает эксперт.
Помимо рыночной турбулентности, примечательным событием в уходящем году для «Русала» стала так называемая редомициляция: компания перерегистрировалась из одного крупнейших мировых офшоров — острова Джерси, в российскую юрисдикцию. К соответствующему решению осенью 2018 года совет директоров компании подтолкнули американские санкции. А с сентября уходящего года «Русал» прописался в качестве резидента специального административного района на острове Октябрьский в Калининградской области, сохранив при этом международный статус.
Как отмечали в «Русале», значительная часть производственных активов компании располагается в России, и смена страновой юрисдикции — это логичный шаг с точки зрения упрощения структуры управления компанией.
Впрочем, как добавляют эксперты, теперь у компании появилась возможность без ограничений совершать валютные операции и расчеты, а также пользоваться налоговыми льготами, в том числе по дивидендам «Норникеля», ранее облагавшихся 5-процентным налогом. Это, как посчитал из «Открытие Брокер», только по итогам текущего года позволит «Русалу» сэкономить порядка 50-60 миллионов долларов.
Производитель еще одного «крылатого» металла, титана, причем крупнейший в мире —  — в уходящем году испытал, пожалуй, самый серьезный удар на фоне остальных российских металлургов: в мае компания сообщала, что из-за пандемии в мире резко упал спрос на комплектующие для самолетов. В результате план выпуска на 2020 год был сокращен в полтора раза, а половина сотрудников переведена в режим неполной занятости.
Но после ряда мер, включавших, в частности, оптимизацию бизнес-процессов и сокращение непроизводственных затрат, в сентябре в обычном режиме работали уже 60% сотрудников, а к концу года на полный рабочий день поэтапно должен вернуться весь персонал предприятия.
При этом, по мнению Павлова, ситуацию вряд ли можно считать критичной. «Для „ВСМПО-Ависма“ по понятным причинам год получается сложным. Однако туроператорам и авиакомпаниям сейчас значительно сложнее. Во всяком случае, ВСМПО за первое полугодие заработала 17 миллиардов рублей EBITDA (в первом полугодии 2019 года было 20 миллиардов рублей), и из них 5 миллиардов рублей готова потратить на выкуп собственных акций с рынка. А это, очевидно, не самые насущные траты в кризисной ситуации», — отметил эксперт.
С НАДЕЖДОЙ НА ВАКЦИНУ, КИТАЙ И НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
Отмечая позитивную динамику на рынках цветных металлов в конце уходящего года, большинство экспертов ожидают ее сохранения и в следующем году. Так, по словам Алексея Калачева из «Финама», это связано не только с общим оживлением деловой активности после прохождения пика пандемии, но и глобальными технологическими изменениями последних лет, которые будут в дальнейшем проявляться все ярче.
"Прежде всего, это мировая «зеленая» повестка, включающая развитие возобновляемой энергетики, развитие технологий хранения энергии, рост производства электромобилей и ужесточение требований к вредным выхлопам. Все эти направления обеспечат рост спроса на цветные промышленные металлы и металлы платиновой группы", — считает эксперт.
Например, цены на палладий, по мнению Оксаны Лукичевой из «Открытие Брокер», могут выйти на уровень 2400-2700 долларов за унцию. «Проблемы на рынке остаются все те же: снижение производства в ЮАР и в России, падение поступлений вторичного металла, но медленное восстановление спроса все же не дает ценам повторить чудеса роста. Структурный дефицит на рынке останется и в следующем году, что поддержит рост цен», — полагает она.
Рост цен на платину, на ее взгляд, может быть поддержан как корреляцией рынка с рынками золота и серебра, так и постепенным замещением в автомобильной промышленности более дорогого палладия на более дешевую платину, а цены на медь могут достичь уровня 8000-8500 долларов за тонну, поскольку их долгосрочному росту способствует также снижение инвестиций в отрасли и падение содержания металла в руде.
В то же время аналитик ИК «Велес Капитал» Василий Сучков не считает сложившиеся тенденции роста достаточно устойчивыми. «Норникель», указывает он, прогнозирует в 2021 году на рынках никеля, меди и платины избыток предложения. А на рынке алюминия по-прежнему сохраняются высокие темпы роста производства металла, поэтому цены будут увеличиваться лишь в случае опережающего роста спроса.
"На данный момент спрос на цветные металлы поддерживается благодаря быстрому восстановлению китайской экономики. В случае успешной вакцинации потребление металлов в других странах существенно увеличится, поэтому мы вполне можем увидеть продолжение бурного роста цен в 2021 году", — резюмирует эксперт.
Видео дня. В России стремительно дорожает электроника
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео