Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

С номиналов компании "мусинской" группы DOMO взыскали почти 1,4 млрд рублей

С номиналов компании "мусинской" группы DOMO взыскали почти 1,4 млрд рублей
Фото: Реальное времяРеальное время

Миграция из ХМАО в Татарстан не принесла ничего хорошего

Видео дня

Арбитражный суд Татарстана на минувшей неделе определил размер субсидиарной ответственности для двух владельцев и руководителей ООО "Югра-Электроникс" — компании из периметра связанной с опальным банкиром группы компаний DOMO. По ходатайству конкурсного управляющего к ответственности привлекли Айрата Шарафеева и Ольгу Кириллову, а взыскать с них суд постановил 1,38 млрд рублей.

Как можно догадаться из названия, компания "Югра-Электроникс" изначально была зарегистрирована в ХМАО и занималась торговлей электротоварами — ей принадлежало несколько магазинов этого профиля. В начале 2010-х компания стала частью ОАО "DOMO" — подконтрольной бывшему глнка" Роберту Мусину сети по торговле бытовой техникой. На суде по делу Мусина основатель DOMO Антон Сайфутдинов вспоминал, что в разное время ГК DOMO приобрела ряд фирм, которые, по его словам, вели "реальную деятельность", и называл "Югру-Электроникс" в их числе. Он также заявлял: при нем не было практики назначать директорами фирм группы компаний подставных лиц. Сейчас же Сайфутдинов не стал комментировать вопрос приобретения "Югры-Электроникс".

Антон Сайфутдинов вспоминал, что в разное время DOMO приобрела ряд фирм, которые, по его словам, вели "реальную деятельность", и называл "Югру-Электроникс" в их числе. Фото: kazanfirst.ru

Однако уже с 2012 года 100% компании отошли к Ольге Кирилловой, а с марта 2016-го — к Айрату Шарафееву. В эти периоды они также руководили компанией, а с 26 декабре 2016 года (то есть когда уже стало известно о проблемах основного кредитора DOMO, "Татфондбанка") Шарафеев числился ликвидатором банка. Параллельно с этим, в 2015 году, "Югра-Электроникс" получила татарстанскую прописку.

За Шарафеевым не числится других фирм, за Кирилловой — только казанское ООО "Хотэй", не показывавшее несколько лет финансовых результатов.

Банкротом компания была признана в середине 2017 года, вскоре после краха "Татфондбанка" и по его иску (точнее уже по иску АСВ как конкурсного управляющего банка). Именно на ТФБ приходится 1,38 млрд задолженности компании.

Суд признал директорми", но от ответственности не освободил

Конкурсный управляющий у компании оказался непростой — Фадбир Сафин, который по совместительству является депутатом Госсовета шестого созыва от фракции КПРФ. Через несколько месяцев после начала банкротных процедур он инициировал привлечение к субсидиарной ответственности последних двух владельцев фирмы. Суд удовлетворил его ходатайство, однако размер субсидиарной ответственнос времени оставался под вопросом.

Обнаружить какие-либо контакты ответчиков в открытом доступе не удалось, издание готово предоставить им возможность прокомментировать ситуацию. Также "Реальное время" ожидает комментария Фадбира Сафина. Однако позиции сторон вполне подробно изложены в документах суда.

Конкурсный управляющий Фадбир Сафин по совместительству является депутатом Госсовета шестого созыва от фракции КПРФ. Фото: vk.com/kaz_kprf

Как заявлял в суде конкурсный управляющий, у компании по бухгалтерскому балансу за 2016 год числились довольно внушительные активы: в том числе 743 млн рублей дебиторской задолженности и 1,32 млрд финансовых вложений. Однако по факту конкурный управляющий всего этого не обнаружил, как собственно и саму фирму по ее адресу — оказалось, что она зарегистрирована в здании Минземимущества Татарстана, где априори коммерческих фирм нет. Всего же у компании нашлось имущество лишь на полмиллиона рублей.

Также "конкурсник" выяснил, что с 2014 по 2016 год компания платила со своих счетов банкам (в том числе "Татфондбанку") "за бытовую технику", в то время как в действительности никаких поставок техники не было — из-за этого, по мнению конкурсного управляющего, у компании "выбыло" аж 3,4 млрд рублей. Впрочем, Кириллова в суде настаивала, что "Югра-Электроникс" все же вела обычную хозяйственную деятельность.

Однако оба ответчика в суде заявляли, что являются номинальными руководителями. Никаких управленческих, стратегических финансовых решений они, по их словам, не принимали, а управлением занималось некое ООО "Глобалконсалтинг", которое сейчас тоже банкротится. Его представитель также выступал в суде и подтвердил: у компании был договор на оказание управленческих услуг, но при банкротстве всю документацию по "Югре-Электроникс" они передали еще Кирилловой.

Кроме того, Сафин заявлял, что Шарафеев якобы не передал ему документацию и печать "Югры-Электроникс" — последний, впрочем, отвечал, что документацию передавал, но на другие суммы. Суд встал на сторону конкурсного управляющего.