Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Финансовые "оборотни" в ТФБ гасили долги новыми кредитами

Как искал экономический смысл в сделках заемщиков

Финансовые "оборотни" в ТФБ гасили долги новыми кредитами
Фото: Реальное времяРеальное время

Сегодня в Вахитовском райсуде Казани продолжится оглашение доказательств защиты казанского банкира, обвиняемого в злоупотреблениях на 53 млрд рублей. На протяжении прошлых заседаний адвокат Роберта Мусина пытался найти ложку меда в цистерне дегтя — разоблачающих актах проверок регулятора в за полтора месяца до его краха. Как аффилированным с ТФБ фирмам-заемщикам искусственно создавали имидж хороших должников и давали им новые кредиты — в репортаже .

Видео дня

"Камуфлирование рисков и создание видимости деятельности"

Финансовое состояние заемщика — плохое, обслуживание кредитного долга — хорошее, — такой вывод проверяющих Центробанка РФ неоднократно звучал на минувшей неделе в зале Вахитовского райсуда Казани. В рамках уголовного процесса по делу бывшего предправления ТФБ Роберта Мусина его адвокат огласил акты проверок двух десятков заемщиков банка по состоянию на октябрь — ноябрь 2016 года.

Для справки: 9 декабря того же года в банке ввели ограничения на досрочное снятие вкладов, а 15-го Мусина и его команду отстранили от руководства — в банке заработала временная администрация. Ну а 3 марта "Татфондбанк" лишился лицензии, а его экс-глава был задержан.

Акты проверок за полтора месяца до краха говорят о многом. На их оглашении в суде настояла сторона защиты с целью доказать — часть "невозвратных", по версии обвинения, кредитов в 18,5 млрд рублей группе компаний DOMO (первый эпизод дела Мусина, — прим. ред.) все же возвращалась в банк. Согласно оглашенным адвокатом Алексеем Клюкиным сведениям, на момент последней проверки большинство связанных с DOMO фирм задолжали Татфонбанку в среднем по миллиарду рублей.

Финансовое состояние заемщика — плохое, обслуживание кредитного долга хорошее, — такой вывод проверяющих Центробанка РФ неоднократно звучал на минувшей неделе в зале Вахитовского райсуда Казани

Меньше других — 593 млн рублей — была задолженность компании "Актанта", которой на бумаге управлял завскладом "Бытовой электроники" Дамир Аюпов. К удивлению ревизоров за 2-й квартал проверяемого года "Актанта" задекларировала выручку в 1,4 млрд рублей — в шесть раз больше, чем за аналогичный период 2015-го года. Рабочая группа ЦБ затребовала расшифровку по структуре выручки, но получила отказ — мол, "учет в базе 1C ведется единой суммой", детализация невозможна. В то же время сам банк оценил как скрытые потери долгосрочные вложения "Актанты" в бизнес контрагентов с плохим финансовым положением на сумму 1,27 млрд рублей, отметив, что они существенно превышают размер чистых активов компании.

Рабочая группа после анализа движения средств по счетам установила признаки совершения транзитных операций, возможно, носящих схемный характер. "Факты перечислений средств от одного контрагента другому в один и тот же день в идентичных суммах", — сообщил суду адвокат. И озвучил пример — "Югра-Электроникс" покупает бытовую технику у "Фаворита" на 13,4 млн рублей и тем же днем проводит сделку продажи этого товара другой фирме за ту же сумму, совпадающую до копейки!

По мнению проверяющих, конечная цель схемы усматривалась лишь одна — "комуфлирование реальных рисков и искусственное создание видимости осуществления деятельности в декларируемых объемах".

Все коммерческие фирмы в этой цепочке входили в группировку "Домо". Фото: Дамира Хайруллина

Вывод группы: "Анализ бухгалтерской отчетности показывает отсутствие экономического смысла в операциях , многоступенчатых переуступках задолженности одних заемщиков другим из того же круга либо новации обязательств одних и тех же контрагентов. Финансовое положение "Актанты" можно оценить как плохое".

Зато, как подчеркнул Клюкин, компания отличалась своевременным и полным погашением процентов по кредитным договорам с ТФБ. Правда, путь поступления средств был долгим: от физлиц на счета банков , "Почта Банк" и других — затем в "Бытовую Электронику", от нее — фирмам "Регион" и "Люксор", от них — "Торгсбыту" и "Югре Электроникс", и уже после в "Актанту" и на погашение процентов ТФБ. Все коммерческие фирмы в этой цепочке входили в группировку "Домо". Заметим, одноименная торговая сеть за 10 лет подмяла под себя 150 магазинов в 20 регионах России, но к началу 2017-го смогла сохранить лишь девять торговых залов.

"За счет средств банка гасятся обязательства перед ним же"

Четыре заемщика ТФБ, согласно оглашенным актам проверки, по ее итогам уже попали или должны были попасть в самую низкую — пятую категорию качества обслуживания долга. Речь о фирмах "Траверз компани", "Полицест", "ТДК актив" и "Новая электроника".

Напомним, фирма "Траверз" в свое время привлекла внимание офшорными сделками. По данным аудита ЦБ, на 1 ноября объем задолженности данной компании перед ТФБ по 21 действующему кредитному договору составлял 2,7 млрд рублей. Еще в конце сентября 2016-го по требованию Центробанка данные долги классифицировали по 5-й категории, но резерв на возможные потери в казанском банке сформировали не в 100% задолженности, а только на 299,6 млн рублей.

Зеленодольский завод им. Горького предоставил не только поручительство, но и залог в виде гарантийных депозитов на общую сумму 2,2 млрд рублей. Фото: Максим Платонов

Такой подход в ТФБ объясняли тем, что за данного должника ранее поручилась земельная корпорация "Лидер" на сумму 3,79 млрд рублей. А Зеленодольский завод им. Горького предоставил не только поручительство, но и залог в виде гарантийных депозитов на общую сумму 2,2 млрд рублей. Проверяющие указали — поручительство не должно использоваться для минимизации создаваемых резервов.

К слову, по результатам июльской проверки вскрылись факты уплаты процентов по кредитам "Траверза" из кредитных средств самого заемщика либо третьих лиц. Новых фактов подобного к октябрю — ноябрю ревизоры не выявили. Правда, и новых кредитов с июля по октябрь проблемному заемщику не давали.

В залог по кредитам "ТДК Актив" были представлены два векселя "Татфондбанка" совокупной номинальной стоимостью 621,9 млн рублей. "Данное обеспечение отнесено к первой категории качества, рабочая группа не установила несоответствие принятого обеспечения", — отметил защитник Роберта Мусина. Также за "ТДК Актив" поручилась компания "Новая нефтехимия".

Резкую переоценку качества долга — из второй категории качества сразу в пятую — аудиторы предложили по ООО "Новая электроника". По 12 кредитным договорам компания к ноябрю 2016-го задолжала 1,4 млрд рублей, а созданный банком резерв на потери составил лишь 27,6 млн рублей — 2% от суммы задолженности.

"По мнению рабочей группы [Центробанка], указанная сумма имеет признаки ненадлежащих активов ввиду того, что за счет средств банка гасятся обязательства перед ним же", — продолжил адвокат

Как показала проверка, полученные "Новой электроникой" кредиты направлялись на счета контрагентов в и тут же через цепочку юрлиц возвращались на счета в "Татфондбанке".

"Анализ целевого использования кредитных средств выявил их частичное направление — косвенно, через третьих лиц — на погашение задолженности ООО "Единый закупочный центр" и "Югра Электроникс", на погашение собственной задолженности перед банком, а также на уплату процентов следующих заемщиков: "Метинвест", "Торгбыт", "Армада" и др. — полный перечень организаций, указанных в первом эпизоде уголовного дела", — пояснил адвокат .

А дальше назвал важную цифру — общая сумма уплаченных процентов за счет данных кредитных средств составила 208,2 млн рублей! "По мнению рабочей группы [Центробанка], указанная сумма имеет признаки ненадлежащих активов ввиду того, что за счет средств банка гасятся обязательства перед ним же", — продолжил адвокат.

Схожим образом, по данным проверки, "Новая электроника" в 2016-м гасила и свои собственные кредиты 2014—2015 годов — направляла на них средства от новых займов в ТФБ. И все это на фоне 12%-го снижения выручки лишь за последние три месяца, которое на тот момент объясняли снижением реальных доходов населения и отсутствием большого спроса на рынке бытовой техники и электроники, с перераспределением покупательной способности в сторону продовольственных товаров.