Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

По долгам «Севкабеля» могут ответить топ-менеджеры компании

<p>Старейшее петербургское предприятие было подведено к банкротству действиями УК «Политбюро», полагают его кредиторы.</p><p>Старейшее кабельное предприятие страны, питерский «Севкабель» <a href="https://newia.ru/news/society/12-11-2020/kuda-propal-zavod-sevkabel" rel="nofollow">переживает непростые времена</a>: из-за неразрешимых финансовых трудностей завод в третий раз за последние 10 лет входит в процедуру банкротства. Вскоре судебным органам предстоит установить, несет ли управлявший «Севкабелем» менветственность за сложившуюся ситуацию или банкротство вызвано внешними рыночными факторами.</p><p>Как стало известно «Росбалту», в рамках банкротства коалицией кредиторов подан иск о привлечении к субсидиарной ответственности в отношении нескольких ООО, бывшегого и ряда лиц из руководства УК «Политбюро» (эта компания ранее контролировала «Севкабель»). Среди них Сергей Ярмилко, Александр Вознесенский (старший и младший) и Зелимхан Хаптукаев. По мнению кредиторов, к банкротству завода привела противоправная деятельность указанных лиц по выводу прибыли и продаже активов завода на аффилированные с ними структуры на нерыночных условиях. Они полагают, что эта деятельность лишила завод средств на переезд, текущую дерплаты сотрудникам.</p><p>Вот как выглядит хронология событий по версии кредиторов.</p><p>В 2010 году по инициативе Банка «Санкт-Петербург» состоялось <a href="https://www.fontanka.ru/2021/04/15/69868577/" rel="nofollow">первое банкротство ОАО «Севкабель»</a>, в результате которого мощности завода перешли новому юрлицу — ООО ГК «Севкабель» («второй завод»). Второй завод арендовал у банкрота производственную площадку и оборудование, после чего перезапустил производственный процесс и выкупил оставшееся имущество с банкротных торгов. Процедура завершилась к 2014 году. С этого же момента управление вторым заводом перешло к упомянутым Пиднику, Вознесенскому и Ярмилко, поочередно выступавшими руководителями «Севкабеля».</p><p>Под их управлением «второй завод» был разделен — производственное оборудование было передано дочернему обществу ООО «ПК «Севкабель» («третий завод»), товарный знак отошел шотландскому офшору «Бровер Сервис ЛП», а земельный участок контролировала дочерняя структура Банка «Санкт-Петербург» — ООО «БСПБ Капитал».</p><p>В 2017 году предприятие снова ожидали перемены — ООО «ПК «Севкабель» <a href="https://www.kommersant.ru/doc/3313440" rel="nofollow">вошел в состав</a> самарского кабельного холдинга «Росскат», при этом Пидник, Вознесенский и Ярмилко сохранили контроль над советом директоров завода и добились решения о передаче функций управления к учрежденной ими же УК «Политбюро». При этом управляющей компании, по данным кредиторов, назначили богатое вознаграждение: единовременно 36 млн по итогам 2017 года, 9,6 млн в месяц и ежегодная премия в размере 40% EBT «третьего завода».</p><p>Для понимания, показатель EBT составляет прибыль до вычета расходов по выплате налогов. Фактически «Политбюро» получало львиную долю прибыли, заработанную огромным заводом.</p><p>Одновременно управленцы путем заключения сделок между контролировавшимися ими старым и новым заводом перезаключили договор аренды площадки на ограниченный срок, а также заключили договор на использование товарного знака с «Бровер Сервис», то есть за собственный же бренд «Севкабель» платил на счет офшорной компании. После того, как нужридические вопросы были оформлены, «второй завод» ООО ГК «Севкабель» сменил название на «Линия-К» и благополучно обанкротился.</p><p>Развязка наступила в 2020 году — <a href="https://www.fontanka.ru/2020/05/06/69243259/" rel="nofollow">истек срок аренды</a> территории на Кожевенной, но к тому времени бесперебойный отъем прибыли в пользу «Политбюро» не оставил заводу финансовой возможности безболезненно переехать на новые площади Кировского завода. Предприятие пошло на банкротство.</p><p><b>Переезд</b></p><p>С точки зрения логики, переарендовать территорию на ограниченный срок резона никакого не было, если планировалась дальнейшая стабильная работа «Севкабеля». Почему же принималось такое странное решение? По мнению кредиторов, секрет может крыться <a href="https://www.fontanka.ru/longreads/sevcableport_v_cifrah_i_faktah/" rel="nofollow">в наличии собственного девелоперского проекта у Александра Вознесенского</a> под названием «Севкабель Порт». Развивать промышленное производство долго и сложно, требует определенных компетенций. А вот перевезти (или вовсе обанкротить и распродать) завод, а затем на освободившейся земле построить жилье и коммерческую недвижимость, получив легкие деньги — проще и быстрее.</p><p>Ожидаемо, что к моменту истечения срока аренды денег на переезд уже не хватало. Они попросту не были предусмотрены в плане расходов предприятия. Ведь в случае формирования резервов резко бы снизился показатель прибыли (больше расходов — меньше прибыль), в связи с чем управленцы из «Политбюро» остались бы без ежегодного вознаграждения в размере 40% EBT. Согласно проаудированной E&Y финансовой отчетности, УК за 2019 год получило 109 млн рублей за услуги управления, причем сумму вывели с завода за месяц до его банкротства.</p><p>Стоит отметить, что большой план релокации предусматривал затраты на сумму почти 3,2 млрд рублей: это размещение на новых площадках в Тольятти и Нефтегорске (где базируется «Росскат») и выкуп территории в индустриальном парке «Марьино» за 2,688 млрд рублей. Альтернативный вариант с долгосрочной арендой новых площадей обошелся бы всего в 950 миллионов рублей. Но управляющая компания не сформировала резервов даже на минимальный план релокации.</p><p><b>Аукцион невиданной щедрости</b></p><p>Чтобы сформировать полную картину происходившего с предприятием, стоит проанализировать некоторые сделки, ставшие предметом судебного разбирательства в рамках банкротства «Севкабеля».</p><p>В течение всего периода, когда «Севкабелем» управляло УК «Политбюро», систематически проводились сделки с имуществом, по мягко говоря, нерыночным ценам. Так, за неделю до открытия процедуры банкротства у предприятия имелись требования к 13 контрагентам на общую сумму порядка 160 млн рублей. Должниками выступали стабильно работающие, успешные промышленные предприятия. Проблем с исполнением обязательств возникнуть не могло. Однако, как выяснилось в суде, «Севкабель» <a href="https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/f76fbb02-cdf6-4758-b2f8-72c4de581730/17ab4325-f18d-419f-a18e-79132186ab60/A56-94223-2020_20210408_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True" rel="nofollow">переуступил права требования</a> по договорам цессии зарегистрированному в 2019 году ООО «Металлоинтеграция», <a href="https://bo.nalog.ru/organizations-card/11059839" rel="nofollow">не имевшему сколь какого-нибудь серьезного капитала и активов</a>. При этом коммерческой выгоды «Севкабель» от этих сделок не получил и забрать переуступленные долги у «Металлоинтеграции» фактически нереально.</p><p>Еще одна сомнительная сделка — договор между ООО «УК «Политбюро» и ООО «Северный кабель» от 12 декабря 2020 года. <a href="https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/f76fbb02-cdf6-4758-b2f8-72c4de581730/9611e85a-67d2-4a4c-bf69-b839deaec9bc/A56-94223-2020_20210426_Postanovlenie_apelljacionnoj_instancii.pdf?isAddStamp=True" rel="nofollow">Согласно судебному делу</a>, последний приобрел требования к ООО «ПК «Севкабель» на сумму более 107 млн рублей, причитавшихся в качестве вознаграждения управляющей компании. Несмотря на наличие требований других кредиторов и прямой запрет на нарушение очередности погашения их требований, завод погасил данную задолженность за неделю до своего банкротства. При этом в 2014–2015 годах участником «Северного кабеля», согласно выписке из ЕГРЮЛ, являлся все тот же Ярмилко.</p><p>Завод не только переуступал, но и покупал долги. По номинальной стоимости у «Линии-К» («второго завода») была приобретена «дебиторка» на гигантскую сумму 231 млн рублей, однако должниками оказались или банкроты, или компании в предбанкротном состоянии. Вероятность взыскать с них что-то стремится к нулю, так что от сделки выиграл только «второй завод», полностью аффилированный с топ-менеджерами «Политбюро».</p><p>Еще один любопытный факт — «Севкабель» с 2017 по 2019 гг. отгрузил «Линии-К» продукции на 13 млрд рублей, расчет за которую осуществлялся несвоевременно, сумма просрочки в среднем составляла 1,2-1,5 млрд рублей. Однако никаких финансовых санкций, как положено в таких случаях, не выставлялось. Общий размер недоначисленных за 3 года процентов за пользование чужими денежными средствами, согласно имеющимся документам, мог составить 357 млн рублей. А вот «Линия-К» исправно начисляла и взыскивала с «Севкабеля» проценты и неустойки, получая в качестве оплаты продукцию завода.</p><p>«Линия-К» даже получила от «Севкабеля» 60 млн рублей в качестве премии за достижение объема продаж по итогам 2018 года (</p><p><b><a href="https://bo.nalog.ru/download/clarification/2183798" rel="nofollow">По штату не положено</a>;<p><a href="httploclarification/2183798" rel="nofollow">22 октября 2020 года, за 5 дней до истечения полномочий управляющей компании, завод заключил несколько договоров с УК «Политбюро» на</a>:</p><p><a href="https://bo.nalog.ru/download/clarification/2183798" rel="nofollow">— оказание услуг по управлению персоналом;</p><p>— оказание услуг в сфере IT и проектного управления;</p><p>— оказание услуг по направлению «Экономика и финансы»;</p><p>— оказание услуг по направлению «Бухгалтерский учет».</p><p>В месяц оплата по ним составляла более 5,2 млн рублей. Такие договоры выглядят разумными, если у предприятия нет соответствующего штата и оно нанимает кадровиков, бухгалтеров, экономистов и прочих офисных работников со стороны. Однако в данном случае все было оборот: персонал «Севкабеля», который уже занимался данной административной работой, в преддверии банкротства был уволен одним днем и тут же зачислен в штат управляющей компании. За услуренанятого персонала УК запросила порядка 5 млн руб. в месяц, которые платились управляющей компании даже после открытия процедуры банкротства. Всего такой ход позволил «Политбюро» получить не менее 14 млн рублей за первые три месяца банкротства «Севкабеля»</a>.</p><p><b>НИИ в сказке сказать</b></p><p><a href="https://bo.nalog.ru/download/clarification/2183798" rel="nofollow">По информации кредиторов, предприимчивый менеджмент дотянулся и до дочернего научно-исследовательского института «Севкабеля». Это один из старейших и ведущих исследовательских институтов кабельной промышленности России, заказчиком которого являются, в том числе, Министерство обороны и крупнейшие корпорации («Росатом», «Газпромнефть» и др.). Институт осуществлял работы и имел компетенции</a> в рамках государственных и окологосударственных НИОКР.</p><p>В январе 2019 года завод под управлением ООО «УК «Политбюро» продал за 9,2 млн рублей принадлежащую ему долю в уставном капитале ООО «НИИ «Севкабель» в пользу ранее упомянутого ООО «Северный кабель». При этом, <a href="https://bo.nalog.ru/organizations-card/2024654" rel="nofollow">согласно сайту ФНС</a>, только балансовые активы компании составляли более 12,2 млн рублей, нераспределенная приб есть стоимость доли была занижена как минимум в пять раз. Несмотря на это, по сегодняшний день «Северный кабель» так и не уплатил цену доли по договору, ограничившись авансом в 4 млн рублей. По имеющейся информации, в настоящее время готовится заявление об оспаривании данной сделки.</p><p><b>Странная торговля</b></p><p>Сомнительной, по мнению кредиторов, представляется и схема, по которой реализовывалась готовая продукция «Севкабеля». Основные направления деятельности предприятия — это выпуск бытового кабеля, производство силового кабеля для нужд МРСК Северо-Запада и производство кабеля для гособоронзаказа и нужд атомного судостроения. При этом завод не занимался прямой реализацией, а использовал для этого аффилированных с УК «Политбюро» дистрибьюторов.</p><p>Так, по словам источника, знакомого с ситуацией, бытовой кабель почти по себестоимости продавали ООО «Северный кабель», который перепродавал товар по рыночным ценам. По аналогичной схеме силовым кабелем занималась еще одна «прокладка» ООО «УК «Бизнес Альянс».</p><p>При этом сам завод заключал с контрагентами преимущественно краткосрочные контракты на 1-3 месяца, а долгие контракты подписывали дистрибьюторы-"прокладки». В результате после отстранения команды «Политбюро» от власти в октябре 2020 года заводу попросту перекрыли каналы реализации, что стало одной из причин банкротства.</p><p>Теперь в изложенных в этом материале обстоятельствах, ставших предметом иска, будет разбираться Фемида. Если суд подтвердит, что благодаря действиям данных лиц заводу систематически наносился финансовый ущерб, то по закону о банкротстве за подобную деятельность предусмотрена субсидиарная ответственность, а значит бывшим топ-менеджерам придется за счет собственных средств погашать появившиеся по их вине долги «Севкабеля». После чего, вполне вероятно, деятельностью управляющей компании могут заинтересоваться и правоохранительные органы.</p>