Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

За крах фабрики "Адонис" ответит наследник директора управляющей компании?

Швейное производство "добил" планируемый переезд на площади "Спартака"

За крах фабрики "Адонис" ответит наследник директора управляющей компании?
Фото: Реальное времяРеальное время

Арбитражный суд Татарстана определился с виновными в банкротстве казанской швейной фабрики "Адонис". Конкурсные управляющие предприятия и требовали привлечь к субсидиарной ответственности троих контролировавших фабрику лиц — зятя Альберта Гилязова, сына экс-предправления Татфондбанка Рафаэля Мингазетдинова и директора УК "Шуз Концепт" Юрия Шрайнера. Впрочем, выяснилось, что ни Гилязов, ни Мингазетдинов не одобряли ставшую для предприятия роковой сделку по аренде площадей обувной фабрики "Спартак", которые уже тогда стесненный в средствах "Адонис" еще и отремонтировал за свой счет. По мнению суда, ответить за то, что фабрика лишилась шанса на выживание, должна управлявшая тогда "Адонисом" компания "Шуз Концепт" во главе с директором. А так как последний скончался, в соответчики привлекли его наследника. Впрочем, пока дело приостановлено до окончания расчетов с кредиторами.

Видео дня

Для швейного производства арендовал обувной "Спартак"

Как стало известно "Реальному времени", татарстанский арбитраж разобрался в вопросе о том, кто должен будет оплатить непогашенные долги кредиторов старейшей швейной фабрики Татарстана "Адонис". Речь идет о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника. Самый первый конкурсный управляющий ООО "Швейная фабрика "Адонис" Теще в ноябре 2019 года заявлял такие требования к управляющей швейной фабрикой компании "Шуз Концепт" и двум ее соучредителям зятю Роберта Мусина Айрату Гилязову и Рафаэлю Мингазетдинову — сыну бывшего предправления Татфондбанка и совладельца "Интехбанка" . Двое последних в 2016 году вошли в состав ее учредителей.

Почти годом позже, в октябре 2020 года, к "конкурснику" присоединился и "Татфондбанк" в лице его управляющего . Эти заявления объединили и стали рассматривать совместно. Согласно материалам арбитража, в качестве основания для привлечения к субсидиарной ответственности было названо заключение договора аренды.

Швейная фабрика по условиям договора должна была за свой счет отремонтировать площади "Спартака", которые собиралась использовать. Фото: Дмитрий Кояш/domofoto.ru/CC-BY-NC-ND

Шанс на реабилитацию был окончательно утрачен

"Адонис" 17 июня, а затем и 1 сентября 2016 года арендовал у обувной фабрики "Спартак" на улице Спартаковской, 2 свыше 3,7 тыс. квадратных метров для размещение швейного производства. Суд пришел к выводу, что и в том, и в другом случае речь шла б одном и том же помещении. Более того, швейная фабрика по условиям договора должна была за свой счет отремонтировать площади "Спартака", которые собиралась использовать. На ремонт и отделку она планировала потратить не меньше 20 млн, но не больше 30 млн рублей. По факту в исполнение этого договора были освоены 23,6 млн рублей. Соглашение на проектные работы с ООО "АрхСтройПроект" был заключено еще 4 апреля, а 1 августа подписали и договор строительного подряда с ООО "ПСК Казань".

А из-за последующей сделки (некий договор поставки от 27 декабря 2016 года, суть которого в решении суда не расшифрована) у "Адониса" вообще возникли убытки, сопоставимые со стоимостью активов. Судя по всему, это подкосило и без того стесненное в средствах предприятие. Согласно бухгалтерскому балансу по итогам 2016 года, "Адонис" ушел в минус, показав убыток в 4,8 млн рублей. Как констатировал татарстанский арбитраж, предпринятые в связи с планируемым переносом производственной площадки шаги привели к окончательной утрате возможности реабилитации швейного предприятия.

Ни Гилязов, ни Мингазетдинов сделку не одобряли

Юристы Гилязова и Мингазетдинова в первую очередь заявили о пропущенном сроке исковой давности. Высказались они и по сути обвинения. Так, например, по их мнению, аренда швейным "Адонисом" площадей обувного "Спартака" имела экономический смысл: было решено модернизировать производство, в помещении же, которое предполагалось использовать в будущем, был необходим ремонт. При этом затраты на него шли в зачет арендной платы. В то же время они отмечали, что процесс переноса производства на новую площадку был "достаточно протяженный во времени и связан с существенными финансовыми затратами". Итог же хозяйственной деятельности фабрики "Адонис" в 2016 году, полагают они, не показатель объективного банкротства.

Как констатировал арбитраж, предпринятые в связи с переносом производства шаги привели к окончательной утрате возможности реабилитации предприятия. Фото: Максим Платонов

Так, ответчики утверждали, что убыток был связан с ростом управленческих расходов (они составили 5,4 млн) и процентов к уплате (еще 3,3 млн рублей). И Гилязов с Мингазетдиновым не те, кто способствовал этим тратам. К тому же, сделку, положенную в основание иска о привлечении к субсидиарной ответственности, эти двое не одобряли ни прямо, ни косвенно. В пользу этого высказался и нынешний "конкурсник" "Адониса" Алексго распоряжении документов, которые подтверждали бы обратное, нет.

К тому же, по версии суда, и Семенов, и тем более "конкурсник" ТФБ время для подачи заявления пропустили. Первый подал его за пределами годичного срока исковой давности (с момента признания должника банкротом), а АСВ — по прошествии трех лет. В итоге суд не нашел оснований для того, чтобы заставить Мингазетдинова и Гилязова платить по счетам "Адониса".

Ответственна УК "Шуз Концепт" и ее директор

В ходе рассмотрения дела выяснилось, что план по переносу производственной площадки начал исполняться еще до того, как Мингазетдинов и Гилязов 23 июля 2016 года стали соучредителями предприятия. Полномочия единоличного исполнительного органа швейной фабрики "Адонис" на тот момент были переданы ООО "Шуз Концепт" в лице директора Юрия Шрайнера. Как, впрочем, и ОАО "Обувная фабрика "Спартак".

Арбитраж пришел к выводу, что фактически за исполнение договора аренды от 1 сентября с обеих сторон ответственны упомянутая УК и ее директор. Последний не мог не знать истинное финансовое положение как одной, так и другой фабрики. Кроме того, подписав, пусть и через представителя, уже упомянутый договор аренды в обход процедур корпоративного одобрения крупной сделки, "Шуз Концепт" и ее начальник "приняли на себя риски последующего неисполнения указанного договора". В том числе риски банкротства "Адониса" и всех его последствий.

План по переносу производственной площадки начал исполняться еще до того, как Мингазетдинов и Гилязов 23 июля 2016 года стали соучредителями предприятия. Фото: Ринат Назметдинов

Тем более что о пропуске срока исковой давности они не заявляли. Этому не помешала даже смерть Юрия Шрайнера 13 февраля прошлого года. Татарстанский арбитраж 11 марта этого года привлек в соответчики наследника покойного директора Александра Шрайнера (судя по одинаковым отчествам, не кто иной, как его родной брат). Разумеется, его родственник не горел желанием выступать в этой роли. Даже утверждал, что в наследство не вступал. Но суд эти доводы не принял, так как бумаги свидетельствовали об обратном: арбитраж запросил копию наследственного дела бывшего руководителя "Шуз Концепт". В нем есть заявление о принятии наследства. А потому, сделал вывод суд, Александр Шрайнер может быть ответчиком, но "в пределах наследственной массы". Какова она, в материалах дела не говорится.

Возможности пополнения конкурсной массы не исчерпаны

Впрочем, суд отметил, что "возможности пополнения конкурсной массы еще не исчерпаны". "Конкурс" на фабрике "Адонис" не завершен. Кроме того, нынешний управляющий "Адониса", член СРО Союз арбитражных управляющих "Дело" Алексей Емельянов (стал им 18 ноября прошлого года) заявил о взыскании убытков с двух своих предшественников: члена СРО союз арбитражных управляющих "Правосознание" Тимура Семенова (получил эти полномочия с самого начала введения конкурсного производства 12 октября 2017 года) и члена СРО Союз арбитражных управляющих "Дело" В(бывший гендиректор "Адониса", который впоследствии стал его арбитражным управляющим). В заявлении содержится общая формулировка: "ненадлежащее исполнение обязанностей конкурсного управляющего". Судебное заседание отложено на 25 августа.

Чем же они проштрафились? По словам Емельянова, отец с сыном Семеновы не оспорили сделки "Адониса" с родственными фирмами на общую сумму 15 млн рублей. "Речь идет о том, что денежные средства, которые выводились в преддверии банкротства в аффилированные компании, не были своевременно признаны недействительными. А к моменту моего прихода срок давности для этого уже истек. И эти люди, я считаю, теперь должны возместить убытки", — говорит он. Да и с кредиторами "Адониса" в рамках банкротного дела последнего еще не рассчитались. Одним словом, пока размер субсидиарной ответственности определить невозможно: дело необходимо приостановить.

Казанская обувная фабрика "Спартак" и уже остановившаяся швейная фабрика "Адонис" пали жертвой финансового краха "Татфондбанка". Фото: Максим Платонов

И обувщики, и швейники — жертвы краха ТФБ

Как ранее рассказывало "Реальное время", казанская обувная фабрика "Спартак" и уже остановившаяся швейная фабрика "Адонис" пали жертвой финансового краха "Татфондбанка". После полугодовой агонии в июле 2017 года известный производитель массовой обуви подал заявление о своем банкротстве. Одновременно с ним последовали заявления о банкротстве ООО "Швейная фабрика "Адонис" и ее сбытовой структуры ООО "Торговый дом "Адонис". На "полуживых" к тому моменту предприятиях ждали запуска конкурсного производства и полной распродажи оставшихся активов.

О роковой неизбежности банкротства двух "народных" предприятий заговорили сразу же, как только рухнул "Татфондбанк": оба входили в его финансово-промышленную группу, а сам банк кредитовал "Спартак" и "Адонис" через управляющую компанию УК "Шуз Концепт". Управляющая компания объявила о своем банкротстве еще в феврале 2017 года, фактически став спусковым механизмом для череды массовых банкротств ФПГ "Татфондбанка", но он заработал не сразу. Зато выстрелил с убойной силой: 20 июля арбитражный суд Татарстана зарегистрировал сразу шесть исковых заявлений, направленных на запуск процедуры банкротства ОАО "Обувная фабрика "Спартак" и ООО "Швейная фабрика Адонис". Обувная фабрика сама инициировала процесс банкротства, заявив сумму долга в 3,2 млрд рублей. Швейников же "резали" кредиторы.

Заявление о признании несостоятельным ООО "Швейная фабрика "Адонис" и его сбытовых структур ООО "Торговый дом "Адонис" и ООО "Реал Групп" подало некое ОАО "Адонис". Непосредственно к фабрике акционерное общество предъявило требования на 353,2 млн рублей, к "Торговому дому "Адонис" — на 330,6 млн рублей, а самая внушительная сумма в 1,17 млрд рублей была выставлена к ООО "Реал Групп". Уже 12 октября 2017 года Арбитражный суд РТ признал ООО "Швейная фабрика "Адонис" банкротом и открыл конкурсное производство

Размер требований реестра кредиторов швейной фабрики составляет 190 млн рублей. Фото: Ринат Назметдинов

На "Адонисе" висит 190 млн рублей долга

Какова сегодня долговая нагрузка "Адониса"? Размер требований реестра кредиторов швейной фабрики, уточнил нашему изданию ее конкурсный управляющий Алексей Емельянов, составляет 190 млн рублей, и он может быть уменьшен разве что на сумму реализованного имущества, а продавать уже нечего. Он говорит, что за душой у швейной фабрики были только небольшое количество оборудования и готовая продукция: "Всякие мальчиковые костюмы". Бывшие производственные здания, как известно, числятся на балансе другой родственной компании ООО "Реал Групп".

Емельянов рассказал "Реальном времени", что размер наследственной массы Юрия Шрайнера, причитающейся его брату, ему пока неизвестен, но "уже есть основание для того, чтобы сделать по этому поводу запрос". "Если взыщем 15 миллионов рублей убытков [с Семеновых], останется 175 миллионов. Но и эта сумма не принципиально отличается от первоначальной", — заметил "конкурсник", имея ввиду перспективы взыскания какой-либо части этих средств с Александра Шрайнера.