Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Правительство нашло виноватых в высокой цене на металл. Среди подозреваемых – компания с Урала

Мрачная перспектива Сотрудники изучают материалы, направленные им из (в пресс-службе ФАС подтвердили факт передачи документов) и касающиеся нескольких крупных металлотрейдеров. В ФАС полагают, что они организовали картельный сговор, в МВД же на основе материалов будут решать, возбуждать ли уголовное дело. О возможности существования картельного сговора ФАС заявила в апреле 2021 года, исходя из подорожания стального проката в четвертом квартале 2020 года и жалоб граждан и организаций на рост цен. В декабре 2021 года ФАС объявила, что ее подозрения были не напрасны и сговор между металлоторговыми компаниями существовал в реальности. Как считает ФАС, они договорились между собой о совместных действиях по участию в тендерах на закупки стального проката и умело координировали цены, чтобы кто-то из них мог обязательно победить. Подобным образом нарушалось действующее законодательство о конкуренции. Если по материалам ФАС все-таки будет возбуждено уголовное дело и потом состоится суд, то среди подсудимых могут оказаться топ-менеджеры и акционеры Сталепромышленной компании (СПК), штаб-квартира которой находится в Екатеринбурге, а деятельность распространяется на всю страну. Детище экс-депутата В информационном плане СПК может выглядеть непрозрачной, так как она мало упоминается в прессе. Даже учредителей определить непросто. Во всяком случае, основателем СПК считается Николай Лантух, бывший депутат Екатеринбургской городской думы, создавший помимо СПК торговые сети «СуперСтрой» и «Звездный», строительную фирму «Юран». Впрочем, учредителем мог быть и Григорий Кориш, бывший до своей трагической гибели в 2009 году председателем совета директоров СПК. Как бы там ни было, по информации «СПАРК-Интерфакс» в настоящее время около 85,8 % уставного капитала АО «УК «СПК» принадлежит кипрской Odelette Holdings, 5,4 % – Сергею Кабакову (акционер подмосковного аэродрома «Мячково» и член совета директоров «Башкиргеологии»), 3,9 % – генеральному директору СПК Алексею Сухневу (входит в сотню богатейших людей Урала), остальное распределено между Эдуардом Биккужаном, Николаем Лантухом, и коммерческим директором СПК Владимиром Крысановым. АО «УК «СПК», по данным СПАРК, в 2020 году вообще не получила выручки и тем не менее заработала 525,3 млн рублей чистой прибыли. Ей в свою очередь принадлежат АО «СПК», сервисный металлоцентр «Стами», «Стройтехцентр», «Метур», SPK Steel Trading и др. (кроме «Метура» все занимаются торговлей металлопрокатом). Центром доходов является именно АО «СПК», выручка которой в 2020 году составила 78,3 млрд рублей, чистая прибыль – около 4 млрд рублей. Начиналась СПК с созданной еще в 1991 году фирмы «Тайм», совершавшей операции на Свердловской товарной бирже и имевшей небольшой склад металла. В 1993 году она сменила наименование и стала называть Сталепромышленной компанией. Спустя три года СПК стала лидером по объемам продаж проката на рынке Свердловской области и открыла филиал в Перми, затем в Кирове, Тюмени, Казани, Кургане и других городах России, стала создавать сервисные металлоцентры. Сейчас она продает свыше 1 млн тонн стали в год, имеет сильные позиции на Урале, да и в других регионах находится не на последних ролях. Ее долю на российском рынке можно оценить в 3–4 %. В планы СПК, похоже, входит коренная трансформация из чисто торговой компании в производственно-торговую. Во всяком случае в нынешнем году СПК планирует запустить производство сварных труб во Владивостоке и Перми, то есть в городах, где нет трубных заводов. Либо проценты, либо… Теперь вернемся к картельному сговору. По версии ФАС, виновные организованно участвовали в электронных конкурсах и аукционах на поставку металла. Они так умело наладили взаимодействие между собой, что смогли побеждать без особого труда, ловко управляя ценами и отсекая остальных поставщиков от вожделенных заказов. ФАС выявила использование виновными единой инфраструктуры для координации действий. В ходе проверки непосредственно самой СПК была обнаружена электронная переписка ее сотрудников с другими участниками картеля. По данным ФАС, деятельность картеля затронула множество аукционов и конкурсов по закупкам металла на общую сумму почти 2,7 млрд рублей. Но ущерб мог быть гораздо и больше, так как участники сговора теоретически имели возможность после заключения контрактов на поставку проката «попросить» потребителей пересмотреть их стоимость в сторону увеличения под предлогом подорожания металла на рынке и невозможности отгрузить нужные объемы по прежним ценам (на момент подведения итогов тендеров). На основании собранных данных ФАС предписала СПК и остальным виновным прекратить сговор. Для СПК решение ФАС явно было подобно удару обухом по голове и могло создать серьезные проблемы: ведь в решении ФАС не говорится, в какой срок компания должна выйти из картельного сговора и приступить к добросовестной торговле. Плюс еще и репутационные риски – банки могут не захотеть кредитовать СПК, клиенты могут отказаться от закупок и т. д. Затишье перед делом Пока никакого уголовного дела не возбуждено, однако участники сговора не дремлют. Один из его фигурантов, «А Групп», подала иск в арбитражный суд Москвы, чтобы оспорить решение ФАС, и третьим лицом будет проходить СПК. Впрочем, их шансы на победу призрачны, хотя, как считают отраслевые эксперты, ФАС может пойти им навстречу. «Вполне возможно, что ФАС, внимательно изучив аргументацию металлотрейдеров, ограничится минимальными штрафами или снимет обвинения», – отметил Артем Тузов, исполнительный директор департамента рынка капиталов компании «Универ Капитал». В то же время нельзя сбрасывать со счетов, что ФАС выпишет СПК и ее партнерам штрафы на серьезные суммы – до 15 % от их выручки. Возможность же посадки тоже реальна: если МВД России все-таки возбудит уголовное дело, то вполне может довести его до суда. Тогда на статье подсудимых могут оказаться акционеры СПК: они не могли не знать про картельный сговор. По словам источника, в последние годы Алексей Сухнев предпочитает не светится на публике, его трудно встретить на публичных мероприятиях. Владимир Крысанов тоже не частый гость на них. Это можно расценивать как большую загруженность по работе или как нежелание лишний раз напоминать о себе. На личной странице Алексея Сухнева в Facebook последняя запись датируется октябрем 2020 года, у Владимира Крысанова – августом 2021 года. На запрос автора статьи в СПК по поводу ситуации комментариев получено не было. Фото: Rupert Oberhäuser / http://imagebroker.com/#/search/ globallookpress.com

Правительство нашло виноватых в высокой цене на металл. Среди подозреваемых – компания с Урала
Фото: РИА "ФедералПресс"РИА "ФедералПресс"