Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Британская пиццерия Dodo вышла из-под российского «крыла»

Основатель Dodo Brands в июне 2022 года перестал быть контролирующим акционером Dodo International Group Limited — юрлица «Додо Пиццы» в Великобритании. Это следует из британского реестра юридических лиц и их бенефициаров, пишет Forbes.

Британская пиццерия Dodo вышла из-под российского «крыла»
Фото: BFM.RUBFM.RU

Видео дня

Овчинников объявил, что закрывает бизнес в Соединенном Королевстве, еще в марте. Сведения о передаче контролирующих прав, в том числе 75% акций, датированы началом июня. В тот же день пост финансового директора покинул россиянин Кирилл Вырыпаев.

Владельцем британского бизнеса «Додо Пиццы» стал Дэвид Кристофер Суини. Он занимает кресло директора компании с момента ее основания в 2019 году. Ранее Суини занимал руководящие посты в компаниях Papa Johns, Burger King и easyPizza.

На просьбу Business FM о комментарии Федор Овчинников не ответил. Но, по сведениям Forbes, причина продажи британской компании — в проблемах с финансированием из России после начала специальной операции. Впоследствии Суини продаст Dodo International Group Limited заинтересованному покупателю, полагает издание, поскольку британцу легче реализовать подобный актив.

В настоящее время в Великобритании работают три заведения «Додо Пиццы». Это франшизы. Но к следующему году компания планировала открыть в стране до 50 пиццерий. Сейчас эту компанию в Соединенном Королевстве знают, но слабо, говорит житель Лондона Дмитрий:

— Она не такая большая компания, чтобы все ее тут знали. Тут, кстати, есть другие русские предприниматели, например, кафе «Лето», «Пинг-понг». Среди инвесторов, юристов, бухгалтеров, банкиров я ни разу не слышал больших поклонников этой «Додо Пиццы».

— А британцы вообще едят пиццу? Насколько она популярна?

— Да, она популярна у них, но я бы не сказал, что есть какой-то определенный бренд, к которому они привязаны. Например, они часто покупают пиццу в супермаркетах и дома ее просто в печку загоняют. А итальянские рестораны, в принципе, предлагают достаточно неплохую пиццу. Есть маленькие магазинчики, которые продают готовые горячие пиццы — либо с доставкой на дом, либо сам ты ее заказываешь и забираешь.

Инвестиции в Dodo Pizza UK составляли более 3,5 млн долларов. Частично это были вложения в завод по производству римского теста. На данный момент он недостроен.

В мае прошлого года в интервью на YouTube-канале Овчинников оценивал свой капитал в 50 млн долларов. Выручку управляющей компании — в 33 млн долларов в год, а всей сети — в примерно в 45 млн. При этом, по его словам, свой бизнес он создал с нуля. Его стартовый капитал — 300 тысяч рублей потребкредита.

Сейчас Овчинников не только владеет головным брендом, но и является членом наблюдательного совета , развивает сеть фастфуда «Донер 42», основанную два года назад. Пока под этим названием работает семь точек. Сеть начала продавать франшизу в России и в Казахстане.

Уход Овчинникова из британской франшизы не повлияет на российскую Dodo Brands, уверен исполнительный директор VSK group . При этом он затруднился оценить сумму сделки.

Максим Тищенко исполнительный директор VSK group «Я думаю, что это была не символическая сделка, хотя сейчас очень тяжело что-то говорить. На российский бизнес в любой западной стране оказывается колоссальное давление, поэтому я думаю, что может быть составляющая, которая говорит о вынужденной продаже. Однако каких-то особых шумих в новостях вокруг этой истории не было, мы узнали о ней впоследствии. Я думаю, что вполне вероятно, что эта сделка готовилась, прорабатывались различные варианты и все-таки был выбран тот вариант, который приносит какой-то плюс в виде денежного эквивалента собственнику и владельцу этой доли. Поэтому если так строить прогноз, то я бы сказал 80 на 20. 20% — сделка была номинальной. 80% — он что-то получил».

По словам эксперта, вероятнее всего, в дальнейшем при перепродаже британский проект ждет поглощение более крупным игроком. И впоследствии Dodo станет частью большой британской или международной компании.

Однако можно предположить, что лично для Овчинникова уход стал ударом. Известно, что он так болел за британский бизнес, что даже от русскоязычных сотрудников, работающих в нем, требовал вести переписку только на английском.