«Добрый билет» и сурдопереводчики: как VK Fest стал доступнее для всех

VK Fest не первый год реализует социальные инициативы — например, гости традиционно могут купить «Добрый билет» на 100 руб. дороже обычного и помочь фондам. В этом году команда фестиваля пошла дальше, чтобы создать как можно больше условий для людей с инвалидностью. Так у фестиваля появилась инфраструктура для гостей на колясках, незрячих людей и зрителей с нарушениями слуха. Алина Лебедева, руководитель B2B направления социальных проектов в VK и сервисе «VK Добро» рассказала, как удалось сделать фестиваль инклюзивным.

«Добрый билет» и сурдопереводчики: как VK Fest стал доступнее для всех
© Sostav.ru

Зачем VK делает фестиваль доступнымИнклюзия — одно из ключевых направлений социальной стратегии VK. Чем больше возможностей мы предоставляем разным пользователям, тем комфортнее им с нами быть и пользоваться нашими сервисами. VK Fest придерживается точно таких же принципов и стремится повышать доступность: это делается не только для людей с инвалидностью, а вообще для всех — например, пандусы нужны не только людям на инвалидных колясках, но и родителям с маленькими детьми.

На фестивале мы реализовали два блока инициатив в сфере инклюзии. Первый — это оффлайн-доступность для людей с инвалидностью, а второй – онлайн-трансляция с переводом на русский жестовый язык.

Как фестиваль адаптировали для людей с инвалидностьюТестировщики на площадках

Во всех пяти городах присутствия фестиваля — в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Владивостоке и Сочи — работали тестировщики с разными формами инвалидности. На этапе подготовки они побывали на площадках и сообщили нам, какие сложности могут возникнуть у гостей. В Москве и Санкт-Петербурге у нас уже были отзывы посетителей о прошлогодних фестивалях, поэтому мы составили базовые требования к площадкам задолго до того, как началась застройка. Итоговый тест-драйв мы проводили за день-два до мероприятия, когда площадка была уже почти готова, но еще было время что-то доделать и исправить.

Тестировать площадку нам помогали волонтеры — активные неравнодушные люди с инвалидностью, которым важно участвовать в совершенствовании доступной среды. Они вместе с ними исследовали площадки и давали обратную связь. Нам помогали и наши коллеги: например, в команде VK есть незрячий тестировщик, очень активный человек и блогер Артем Плаксин. Он много путешествует, поэтому много исследует городские пространства. Вместе со своей незрячей женой и двумя незрячими подругами он тестировал площадки в Москве и Санкт-Петербурге. Они помогли нам понять, как нужно адаптировать инфраструктуру для людей с особенностями зрения.

Что нужно учесть

В первую очередь нам было важно закрыть базовые потребности людей с инвалидностью — проверить, есть ли на площадках в регионах специальные туалеты, и если нет, установить их, сделать удобные пандусы под нужным углом и подходящей ширины, ступени и бордюры правильной высоты. Кроме этого, мы сконструировали специальный подиум на небольшом возвышении, чтобы зрители на колясках видели то, что происходит на сцене, а не спины тех, кто стоит впереди.

Мы понимали, что нельзя за один подход сделать мероприятие такого масштаба удобным для всех, поэтому двигались поэтапно. На старте мы подготовили очень подробный документ, где прописали пожелания к застройке, распределив все возможные рекомендации на группы по приоритетам. Например, наличие специального подиума и доступных санитарных зон мы отнесли к must, то есть к обязательным. В пункте nice to have обозначили то, над чем стоит поработать в будущем: туда, к примеру, относятся «тихие зоны» для отдыха гостей с когнитивными особенностями.

Некоторые моменты пришлось решать прямо на фестивале. От тестировщиков мы узнали, что бывают разные коляски — электрические и неэлектрические, и для них требуются разные условия У электрических колясок внизу есть аккумулятор, с которым можно проехать далеко не везде. Например, резиновые приспособления, которые прикрывают провода на земле, слишком высокие для людей на электрических колясках. Еще нужно учитывать, что у колясок разная ширина и толщина колес, у людей бывает разный вес и физическая подготовка, иногда есть сопутствующая инвалидность.

Погода тоже на многое влияет. Например, в Санкт-Петербурге все два дня фестиваля шел проливной дождь, что сделало наши идеально спроектированные пандусы очень скользкими. Еще мы не учли, например, что тем, кто сопровождает людей на колясках, тоже нужны стулья на подиуме, потому что простоять на ногах несколько часов не так просто, и этот вопрос мы тоже решали уже во время фестиваля.

Тем не менее на подиуме всегда находились люди на колясках, а всего в фестивале приняли участие 900 человек с инвалидностью. В следующем году мы хотим сделать шаг по направлению к доступности фестиваля и для людей с ментальными особенностями.

Инструктаж команды: как общаться и «не причинять добро»На VK Fest было много волонтеров, и мы дополнительно дали брифы тем, кто работал именно с людьми с инвалидностью. На площадках работали стюарды, которые помогали гостям сориентироваться в пространстве, провожали людей с инвалидностью к локациям, проводили для них экскурсию по фестивалю. Кроме этого мы провели общий инструктаж и объясняли членам команды, как работать с людьми с инвалидностью, чтобы не «причинять добро», а помогать, когда это действительно нужно.

Например, не нужно насильно везти человека на коляске в специальный туалет или на подиум только потому, что на фестивале есть такая возможность. Человек на коляске может хотеть другого или вообще не хотеть ничьей помощи, заниматься своими делами и справляться своими силами. Поэтому волонтер может подойти к нему, вежливо спросить, нужна ли помощь, рассказать о том, что у нас есть площадка на возвышении для просмотра концерта, и если помощь не нужна, удалиться.

Особое внимание мы уделяли лексике. В VK мы уже давно пользуемся специальным словарем социальных терминов, чтобы снизить коммуникационные барьеры для всех без исключения. В общении мы ставим на первое место человека, а не его диагнозы, болезни и особенности. Например, мы говорим не «инвалид», а «человек с инвалидностью» или «человек, передвигающийся на коляске». Не говорим «слепой», «глухой» – лучше будет сказать «незрячий», «неслышащий». Этот словарь мы составляли вместе с профильными НКО, которые давали рекомендации по поводу этики употребления того или иного термина. Ознакомиться с ним можно по ссылке.

Как мы делали перевод трансляции фестиваля на жестовый языкВыступления знаменитых артистов вместе с переводчиками жестового языка — это достаточно известная в мире практика. Не так давно завирусилось выступление Рианы вместе с Джастиной Майлз на «Супербоуле», после которого переводчица стала настоящей звездой. Еще после окончания прошлого VK Fest мы задумались, как было бы здорово сделать что-то похожее и у нас. Ситуация осложнялась тем, что до нас никто не делал жестовый перевод такого масштабного события как VK Fest.

Нашу идею поддержала команда фестиваля, предложив нам сделать перевод видеотрансляции: так фестиваль будет доступен максимально большому количеству людей, в том числе людям с нарушениями слуха, то есть нашей целевой аудитории.

Работа над переводом началась с поиска партнеров. Адаптировать трансляцию для людей с особенностями слуха нам помогли партнеры из московского театрактеров «Недослов» и переводчицы Катерина Кононенко, Маргарита Старцева и Мария Зизина. Изначально мы увидели Катерину в клипе Никиты Киоссе — там она переводит текст песни на жестовый язык и выглядит невероятно: у нее яркая внешность, зажигательная, харизма, потрясающий темперамент. Мы тоже хотели, чтобы у выступлений на VK Fest был не просто сурдоперевод или субтитры, а чтобы переводчицы эмоционально отыгрывали песни, фактически исполняли каждый номер, как и артисты.

Мы старались как можно раньше получить списки артистов и их песен, чтобы девушки могли подготовиться и сделать перевод заранее, фактически придумать новый номер на жестовом языке, передав смысл текста, эмоции и драйв. Мы столкнулись с тем, что не все песни поддаются такой адаптации в силу разных причин (как особенностей текстов современных песен, так и особенностей самого жестового языка). Поэтому у некоторых певцов получилось перевести две-три песни, а у других — почти весь репертуар. К примеру, у Jony мы перевели весь сет-лист, это около 12 композиций. Кроме этого, девушки в прямом эфире переводили сюжеты корреспондентов из пяти городов, репортажи со сцены и диалоги ведущих с гостями, вели прямые включения из студии Владимира Маркони, где он общался со звездами.

В итоге трансляцию с переводом на русский жестовый язык посмотрели более 8 млн человек. Мы получили огромное количество восторженных комментариев. Многие писали, что переводчицы выглядели порой даже энергичнее, чем артисты. Мы получали комментарии не только от неслышащих людей, но и от людей без инвалидности. Они писали, что с большим интересом смотрели на работу переводчиц, несмотря на то, что все слышали. Один из зрителей во время паузы в работе переводчиц начал объяснять другим, какая сейчас играет песня и о чем она. Это было очень трогательно. Это и есть настоящая инклюзия, когда в одном потоке объединяются разные люди.

Переводчицы работали все два дня фестиваля по 12 часов с короткими перерывами. Когда трансляция кончилась, команда им аплодировала, потому что это феноменальный труд. В следующем году мы планируем пригласить больше переводчиков, чтобы они могли работать с перерывами, и охватить еще больше активностей. И еще хотим сделать так, чтобы, переводчики находились с артистами прямо на сцене.

Благотворительность, доступная всемПомимо доступности нам также было важно дать гостям возможность делать добрые дела. Главная благотворительная инициатива фестиваля — «Добрый билет». Наравне с обычными билетами гости фестиваля могли купить «добрый», на 100 рублей дороже, и помочь фондам из городов фестиваля. VK Fest удвоил вклад гостей в благотворительность и в итоге мы перечислим в благотворительные организации 2,5 млн рублей.

Александра Бабкина, директор социальных проектов VK и руководитель «VK Добра»:

Все благотворительные инициативы VK Fest основаны на социальной стратегии VK, поэтому фондами-партнерам фестиваля в этом году стали те организации, что поддерживают детей, взрослых, животных, развивают экологические и инклюзивные программы. А еще мы хотели дать людям возможность поддержать проверенные фонды из родных городов, поэтому средства с продажи «добрых» билетов перечислялись в локальные проверенные фонды.

Во Владивостоке гости поддерживали фонд помощи бездомным животным «Умка», в Сочи деньги перечислены центру спасения дельфинов «Дельфа», в Новосибирске — фонду помощи детям и семьям в трудной ситуации «Солнечный город». Гости в Санкт-Петербурге помогли благотворительным организациям «свет.дети», «Не напрасно» и «Точка опоры», а в Москве — фондам «Собаки, которые любят», «Федерация адаптивного хоккея» и «Второе дыхание».

В работе с НКО нам важно, насколько фонд готовя как партнер, а не просто принять деньги, которые мы перечислим. Приятно, что фонды активно рассказывали о «Добрых билетах» на своих площадках, работали со своими амбассадорами — звездами, которые могут рассказать о фестивале своей аудитории. Например, Илья Макаров, комик из программы «Что было дальше», бесплатно рассказал на своей страничке, почему для него важен фонд «Второе дыхание», и дал ссылку на покупку «Добрых билетов». Другие амбассадоры-блогеры снимали ролики на самом фестивале, рассказывали о возможности помочь НКО. Чем больше людей знает о «Добрых билетах», тем больше денег мы можем направить в фонды.

В этом году мы продали в девять раз больше «Добрых билетов», чем в прошлом. Это удалось сделать с помощью трех шагов:

На сайте, при нажатии на кнопку «Купить билет» первое, что предлагалось пользователю — купить «Добрый билет». Это элементарное техническое решение, которое имело большой эффект.Работа с амбассадорами. Нам удалось привлечь pro bono довольно большой пул блогеров, которые рассказали про добрые билеты, и мы видим по конверсиям, ссылкам и меткам, что это действительно сработало.Фонды, которым помогали «Добрые билеты», были региональными. Люди понимали, кому отправятся их деньги, и жертвовали охотнее, потому что это были фонды из их родных городов. Причем эти НКО были на фестивале, с ними можно было пообщаться.

Чекап здоровья и возможность стать доноромНа площадках фестиваля работали локации благотворительных фондов-партнеры «VK Добра», в которых можно было пройти диагностику заболеваний и позаботиться о своем здоровье. 800 человек прошли экспресс-тестирование на ВИЧ от «Гуманитарного действия», а сотрудники фонда борьбы с инсультом «ОРБИ» провели 400 УЗИ сосудов шеи и дали гостям рекомендации по профилактике инсульта.

«Русфонд» впервые на фестивале провел проверку для всех, кто хочет стать донорами костного мозга. У нас были опасения, что люди, которые пришли послушать музыку, пообщаться с друзьями и поесть хот-доги, не захотят заполнять длинные анкеты и погружаться в непростую тему онкологии. Но мы решили попробовать и получили 200 человек, которые зарегистрировались в «Национальном регистре доноров костного мозга имени Васи Перевощикова» в качестве потенциальных доноров. Причем мы увеличили вероятность того, что кому-то при необходимости удастся найти донора в своем регионе, а не только в Москве.

Капшеринг: экологичный мерчНа фестивале в Москве впервые работал «Добрый капшеринг» — это экологическая инициатива от «VK Добра» для тех гостей, которым важна забота о природе и отказ от использования одноразового пластика. Гости могли купить всего один стакан с символикой фестиваля и пользоваться им в разных точках фудкорта. Деньги с покупки шли на благотворительность — всего по итогам акции в фонды удалось перечислить 200 тысяч рублей. Идея с капшерингом решила сразу несколько задач: во-первых, гость мог унести с собой полезный сувенир, во-вторых, так VK Fest избежал лишнего мусора в виде одноразовой посуды, а в-третьих, это был еще один способ поддержать благотворительные фонды.

Кроме этого, на фестивале был организован раздельный сбор отходов от «РазДельного Сбора»: волонтеры помогали гостям пользоваться контейнерами для раздельного сбора правильно, рассказывали о переработке отходов и показывали, что получается из вторичного сырья.

Что получилось в итоге Для нас очень важно менять отношение людей к инклюзии и на примере фестиваля видим, как это работает. Застройщики буквально за ночь по нашей просьбе исправляли пандусы и адаптировали инфраструктуру. В Москве на фудкорте гостям давали скидки за то, что они пришли с многоразовым стаканом. И это решение было исключительно за бизнесом, на который мы никак не могли повлиять.

Все дни фестиваля мы были на связи с людьми с инвалидностью, которые следили за фестивалем как онлайн, так и оффлайн. Они давали комментарии, советы и рекомендации о том, как сделать фестиваль еще удобнее и доступнее.

Такое вовлечение совершенно разных людей, партнеров, коллег вдохновляет развивать это направление дальше, учиться на своих ошибках, изучать обратную связь и делать фестиваль еще лучше.