Цифровые экосистемы: 5 вызовов для экономики России

Российские цифровые экосистемы пока еще в 60 раз менее прибыльны, чем иностранные аналоги, а их совокупная капитализация составляет менее одного процента от стоимости сотни крупнейших мировых платформ. Однако рынку предсказывают бурный рост, а значит, актуальным становится и его упорядочивание. Каким может быть эффективный подход к надзору и контролю за цифровыми платформами и позволит ли он справиться с главными рисками, которые уже ощущают не только пользователи экосистем, но и вся экономика, обсудили участники форума «Развитие и регулирование экосистем в России: на пути к цифровому равенству» (организован центром конференций «Сегодня»). Фото: depositphotos.com Новый платежный ландшафт Среди ключевых вызовов, которые связаны с глобальным развитием рынка экосистем, эксперты выделили их экспансию в финансовый сектор. Платформы уже запускают различные финансовые продукты, в том числе внедряют собственные цифровые кошельки, а значит, получают неограниченный доступ к данным о транзакциях пользователей, отмечает , доктор экономических наук, профессор, президент АНО «Центр защиты вкладчиков и инвесторов». Потенциально это оставляет все финансовые транзакции внутри экосистем вне контроля регуляторов и даже национальных властей, повышает риски системных сбоев. Более того, крупные технологические игроки инициируют создание частных цифровых валют, обеспечивая быстрое и крупномасштабное внедрение, напоминает эксперт. Частные цифровые валюты создают риск, что bigtech-компании обретут чрезмерную рыночную власть, изменив ландшафт платежей. Это влияет на функционирование денежно-кредитной системы, создавая угрозу для олигополизации платежного рынка со стороны изначально нефинансовых экосистем. При этом частные валюты экосистем, как показал на нескольких примерах Артем Генкин, выступают своеобразным «ускорителем» для запуска цифровых валют Центробанков (ЦВЦБ), финансовые операции с которыми, по мнению самих экспертов ЦБ, будет отличать большая прозрачность и контролируемость, а также будут купированы риски, вызванные отсутствием обеспечения валюты и госконтроля. Остается открытым вопрос о том, найдут ли себе место частные экосистемы при внедрении ЦВЦБ. Практика США и Китая дала, по мнению эксперта, ряд показательных примеров, когда подобное взаимодействие происходит конфронтационно и заканчивается для частного бизнеса запретами, судебными исками и антимонопольными штрафами. Под угрозой персональные данные Цифровые компании формируют огромные массивы информации о пользователях, от их предпочтений при выборе товаров и маршрутов поездок до паспортных данных и номеров банковских карт. «Для цифровых компаний это капитал, и вполне монетизируемый. Еще в 2016 году оценивал стоимость данных одного человека в $720 в год. С учетом миллионов и даже миллиардов пользователей экосистем, это очень серьезный масштаб», — отметил , заведующий кафедрой конкурентного права . Пока массивы данных защищены не лучшим образом. В 2022–2023 гг. 32% утечек было связано с компрометацией персональных данных, приводит статистику Ольга Минаева, GR-директор SearchInform. Она также отмечает, что в 2022 году в России число кибератак увеличилось на 80%, в 2023 году еще на 65%. «Необходим комплексный подход, который бы включал и внедрение технических средств защиты от утечек и взломов, и организационные меры, включая четкие регламенты работ, а также все аспекты, связанные с обучением. У людей, которые работают в ключевых отраслях, навыки кибергигиены должны быть на максимальном уровне», — отмечает Ольга Минаева. Инвестактивность на минимуме Цифровые экосистемы могли бы сыграть активную роль в финансировании новых экономических проектов развития в стране. Такая деятельность была бы востребована с учетом потребности в инвестициях, в том числе со стороны реального сектора. Пока же российские предприятия используют скорее собственные средства, а на сектор банковского кредитования в прошлом году пришлось лишь 7,4% в общем объеме инвестиций, отмечает , председатель Совета по финансово-промышленной и инвестиционной политике. «Российские финансовые экосистемы развивались, скорее, как торговые. Хотелось бы, чтобы финансовые экосистемы, платформы уделяли больше внимания инвестициям в основной капитал. В стране взят курс на технологическое развитие, модернизацию промышленных предприятий, и платформам стоит перестраиваться и принимать в этом участие», — отмечает Владимир Гамза. Экосистемное рабство Участники форума отметили и такой вызов, как экосистемное рабство. «В какой-то момент пользователи экосистем рискуют ощутить себя заложниками. Экосистемы удобны, хорошо организованы, но риски для потребителей во многих моментах возрастают», — поясняет Юлия Приходина, заместитель председателя Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике. Привязка к сервисам возникает очень быстро, в результате может возникнуть риск переплаты, в том числе из-за невозможности сравнить стоимость, а также навязывания предложений. «Включение пользователя в свою орбиту, замыкание на него наибольшего количества сервисов — базовая задача экосистем. При этом может проявиться возможность манипулирования предложением, в том числе продуктов и услуг с не всегда соответствующими функциями и параметрами, и с этим нужно бороться», — отмечает , председатель правления Ассоциации «Финансовые инновации». Регулировать нельзя запрещать Но ключевым вызовом, безусловно, остается само регулирование цифровых экосистем. Например, не до конца ясно, какой именно государственный институт должен контролировать новый рынок, нужен ли в принципе для него отдельный правовой статус и самостоятельная регуляторика. Уточнения требует само понятие «экосистема». «Необходима проработка вопросов, связанных с определением единых подходов и методов сбора и учета показателей объемов цифровых рынков, их предоставления для осуществления мониторинга, оценки состояния конкуренции», — полагает Константин Бегиджанов, заместитель директора Департамента антимонопольного регулирования . Сложности создает многовекторность работы экосистем, ведь они предлагают пользователям широчайший спектр услуг: от продажи продуктов питания до обучения, перевозок, туризма и финансовых сервисов. А значит, для регулирования может потребоваться формирование межведомственной группы с участием представителей от профильных объединений, отмечает Роман Прохоров. «Как минимум необходим активный диалог между государством и бизнесом, который бы позволил формировать подходы, периодически их корректировать», — отмечает , управляющий партнер ЮК «Зарцын и партнеры». Возможно и сотрудничество государства с частными цифровыми экосистемами, например, в формате ГЧП в рамках продвижения ЦВЦБ. Экосистемам, к примеру, это позволит сберечь часть лояльной аудитории, предложив ей инновационные услуги, и избежать значимых финансовых потерь. Но главное — взвешенное регулирование нового рынка поможет нивелировать риски политизации экономических взаимоотношений участников экосистем, особенно при взаимодействии с зарубежными платформами. «Данный риск остается весьма значительным. Думаю, регулирование нового рынка, в том числе, должно быть направлено на то, чтобы этот риск не был реализован», — резюмирует Артем Генкин.

Цифровые экосистемы: 5 вызовов для экономики России
© Инвест-Форсайт