Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Рынок роскоши уходит в «супердорого»

В то время как спрос со стороны «среднего класса» на продукцию класса люкс стремительно падает, «супердорогой» сегмент продолжает расти. При этом производители, ориентированные на Москву, влияния кризиса практически не замечают, в то время как продажи во многих регионах практически умерли. Как передает корреспондент ИА REGNUM, об этом говорилось в ходе состоявшейся по инициативе Франко-российской торгово-промышленной палаты третьей ежегодной конференции, посвященной рынку роскоши и объединяющей российских и международных игроков отрасли для обсуждения актуальных вопросов.

Искушенный клиент

Видео дня

«Периоды кризиса не влияют на бизнес, потому что (в данном случае) цена и качество уникальные, а клиент искушенный. Поэтому в кризис у нас наоборот вырастают продажи и идет всплеск», — заявила основательница и креативный директор модного дома IZETA Изета Гаджиева.

По ее словам, «основные потребители класса люкс находятся в Москве», при этом, «иногородние потребители тоже любят покупать в Москве».

Дизайнер и совладелец Queensbee Наталья Мерш, ювелирная компания которой тоже работает преимущественно в Москве, заметила, что экономический спад не имел негативных последствий для продаж и в ее случае. В то же время в регионах картина кардинальным образом отличается.

Так, по словам основателя и президента Gourji Дмитрия Гуржия, некоторые регионы «полностью умерли» в отношении продаж, «за исключением двух-трех городов: Ростов-на-Дону, Краснодар и Нижний Новгород». «Всё остальное — у покупателей нет денег, полностью ушёл middle class и upper-middle. Остались очень дешевые покупатели и очень дорогие», — заметил Гуржий. «Рублевые продажи докризисные, до 2013 2014 годов в рублях — падение в два с лишним раза. И это не только по нам, но и по многим другим, много кого знаю, у кого такая ситуация», — подчеркнул он.

«Те данные, что есть по нашему бренду и нашим партнерам, (указывают на то, что) мы достаточно динамично развивались до 2014 года с ежегодными темпами роста, превышающими 20%. Но с декабря 2014 года по сегодняшний день я бы характеризовал ситуацию как стагнацию», — пояснил Гуржий. По его словам, негативные тенденции перекрываются, например, ростом интернет-продаж — в целом «что-то растет, что-то падает, и в целом получается стагнация».

Падение продаж в регионах

Падение продаж в регионах констатировала и креативный директор и CEO A La Russe Анастасия Романцова.

«Имея 90 байеров (покупателей) мы очень чувствуем, какие регионы сейчас проседают. Впрочем, Махачкала по-прежнему остается «нашим всем», есть регионы, которые очень выросли в период кризиса — это юг России», — заявила она.

По ее словам, огромное количество байеров просто закрылось: «Супердорогой продукт растет. Если раньше шел больше какой-то средний продукт, не супердорогой, то сейчас покупают самые дорогие вещи». «Действительно, стирается средний класс, и если в какой-то момент нам удалось на некоторые изделия опустить ценовую планку так, чтобы мог (их приобрести) и средний класс, то сейчас мы понимаем, что наша задача — максимально углубить дорогой продукт. На него есть свой покупатель. Увы, базовые средние вещи уходят с рынка и остаются невостребованными», — сказала Романцова.

Вкус поменялся: сделано в России

Тем не менее, сохранению позиций производителей товаров класса люкс способствует не только стабильность спроса со стороны «верхней» по доходам группы клиентов — большую роль играет значительное изменение во вкусах клиентов. «Российские марки с каждым днем становятся все интереснее. И не потому что присутствует некоторая лояльность ценовой политики, но активно растет качество продукта», — заметила Наталья Мерш.

По ее словам, если «десять лет назад доверие российскому производителю было невелико», то теперь «отношение к российскому дизайну меняется» и отечественные аксессуары «становятся более популярными».

По мнению Изеты Гаджиевой, произошли существенные изменения в психологии, которые несколько ослабили интерес к устоявшимся брендам: «Сейчас платьем Валентино никого не удивишь — таким образом можно только показать свой статус». В то же время когда клиенты одевают качественную, утонченную и уникальную вещь, другие люди начинают проявлять к ней гораздо больший интерес. «Люди, испытывая это внимание и окружение, «подсаживаются» на эту эмоцию», — отметила Гаджиева.

Креативный директор Leyla Uluhanli Interiors Ираклий Зариа, в свою очередь, подчеркнул, что в то время как «снобизм русского заказчика и покупателя никто не отменял», присутствует он уже «в намного меньшей степени чем 2 3 года назад».

«Если качество соответствует ожиданиям, то заказчик не пугается фразы «сделано в России», — заметил он, в то же время добавив, что к российским брендам клиенты предъявляют особенно высокий требования.

Продажи на пиаре

Что же касается пиара и рекламы, то, по признанию представителей брендов, здесь фокус в определенной степени смещается в интернет, где ключевую роль играют сервисы Instagram и Facebook. «В нашем случае Facebook даже работает лучше чем Instagram», — заметила Изета Гаджиева. В то же время основным инструментом привлечения новых покупателей в данном рыночном сегменте остается «сарафанное радио», добавила она.

«Электронные медиа — единственное, на что мы можем на самом деле потратить средства. На глянец у подавляющего большинства российских брендов нет денег, и нас там никто не заметит», — продолжил Дмитрий Гуржия.

В мебельном сегменте, сегменте интерьеров картина складывается аналогичная, хотя в данном случае «глянец работает», указал Ираклий Зариа: «Хорошая публикация или небольшая реклама в достойном журнале может принести какой-то (эффект)».

В то же время и в этом случае «нет чрезмерных усилий в пиар». «В нашей сфере очень хорошо работает сарафанное радио, которое, безусловно, нужно усилять с помощью тех же Instagram и (различных) платформ», — добавил он.

Затрагивая тему конкуренции с иностранными производителями, креативный директор A La Russe Анастасия Романцова подчеркнула, что «огромным плюсом являются российские производственные мощности».

«Мы закупаем всё в Европе, в евро, и здесь себестоимость растет, но у нас российская рабочая сила, которая позволяет держать ценовую планку продукта», — пояснила она.

В отношении перспектив и необходимости выхода российских брендов на внешние рынки мнения разделились. По мнению Изеты Гаджиевой, в настоящее время в России растет мода на отечественное, в связи с чем открываются и без того значительные перспективы на внутреннем рынке.

Рынок — где?

Дизайнер и совладелец Queensbee Наталья Мерш также заметила, что «наш рынок здесь». «Мы пробовали изучить, например, рынок в Германии. Менталитет там совершенно другой. И что касается ювелирки, то инвестиции делаются раз и навсегда в образование и недвижимость. (У нас) это присутствует, но мы стараемся быть разнообразными и продаваемыми быстро и хорошо», — указала она, в то же время добавив, что интерес представляет сотрудничество с китайскими производителями, которые порой опережают западных конкурентов по скорости выполнения работ, а иногда и качеству.

считает принципиально важным для своего бренда быть представленным во всех крупных городах мира. «Мы движемся в сторону экспорта и мировых рынков», однако «это будет непросто, так как там нас никто не ждет», указал он.

По его словам, надежды вселяет интернет-торговля, государственная поддержка, выставки в Париже. Говоря о помощи российским брендам со стороны государства для представления на международных выставках, он отметил, что в отличие от коллег из многих других стран такой поддержки пока что нет, однако «есть Российский экспортный центр (структура ), который серьезно озаботился этой проблемой».

«В разные стороны немного все тянут, но критическая масса людей, заинтересованных в экспорте, есть, и всё будет хорошо», — уверен Гуржий.

Индустрия задалась?

Поддержала его Анастасия Романцова, по словам которой государство уделяет крайне мало внимания развитию легкой промышленности. «Два года потратили на бесконечных «круглые столы» с министерствами (по вопросам) легкой промышленности, совещались, как быть с импортозамещением, как организовать, чтобы импорт из Китая поуменьшился. Ни к чему это не привело», — указала она.

«Пока мы работаем на местах, каждый в своей логике, но нас появляется всё больше и больше. Мы конкурируем друг с другом и создаем какую-то индустрию. Можно уже сказать, что в России задалась какая-то индустрия отечественного продукта, начали появляться даже русские производители фурнитуры и тканей», — сказала креативный директор A La Russe.

«Но это не благодаря, а вопреки — это «хороший», «добротный» русский путь. У меня не очень оптимистичные прогнозы, и я считаю, что нам для хорошей индустрии нужно еще лет 20 25», — резюмировала она.