Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

«Кириллова против России»

Стесняюсь спросить: когда у вас дома происходит ссора, вы обращаетесь за помощью к соседям? Ну, чтобы они выяснили, кто из вас прав, кто виноват Казалось бы, ответ очевиден: со своими проблемами мы должны разбираться сами. Тогда почему же проблемы россиян, оставшихся без крыши над головой, приходится решать в Страсбурге?

«Кириллова против России»
Фото: Московский КомсомолецМосковский Комсомолец

* * *

Видео дня

В июле 1997 года в Москве умер некто Мерфаиз Хайруллович Феткулов. Я о нем ничего не знаю, а имя его упоминаю потому, что именно с него начинается наша история.

Так вот, Феткулов жил в крошечной однокомнатной квартире общей площадью 19,3 квадратных метра в доме на Нагатинской набережной. И до поры считалось, что никаких наследников у Мерфаиза Хайрулловича не было. До лета 2009 года квартира, согласно документам, пустовала. А в августе 2009 года в Симоновский суд Москвы поступил иск от Кадичи Низамутдиновой к и Департаменту жилищной политики Москвы (далее ДЖП. — О.Б.). Там говорилось, что ее мать была двоюродной сестрой умершего Феткулова, сама она является его наследницей, и поэтому квартира должна принадлежать ей.

Представители ДЖП редко появлялись в суде. Никаких возражений на иск Низамутдиновой в суд они не направляли. И 8 февраля 2010 года Симоновский суд признал за ней право собственности на квартиру Феткулова. Согласно штампу на этом решении, оно вступило в законную силу 19 февраля 2010 года.

12 лет ни федеральные, ни городские органы власти и ухом не вели для того, чтобы оформить квартиру в государственную собственность. Злые люди говорят, что опустевшие квартиры пустуют только на бумаге, а на самом деле в них проживают нужные люди. И за свое проживание они платят другим нужным людям. Таким образом, все довольны: у одних есть крыша над головой, а у других — дополнительный заработок, не облагаемый налогом. И чем дольше квартира «пустует», тем лучше. Но вы же знаете: рано или поздно все хорошее кончается.

Так вот, весной 2010 года в ДЖП вдруг вспомнили о квартире Феткулова и пришли к выводу, что это имущество города. Поэтому в Симоновский суд поступила кассационная жалоба из ДЖП с заявлением о восстановлении срока на ее подачу. Пропуск срока ДЖП объяснил тем, что в последнем судебном заседании представитель департамента отсутствовал и не мог знать о принятом решении, а суд это решение в ДЖП не направил, хотя по закону был обязан это сделать.

Странные вещи происходят в ДЖП. То там годами не интересуются опустевшими квартирами и не ходят в суды, то вдруг начинают с демонстративным усердием биться за них

В июне 2010 года вышестоящий суд отменил решение Симоновского суда и направил дело на новое рассмотрение, указав, что Низамутдинова не может являться наследником умершего Феткулова, потому что она слишком дальняя родственница. Кроме того, районный суд не потрудился выяснить, а являются ли они вообще родственниками. Удивительно: никто никого ни о чем не спрашивал, хотя в судах за это бьются до крови, а квартиру взяли да и отдали первому встречному, который просто назвался родственником.

Однако новое рассмотрение дела не состоялось, и производство по нему было прекращено из-за того, что Низамутдинова в суд не являлась. А зачем? В мае 2010 года она продала квартиру , 1977 года рождения, а тот в свою очередь 6 июля 2010 года продал ее .

Возникает естественный вопрос: почему Кириллова не побоялась покупать квартиру с такой историей? Возникает естественный ответ: а чего было бояться? Чай не в лесу живем, Федеральная служба государственной регистрации проверяла документы и Низамутдиновой, и Колесникова. Вопросов у государства к ним не было. Вот и все. Ну правда, почему не купить? Вот Кириллова ее и купила.

Дело в том, что до 2010 года Наталья Викторовна состояла в браке и вместе с мужем и дочерью проживала в однокомнатной квартире в подмосковном военном городке. Брак распался, и она с дочерью вынуждена была искать новое жилье. Квартира Колесникова оказалась самым доступным вариантом. В подобных ситуациях люди долго не рассуждают.

Кирилловы сделали ремонт и переехали.

* * *

А в январе 2011 года представитель ДЖП подает иск об истребовании квартиры у Низамутдиновой и ее выселении.

Интересно, да? Низамутдинова уже продала квартиру, а отношения выясняют почему-то с ней

Действительно, интересно. В первую очередь потому, что представитель ДЖП не стал тратить времени на то, чтобы узнать: живет ли кто-нибудь в квартире, и если живет, то кто именно? Какая разница, машину завели, она работает, прочь с дороги.

Суд тоже не стал разбираться и требование представителя ДЖП удовлетворил, не вникая в суть: Иванов ли там живет, Низамутдинова

Через год, а именно в июле 2012 года, это решение сам же Симоновский суд и отменил — ну правильно, при чем тут Низамутдинова, если владельцем спорной квартиры являлась Кириллова. И вышло, что государственная машина грохотала вхолостую — за наши с вами деньги. Направлялись иски, формировались судебные дела, люди приходили на работу — просто так, впустую. А в это время те дела, которые на самом деле требуют неотложного вмешательства, пылятся в шкафу — очередь не подошла.

И в том же самом июле представитель ДЖП направил в суд исковое заявление об истребовании квартиры у Кирилловой.

8 ноября 2012 года Симоновский суд принял решение о передаче квартиры Кирилловой городу. «При этом суд отмечает, что Кириллову Н.В. нельзя признать добросовестным приобретателем квартиры, так как при заключении договора купли-продажи с Колесниковым Д.А. она не проявила должной степени осмотрительности и осторожности при совершении сделки, в связи с чем спорная квартира подлежит изъятию из незаконного владения Кирилловой Н.В.».

То есть получается вот что: суд пришел к выводу, что Кириллова не была осмотрительна и осторожна при выборе квартиры. И именно за это — ведь я цитирую решение, а не пересказываю своими словами, — за это у Кирилловой и отняли квартиру. Не за то, что она нарушила закон или сделала что-то неправильно, а за то, что документы, прошедшие проверку уполномоченных государственных органов, не вызвали у нее сомнений.

Такая формулировка позволила судье Ю.М.Бобровой избежать ссылки на 302-ю статью ГК РФ, которая дает возможность отнимать недвижимое имущество у добросовестного приобретателя только в случае установления воли первоначального собственника на отчуждение этой недвижимости. Разбираясь с вопросом о желании государства передать Низамутдиновой квартиру умершего Феткулова, суд неизбежно уперся бы в уже известное нам решение Симоновского же суда от 8 февраля 2010 года. Это ведь Симоновский суд принял незаконное решение о передачи квартиры невесть откуда взявшейся жительнице Обнинска Кадиче Низамутдиновой. А теперь этот же суд всю ответственность за последствия своего незаконного решения почему-то возложил на Кириллову.

4 февраля 2013 года вышестоящий суд оставил это решение в силе.

30 мая 2013 года судья Верховного суда С.В.Асташов вынес определение об отказе в передаче дела на рассмотрение Судебной коллегии по гражданским делам.

1 октября 2013 года заместитель председателя Верховного суда В.И.Нечаев сообщил Кирилловой о том, что оснований для отмены решения Симоновского суда от 8 ноября 2012 года не усматривается.

Тут самое время сказать: 4 февраля 2013 года Низамутдинова призналась представителю Кирилловой, что на самом деле она не родственница Феткулова, а во всю эту историю ее втянул любимый мужчина. Про любовь документов в суд по таким делам не представляют, но вот если бы в 2010 году все тот же Симоновский суд захотел выяснить, какое отношение Низамутдинова имеет к Феткулову, не пришлось бы мне писать этот судебный очерк.

Проиграв государству все суды в России, Наталья Викторовна Кириллова, у которой нет платиновой карточки какого-нибудь приятного банка, а есть зарплата диспетчера на автопредприятии, вынуждена была использовать свой последний шанс.

31 июля 2013 года она обратилась с жалобой в . И вся эта душераздирающая история квартиры общей площадью 19,3 квадратного метра стала предметом судебного разбирательства в ЕСПЧ. Хотелось бы мне видеть лицо жителя Страсбурга, который, наморщив лоб, старается представить себе, что это за квартира такая, 19 квадратных метров. Когда я путешествовала по коридорам этого суда, навстречу мне то и дело попадались счастливые люди, которые были озабочены тем, что не успевают выпить горячего кофе. Но сколько бы кофе они ни выпили, им все равно не понять, что может сделать с человеком государство из-за 19 квадратных метров.

7 января 2014 года было уведомлено о поступлении в ЕСПЧ жалобы Натальи Кирилловой. Европейский суд предложил правительству изложить свою позицию по существу этой жалобы.

В таких случаях интересы Правительства России в ЕСПЧ представляет уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека — заместитель министра юстиции РФ Г.О.Матюшкин.

Ответ Матюшкина — меморандум по жалобе Н.Кирилловой 50775/13 — написан на 12 листах. Там подробно объясняется, почему правительство считает оправданным изъятие квартиры у Кирилловой: ведь Низамутдинова получила квартиру незаконно, и, значит, все последующие сделки с ней тоже являются незаконными. Кроме того, в 25-м пункте меморандума говорится: « Кириллова Н.В. не может быть признана добросовестным приобретателем, поскольку при заключении сделки не проявила должной степени осмотрительности и осторожности. Хронология предшествующих сделок не могла не вызвать вопросов».

Где-то мы это уже слышали

А ниже читаем: Кириллова из своей квартиры не выселена (пункт 32), и кроме того, она «может обратиться в органы государственной власти г. Москвы с заявлением о предоставлении жилого помещения по договору социального найма» (пункт 33).

Сами понимаете, как только Кириллова прочитала этот документ, она обратилась в ДЖП с заявлением о заключении договора социального найма.

4 июля 2014 года заместитель начальника управления ДЖП в ЮАО, С.Н.Матвицкий ответил ей, что правовые основания для заключения такого договора отсутствуют. А 3 сентября 2014 года, то есть спустя два месяца, руководитель ДЖП Н.В.Федосеев сообщил в аппарат уполномоченного РФ при ЕСПЧ о том, что по состоянию на 1 сентября этого года Наталья Кириллова с заявлением о заключении договора социального найма в ДЖП не обращалась.

Тут, знаете, слова бессильны. Стоит на коленях человек и в одной руке держит свое письмо и официальный ответ на него, а в другой — письмо о том, что таких документов в природе нет и никогда не было. И оба официальных ответа напечатаны на бланках ДЖП.

Я удивляюсь, что Кирилловой не прислали направление на прием врача-психиатра.

* * *

Ну а раз правовые основания отсутствуют, пришло время выбросить Кириллову на помойку. Не подумайте, что просто так — на основании судебного решения от 15 апреля 2015 года.

Но и до этого власти не сидели сложа руки, а забросали Кириллову бумажной продукцией скабрезного содержания. И в почтовый ящик сыпали, и на дверь лепили, и по электронной почте на имя представителя Кирилловой взывали. Например, в документе без названия глава управы района Нагатино-Садовники Ю.Н.Богодухов в июне 2014 года сообщил Н.Кирилловой: «Жилое помещение по адресу Нагатинская набережная, дом находится в собственности Москвы и числится как свободное. Одновременно информирую, что согласно факсограммы от 2 июня 2014 г. (извините за это слово, видимо, оно печатное. — Прим. авт.) управление ДЖП в ЮВАО 4 июня 2014 года проводило комиссионное обследование свободных жилых помещений, находящихся в собственности города Москвы.

На основании изложенного информирую, что 4 июня 2014 года было организовано плановое комиссионное обследование, попыток незаконного проникновения на указанную жилплощадь не осуществлялось, так как по информации Департамента квартира является собственностью города Москвы».

Я так поняла, что в квартире, согласно вышеприведенному тексту, жильцы отсутствуют, и выходит, что Наталья Викторовна Кириллова и ее дочь Нина — это мебель. Название предметов не указано.

Что же касается произведения Ю.Н.Богодухова, понять, что именно он хотел сказать, я так и не смогла. Последним усилием всех мозговых ресурсов я уловила, что в квартире, где живут Кирилловы — то есть там никого нет, — проводилось комиссионное обследование без проникновения.

Судебное решение о выселении Кирилловых вступило в законную силу 14 июля 2015 года. В октябре того же года судебный пристав-исполнитель Даниловского ОСП Д.А.Рыбников возбудил исполнительное производство о выселении Натальи Кирилловой.

Но на помойку Кириллову пока не отправили. Учитывая, что жалоба Натальи находится в ЕСПЧ, предоставил ей отсрочку исполнения решения Симоновского суда о выселении сроком на один год — до 22 декабря 2016 года.

А в сентябре 2016 года Европейский суд по правам человека огласил постановление по жалобе 50775/13 «Кириллова против России».

Там говорится, что при изъятии квартиры у Кирилловой были допущены нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, участницей которой является Россия. В соответствии с российским законодательством этот факт является основанием для пересмотра дела об изъятии квартиры у Кирилловой по иску ДЖП.

Также суд единогласно постановил, что РФ должна возместить Кирилловой моральный вред и судебные издержки.

Теперь состоится новое слушание дела Кирилловой. ЕСПЧ постановил, что ей должны выплатить 7 200 евро. Банкет, как вы сами понимаете, оплачивают налогоплательщики, то есть мы с вами.

А сколько стоят 4 года жизни, проведенные в судах?

А сколько стоит отчаяние?

Представляете — нисколько.

* * *

Не поленитесь, прочтите фрагмент из постановления ЕСПЧ по делу Натальи Кирилловой:

«Во-первых, Суд отмечает, что властям в 1997 году было хорошо известно, что владелец квартиры умер, не оставив завещания и не имея наследников, и что квартира должна была перейти к государству. Однако в этой связи не было принято никаких мер. Власти не предоставили никаких объяснений, почему вопреки требованиям соблюдения общественных интересов, обеспечивающих удовлетворение потребностей тех, кто стоял в очереди на получение социального жилья, Москвы не оформили право собственности на квартиру, как только им стало известно, что имущество стало выморочным в 1997 году.

Кроме того, Суд отмечает, что к 2010 году, то есть 13 лет спустя, власти Москвы ничего не сделали для защиты прав города в отношении квартиры В этой связи Суд повторяет, что когда речь идет о вопросах, связанных с обеспечением общественных интересов, на органы государственной власти возлагается обязанность действовать своевременно, должным образом и максимально согласованно

Суд также отклоняет аргумент Правительства о том, что заявительница несет ответственность за ее положение, так как не смогла при покупке квартиры действовать добросовестно. В решениях национальных судов не содержится никаких объяснений тому, как они пришли к такому выводу

Наконец, Суд отмечает, что заявительница была лишена собственности без выплаты компенсации или предоставления замены жилья от государства »

Не содержится никаких объяснений, была лишена собственности Национальный колорит — великая вещь. Но наивные европейцы никогда не поймут главного: тех, кто дополз до Страсбурга, единицы. А тех, кто не дополз, не сосчитать. Да и незачем. Ведь наши люди в булочную на такси не ездят.