Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Старики-защитники: ради чего карельские пенсионеры полгода живут в лесу

Группа жителей Карелии, состоящая в основном из пенсионеров деревни Суна, пятый месяц, сменяя друг друга, круглосуточно дежурит в лесу. Активисты развернули палаточный лагерь и охраняют сосновый бор от компании, которая получила лицензию на разработку песчаного карьера. Чего добиваются местные жители и как они готовятся к зимовке в лесу — в репортаже ТАСС.

Старики-защитники: ради чего карельские пенсионеры полгода живут в лесу

"Медведь только может прийти"

Видео дня

Деревня Суна находится в 45 км, или часе езды на автомобиле, от Петрозаводска. Ее население ежегодно сокращается и сейчас составляет около 50 человек. Новых домов практически нет. Продукты жителям привозит автолавка. В месте, где инвестор решил сделать карьер, находится единственный сосновый бор, в котором местные жители собирают ягоды, грибы и лекарственные травы.

"История наша не знаю, чем закончится, но пока держимся. Дежурим в две смены: дневная с 9 утра до 5–6 вечера, а дальше ночная. Страшного ничего нет, если медведь только может прийти, но мы все время костер держим на улице, а в палатке печка топится. Дым отпугивает зверей", — говорит 69-летняя Нина Шалаева.

Чтобы попасть в сосновый бор и в лагерь к активистам, переплываем на лодке одноименную речку Суну, а далее идем по тропинке. Через молодые деревья проходит белая веревка, указывающая путь для волонтеров не из деревни. Пройдя еще 300 метров, можно увидеть растянутое на вековых соснах красное полотно с надписью: "Ты записался охранять бор? Запишись!". Неспешно шагая по тропе к лагерю, который находится в самом начале карьера, пенсионерка вспоминает, как она остановила вырубку леса.

"Первый раз, когда работал харвестер, я встала перед ним и скрестила руки. Водитель взял и остановился", — с дрожью в голосе рассказывает она. В это время с неба начинает сыпать небольшой снег.

Через 30 минут оказываемся в палаточном лагере. Здесь стоит большая желтая палатка, внутри которой несколько спальных мест и печка с выходящей на улицу трубой. На костре греется черный от копоти чайник. Навес из полиэтилена защищает людей и дрова от осадков. Сегодня в лесу дежурят 61-летняя пенсионерка Татьяна Ромахина, а также двое молодых 30-летних волонтеров из Петрозаводска — Андрей и Константин, которые утепляют палатку.

Костяк — преклонного возраста

История с Сунским бором, рассказывает Ромахина, началась в 2011 году, когда были получены согласования, проведен аукцион. Компании "Сатурн Нордстрой" выдали лицензию на добычу песчано-гравийной смеси на 20 лет на участке более 30 га. Когда выяснилось, что на территории будущего карьера находится участок исторической стоянки древнего человека, то его площадь сократили до 10 га.

Позже на территории бора специалисты Петрозаводского государственного университета обнаружили на деревьях краснокнижный лишайник — лобарию легочную. После этого жители Суны обратились в горсуд Петрозаводска с требованием досрочно прекратить действие лицензии, выданной ООО "Сатурн Нордстрой", и запретить ей любую деятельность, которая может привести к уничтожению особо охраняемых видов растений. В апреле 2016 года суд запретил компании проводить работы, которые могут нанести ущерб краснокнижному лишайнику. Через некоторое время Верховный суд Карелии отменил это решение.

"Лагерь здесь с середины июня, потому что пришли лесорубы и начали все рубить. Тогда мы решили, что нужно оставаться в ночь и дежурить. У нас здесь нет никакой политики. За нами никто не стоит, как некоторые говорят. Просто никто не ожидал такого противостояния", — отмечает Татьяна Ромахина.

Всего охраняют лес около 20 человек, из них десять — костяк из местных жителей преклонного возраста. Самым старшим защитникам более 80 лет. Летом людей было больше — помогали дачники.

"Нас что, "Сатурн Нордстрой" накормит?"

Несколько дней назад, продолжает Ромахина, весь лес был в снегу, но печка, костер и распилка дров ручной пилой не дают людям замерзнуть. По вечерам активисты коротают время за чтением книг, новостей из газет и интернета, играют в домино.

"Мы утепляем палатку пенопластом, внутри есть печка. Они же думают, что наступят холода и мы уйдем, но это не так. Мы всем сказали: лес свой не отдадим, он наш кормилец. Справа и слева от деревни щебеночные карьеры, еще в одной стороне железная дорога — остался только этот бор", — говорит Ромахина.

По ее словам, палаточный лагерь останется в лесу до тех пор, пока инвестор не откажется от своих планов по разработке карьера.

"Когда ему дадут другой участок, а лицензию аннулируют, тогда мы уйдем. И чтобы все это было не на словах, а официально. Мы-то еще живые, нам жить надо! Нас что, "Сатурн Нордстрой" накормит, если лес весь вырубит?! А внукам что останется?" — с возмущением говорит она.

Часть местных жителей, добавляет Нина Шалаева, не верит в победу над компанией и не поддерживает "палаточную" жизнь, но активисты надеются на лучшее.

Подошедший в лагерь 50-летний Николай, который родился в Суне, принес самодельные стойки для стола, а также горячие пирожки с яблоками и рисом. Он рассказывает, что с пяти лет ходит в Сунский бор за ягодами и грибами и не представляет жизни без этого леса.

"И так лесов не осталось, никто ничего не садит. А здесь нужно все вырубить, урвать, продать, а потом будем репу чесать и думать, что дальше. Что после себя мы оставим?" — сетует он, забивая гвоздь в стойку.

Волонтер из Петрозаводска 31-летний Сергей говорит, что увидел информацию о Сунском бору и живущих в лесу пенсионерах в интернете и уже третий раз помогает дежурить.

"В Карелии большая проблема с рубкой лесов. Я считаю, что это касается и меня. Планирую и зимой здесь находиться. Пока буду нужен, буду защищать бор", — поясняет он.

Тайм-аут до Нового года

Директор ООО "Сатурн Нордстрой" в Петрозаводске Игорь Федотов объясняет, что создание песчаного карьера — приоритетный для компании проект. К настоящему времени оформлены все необходимые документы на добычу, а месторождение площадью 10 га (не более 9% бора) отличает выгодное расположение — оно находится рядом с Кондопогой и Петрозаводском.

"Остается только начать добывать, но нас не пускают местные жители. А что мы нарушили? Ничего! На карьере нужно не шашками махать, а договариваться. Пример: летом оператор харвестера начал распиливать дерево, поворачивается — и видит подкравшуюся бабушку. Она находилась в пяти сантиметрах от бревна. Трагедии чудом удалось избежать. Оператор положил бревно, посидел 20 минут и больше на карьере не появлялся", — говорит Игорь Федотов.

Краснокнижную лобарию легочную, произрастающую всего на четырех деревьях карьера, специалисты компании после консультации с учеными из Петрозаводского государственного университета перенесли за границы участка, уточняет он.

"Мы не ищем конфликта. Для того чтобы не было никакого конфликта и нагнетания обстановки, мы приняли решение и ушли сейчас с карьера. Если сейчас отказаться от проекта, то может появиться прецедент, который повлечет аналогичные протесты и в итоге приведет к закрытию горно- и лесопромышленного комплексов региона", — считает директор компании.

Вложения компании в карьер, по его словам, оцениваются в 12–15 млн руб. Последние затраты фирмы на валку леса на 10 га и подготовку дороги составили более 2,7 млн руб., но работы пришлось приостановить из-за протеста местных жителей. Ежедневный простой техники обходится компании в 50 тыс. руб. "Сатурн Нордстрой", говорит Игорь Федотов, не намерен отказываться от выданной до 2031 года лицензии на разработку месторождения объемом 500 тыс. кубометров, так как по законодательству на эту территорию придет другой инвестор. Вложения фирмы при этом никто не компенсирует.

"Проблему нужно решать вместе с властью, так как компании одной ее не решить", — добавляет директор.

Как рассказал ТАСС заместитель премьер-министра Карелии Юрий Савельев, для обмена мнениями и разрешения конфликтной ситуации в правовом поле власти республики в октябре инициировали проведение двух круглых столов с участием защитников бора, представителей ООО "Сатурн Нордстрой" и экспертов-экологов.

"Пока пришли к такому решению, что до конца 2016 года инвестор приостанавливает все работы в Сунском бору. Оставшиеся два месяца есть на то, чтобы выработать взаимоприемлемую позицию, устраивающую защитников леса и инвестора. Сейчас я не могу сказать, какая это будет позиция. Для этого мы и берем время, чтобы выработать ее с учетом всех нюансов", — говорит Юрий Савельев.

По его словам, в это время будет дана правовая оценка публичным слушаниям, на которых обсуждался вопрос появления карьера. Кроме этого, проверят, не произошло ли нарушений при выдаче лицензии.

Игорь Лукьянов, Карелия