Ещё

Плохие парни: почему в истории Сергея Магнитского нет положительных героев 

Плохие парни: почему в истории Сергея Магнитского нет положительных героев
Фото: Forbes.ru
Прошло ровно семь лет с момента смерти юриста Firestone Duncan . Его смерть стала толчком к принятию в декабре 2012 года «акта Магнитского», инициированного директором московского офиса Hermitage Capital Management . Акт ввел персональные санкции в отношении лиц, ответственных за нарушение прав человека и принципа верховенства права в России. Изначально он был направлен против лиц, предположительно причастных к смерти юриста. Forbes попытался разобраться, что же на самом деле случилось с фондом Hermitage и какую роль в этом деле сыграла компания «Ренессанс Капитал»
Лихие 90-е Компания Hermitage Capital Management (HCM) была создана зимой 1996 года на острове Гернси как инструмент управления Hermitage Fund. Название не связано со знаменитым музеем Санкт-Петербурга, а заимствовано у одноименной французской гостиницы, рядом с которой располагался офис Republic National Bank, одного из совладельцев HCM Эдмонда Сафры. Компания принадлежала на 51% Safra Republic Investments, а на 49% — Wiltonia Investments израильского миллиардера Бенджамина Штейнмица.
Последний и выделил несколько десятков миллионов долларов Hermitage Fund и сам стал одним из семи директоров компании, среди которых был и Уильям Браудер. Но вскоре в работе фонда произошли большие перемены. В декабре 1999 года Сафра погиб в результате поджога его дома в Монако. Поджигателем оказался его телохранитель, который был осужден на 10 лет.
После смерти Сафры и финансового кризиса 1998 года у Штейнмица испортились отношения с Браудером из-за разногласий по финансовым вопросам. Впоследствии он вышел из состава директоров фонда Hermitage. По словам источника Forbes, его не удовлетворили результаты работы фонда.
После смерти Сафры и ухода Штейнмица началась новая история Hermitage Fund — доля банка Republic National Bank отошла банку HSBC, структуры которого стали менеджером фонда, а Hermitage Capital Management стала консультантом по инвестициям (investment advisory), ее управляющим директором назначили Браудера. В самом фонде к тому времени насчитывалось $93 млн Большую ставку Hermitage делал на акции : фонд разместил в эти акции около трети активов. Ключевой проблемой этой инвестиции было то, что  законодательно запретило такие вложения (хотя в «Газпроме» и правительстве о Hermitage знали).
Фонд инвестировал сначала через калмыцкие компании («Дальняя степь» и др), чтобы обойти законодательство, акции держали через специальную схему (формально иностранцы не владели активом) — ее помогла реализовать компания консультант по налогом и бухучету Firestone Duncan, в которой работали , Сергей Магнитский, Андрей Сандаков и .
Схема владения акциями подразумевала агрессивную налоговую оптимизацию. В середине 1990-х на территории страны было несколько внутренних офшорных зон (образцом была Республика Калмыкия), которые при соблюдении определенных условий платили в консолидированный бюджет вместо 35% налога на прибыль — 11%. Но этой льготой структуры Hermitage Fund не удовлетворились, а платили всего 5,5% налога на прибыль. Для этого были наняты на работу сотрудники-инвалиды.
«На тусовке инвесторов у нас знакомый напился и навернулся у стола. Кто-то тут же пошутил, что ему пора идти работать к Браудеру», — говорит директор российской управляющей компании.
«Конечно, основная цель применения этих компаний — оптимизация», — говорит Пономарев. Это подтверждается и тем, что после закрытия калмыцкого офшора компании Hermitage переехали в Москву, и с инвалидами компания рассталась. «Это был, пожалуй, единственный иностранный фонд в России, который регистрировал свои компании в Калмыкии и „трудоустраивал“ инвалидов», — признает бывший инвестор Hermitage Fund.
Налоговые схемы и недоплаты в бюджет в 2000-х не остались незамеченными. Государство агрессивно заставляло платить налоги: массово заводили уголовные дела на сырьевые компании и крупных оптимизаторов. Апогеем этой кампании, получивший политический окрас, стало «дело ». Эта волна зацепила и Hermitage: 4 декабря 2004 года компания «Дальняя степь», принадлежавшая фонду Hermitage Capital (гендиректором был Браудер, а затем ), стала фигурантом уголовного дела в связи с неуплатой компанией налогов на 522,6 млн рублей и включением в налоговую декларацию заведомо ложных сведений.
Дело было возбуждено Следственным управлением по Республике Калмыкия, после чего «Дальняя степь» была обанкрочена, а акции «Газпрома» были выведены с ее баланса. Вопрос удалось закрыть — 5 мая 2005 года вынесла постановление о прекращении уголовного преследования за отсутствием состава преступлении.
Hermitage effect
«Вы вор? Вы никто! Я собственник, вы менеджер. Я вас сниму. Вас вообще посадят.» У него была такая риторика», — вспоминает член совета директоров нескольких госкомпаний свое впечатление о Браудере. По его словам, подобная манера общения рано или поздно неизбежно приводит к тому, что от такого человека хотят избавиться.
Такое поведение было следствием того, что Браудер агрессивно занимался инвестиционным активизмом и подавал иски в отношении компаний, чьи акции покупал фонд. Hermitage Fund ежегодно оспаривал что-то в компаниях: настаивал на недействительности аудиторского заключения PwC в «Газпроме», пытался остановить допэмиссии госкомпаний, подавал иск к , пробовал добиться погашения казначейских акций . При подаче иска возникал интерес СМИ, но обычно эти попытки ничем не заканчивались. Браудер называл это Hermitage effect — публикация, в результате которой проблема под давлением общественности решается. Его активность привлекала другие иностранные фонды, такие как Prosperity Capital Management, East Capital и Firebird Management.
Сегодня они его уже не поддерживают и отношения со многими испорчены, но, вспоминая о прошлых временах, партнеры и брокеры отмечают его жадность. «Брокеры шутили, что после выхода из кабинета Билла стоит проверять, не пропало ли что из ваших карманов», — говорит один из работавших с ним финансистов. Сотрудник инвестфонда объясняет, что сегодня Браудер «портит поляну» — ездит по миру и отговаривает инвесторов от инвестиций в России.
В ноябре 2005 года выяснилось, что Браудер испортил отношения и с чиновниками, в результате чего погранслужба воспользовалась правом не допускать его на территорию России без объяснения причин. «Коммерсантъ» предполагал, что запрет Браудеру на въезд в Россию пролоббировал председатель совета директоров , замглавы .
Причиной могла стать активная позиция Браудера в вопросах консолидации акций «дочек» «Роснефти», вследствие чего компании пришлось ускоренно провести IPO и потратить больше средств на выкуп акций. Представители Hermitage и  тогда официально опровергали информацию об отказе в визе. Ложь представителей можно было объяснить опасением того, что инвесторы фонда резко отреагируют на новость.
После того как в начале 2006 года информация о закрытии для Браудера въезда на территорию РФ попала в СМИ, начался закат Hermitage Fund. В 2007 году его объем обрушился на $2,8 млрд, до $1,3 млрд, а к 2008 году сложился еще вдвое, до $465 млн Массовые заявки на вывод средств не вызвали трудностей у фонда лишь благодаря растущему тренду на российском рынке — этот непростой для компании период совпал с либерализацией рынка акций «Газпрома», в результате чего цена акций превысила 300 рублей, так как иностранцам наконец-то разрешили покупать их напрямую.
Можно представить себе настроение Браудера: он был на пути к миллиардному состоянию — в 2006 году success fee и management fee фонда составили $343 млн, а он получил около половины суммы. В целом за годы работы на фонд он мог заработать более $300 млн, утверждает его знакомый.
Но фонд HSBC не единственный заработок Браудера. Как оказалось, он сумел выстроить параллельную с Hermitage Fund схему инвестирования для американских инвесторов. Через них в российские акции могло быть вложено средств не меньше, чем через сам фонд. Например, через компанию «Камея» вкладывался фонд Ziff Brothers Investments, принадлежащий американским миллиардерам — братьям Дирку, Роберту и Дэниелу Зифф.
Доходность их вложений была огромна — в конце 1990-х «Камея» потратила на покупки «голубых фишек» $38,3 млн, а к 2006 году ее активы выросли до $510 млн Доход Браудера от этого бизнеса не раскрывался, сам он не стал отвечать на вопросы Forbes.
«Ренессанс» оптимизаторов
Основные сделки по покупке «Газпрома» Hermitage Fund совершались в периоды падения акций — на уровнях 15-20 и 30-70 рублей. Ключевой вопрос, возникший после либерализации «Газпрома» и распродажи акций, заключался в том, что делать с 24%-ным налогом на прибыль. За 2006 год Hermitage выплатила $230 млн (5,4 млрд рублей), а «Камея» братьев Зифф заплатила 2,95 млрд рублей.
Решение, как возвратить этот налог из бюджета, годом ранее нашли в фонде Rengaz Holdings (Каймановы острова), которым управляла компания «Ренессанс Капитал». Она также была брокером Hermitage Capital. Rengaz был почти идентичен по структуре фонду Hermitage — он также был создан для инвестиций в акции «Газпрома», а его аудит проводил KPMG.
Из отчетности Rengaz для инвесторов следует, что его дочерние компании «Финансовые инвестиции» и «Селен» уплатили $107,7 млн налога на прибыль, в то время как по данным СПАРК за 2006 год они заплатили всего $1,1 млн Разница — $106,5 млн — была возвращена компаниям Rengaz из российской казны и исчезла от инвесторов.
По словам участника схемы по возврату налога в Rengaz, фондом была применена схема «транзита затрат». Суть ее в том, что к российским компаниям фонда «Ренессанс» (им юридически принадлежали акции «Газпрома») компании-контрагенты (на деле пустышки-однодневки) предъявляли фальшивые иски из-за упущенной выгоды от сделок с акциями. В результате ранее заплаченный налог Rengaz возвращался из бюджета и куда-то исчезал через Универсальный банк сбережений.
Как утверждает управляющий партнер юридической компании Taxadvisor , это была эксклюзивная схема. Лица, контролирующие некогда крупного налогоплательщика, могут создать искусственный убыток и затем, подав уточненную декларацию, вернуть налоги из бюджета. Но инспекция может вернуть налоги только с тех операций, с которых они ранее были уплачены, добавляет Костальгин.
По словам бывшего сотрудника «Ренессанс Капитала», в компании долгое время работала специальная группа консалтинга, которая занималась минимизацией налогообложения для внешних клиентов. Ярким примером качества работы для них служила эффективная налоговая ставки самого «Ренессанса» в 2002 году, достигавшая 2,2%.
Два источника в самой компании и экс-сотрудник спецслужб подтверждают, что схемой по возврату налога «владели» сотрудники «Ренессанса» и предлагали ее сторонним клиентам. Бывший сотрудник спецслужб говорит, что реализацией этой схемы интересовались многие клиенты: «Одни воровали, а не успевшие ее реализовать — завидовали. Единственно непонятно, почему государство не решилось ее расследовать и посчитало, что российские участники будут хорошими».
Проблемы с 
Фантастический доход «Камеи» привлек внимание следователей ГСУ при ГУВД Москвы. Следствие посчитало, что компания в 2006 году при выплате дивидендов братьям Зифф не уплатила налоги еще на 1,1 млрд рублей.
В мае 2007 года «Камея» стала фигурантом уголовного дела в связи с неисполнением обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов в особо крупных размерах. Браудер обвинения в неуплате налогов опроверг и сообщил, что «Камея» выплатила 574 млн рублей налога на дивиденды по ставке 5%, предусмотренной соглашением между Россией и Кипром. В деле говорилось, что должна была применяться ставка 15%.
Как говорит источник в силовых органах, к фонду после проблем с визой Браудера было приковано повышенное внимание: за его работой пристально следили сотрудники ФСБ. 28 мая 2007 года было заведено уголовное дело в отношении гендиректора «Камеи» Дениса Черкасова, но тот уже находился в Лондоне. После проведенных в июне 2007 года обысков и изъятия документов по делу «Камеи» в офисах Hermitage и Firestone Duncan все сотрудники фонда в полном составе уехали в Лондон и на допросы больше не являлись, говорит источник, близкий к следствию.
Совместные следственные действия с ФСБ проводили сотрудники МВД майор и , которые впоследствии стали личными врагами Браудера. Во время обысков были изъяты документы, печати и серверы.
Номиналы и подозрительные смерти
Схема по возврату налога, заплаченного фондом Hermitage, судя по показаниями свидетелей в уголовном деле, начала применяться в июне 2007 года. Именно тогда жителю Саратова позвонил сотрудник юридической компании «Гринвест Плюс» , предложил ему поработать номинальным директором и попросил помочь найти еще две кандидатуры. Маркелов привлек двух знакомых — и .
Согласно показаниям Орлова, он якобы подыскивал номинальных директоров для владельца «Универсального банка сбережений» (УБС) Семена Коробейникова. После того как «номиналы» стали директорами компаний фонда, уплативших налог в бюджет, — «Махаона» (Хлебников), «Рилэнда» (Курочкин), «Парфениона» (Маркелов) — начался возврат налога. Провести возврат по «Камее» было невозможно из-за уголовного дела о недоплаченных дивидендах.
В показания «номиналов» сказано, что возврат им помогли сделать Коробейников, налоговый оптимизатор и налоговый консультант Firestone Duncan Сергей Магнитский. Сам возврат осуществлялся в течение нескольких месяцев (с октября по декабрь 2007 года). Возврата за один день, как впоследствии утверждал Браудер, не происходило. Уточненные декларации по компаниям фонда были предоставлены в 28-ю  (руководила ) 26 ноября 2007 года.
Вдобавок номинальные директора «Махаона» и «Парфениона» не только смогли перерегистрировать на себя фирмы, но и, согласно показаниям налоговиков, представили широчайший перечень документов — все данные налогового учета (регистры), решения судов, договоры займа, заверенные отделом валютного контроля HSBC, отчеты об исполнении операций и подтверждение движения средств по счетам от 6 декабря 2007, заверенное в  (запрос налоговой инспекции поступил туда 26 ноября 2007 года). А 3 декабря 2007 года налоговая инспекция направила запрос о движении средств по счетам в HSBC.
В ходе возврата налога 26 ноября 2007 года Хлебникова и Маркелова опрашивали полицейские из управления по налоговым преступлениям ЮЗАО, которые якобы даже посетили офисы их компаний. В случае компании «Рилэнд» опрос «номинала» Валерия Курочкина проводил лично замруководителя 25-й налоговой инспекции и ничего подозрительного не заметил.
Налоговик уверял, что сделал запрос в банк HSBC 20 ноября 2007 года и ему подтвердили списание денежных средств по договорам купли-продажи и уплату налога на прибыль. Но проверить информацию об этих запросах следователи не смогли, так как все документы подменили на чистые листы. В HSBC отказались комментировать информацию о запросах налоговой инспекции. В Газпромбанке не ответили на запрос Forbes. Позже налоговики оправдывались, что их ввели в заблуждение.
Окончательное решение о возврате таких сумм принималось не инспекциями №25 и №28, а руководством ФНС. Как удалось выяснить Forbes, докладные записки о налоговом возврате руководители этих налоговых инспекций Елена Химина и Ольга Степанова направили 24 декабря 2007 года в офис руководителя ФНС по России — , который не стал останавливать возврат.
В показаниях свидетелей — номинальных директоров, сотрудников Универсального банка сбережений — есть очевидный тренд: они уверяли о смене владельца УБС и пытались свалить вину на погибших людей — Гасанова (умер 1 октября 2007 от сердечного приступа) и Коробейникова (погиб, упав из строящегося дома в сентябре 2008 года). Источник знакомый с материалами дела утверждает, что это не случайность.
Следователи допросили якобы бывшего владельца УБС, «афганца» , который имел очевидную связь с Коробейников и Орловым. Оба были его приятелями, а банк, по показаниям Клюева, он якобы продал Коробейникову за 30 млн рублей наличными (хотя после сделки акционеры банка не поменялись). Клюев — единственный человек, у которого не только была очевидная связь с участниками схемы, но он к тому же с начала 2000-х работал с руководством «Ренессанс Капитала» и Юрием Сагайдаком. В июле 2006 года Клюев даже получил условный срок (позже судимость была погашена) по делу о мошенничестве с акциями Михайловского ГОКа, фигурантом этого дела был Сагайдак.
10 декабря 2007 года директор менеджера фонда HSBC Management обратился к председателю . В своем заявлении он сообщал о краже компаний «Парфенион», «Махаон», «Рилэнд» неизвестными и странных решениях судов, в заявлении не было информации о незаконном налоговом вычете. Уголовное дело было заведено лишь 5 февраля 2008 года, когда средства уже ушли из бюджета.
Следователи посчитали, что заявление Ренча было попыткой уйти от ответственности за хищение налогов по делу «Камеи», так как она тоже упоминалась в заявлении. В ноябре 2008 года Тверской суд Москвы арестовал по обвинению «в уклонении от уплаты налогов с организации» Сергея Магнитского, управляющего партнера аудиторской компании Firestone Duncan, клиентом которой являлся инвестфонд. В тот же день Cледственный комитет при прокуратуре РФ предъявил обвинения Магнитскому в рамках уголовного дела, в котором Hermitage обвинялся в соучастии в уклонении от уплаты налогов с организации — на Магнитского указали номинальные директора (он якобы передал им уточненные декларации «украденных» компаний). К этому моменту обвинение в уклонении от уплаты налогов с «Камеи» на 2 млрд рублей заочно было предъявлено уже и главе Hermitage Уильяму Браудеру. Следователи ожидали от Магнитского показаний на Браудера, так как сотруднику Firestone Duncan грозил реальный срок, но 16 ноября 2009 года он умер.
Странный суд с «Ренессансом»
В июне 2010 года интернет разорвали подготовленные Браудером ролики Youtube из серии «Остановить неприкасаемых», которые изобличали якобы похитителей средств из бюджета — майора Павла Карпова, подполковника Артема Кузнецова (оба изымали документы по делу «Камеи») и руководителя банды Дмитрия Клюева. В роликах фигурировали и сотрудники «Ренессанс Капитала» — президент Игорь Сагирян, глава службы безопасности и один из топ-менеджеров Юрий Сагайдак. Сагирян собирал вокруг себя выходцев из спецслужб. Он нанял в компанию экс-главу управления «К» ФСБ Джабарова (его место на «Лубянке» занял его бывший зам и приятель ), экс-ветеранов Службы внешней разведки Сагайдака и . Сагирян не стал встречаться и обсуждать детали дела с Forbes.
Бывший сотрудник «Ренессанс Капитала» предлагает версию, согласно которой компания могла начать возврат налога в интересах клиента, но затем узнавшие о схеме с налогом сотрудники МВД могли замкнуть ее на себя. Но дальнейший ход событий заставляет в этом усомниться.
В июле 2008 года, когда Магнитский еще не был арестован, Hermitage Сapital Management обратилась в суд Южного округа Нью-Йорка, пытаясь добиться от «Ренессанс Капитала» раскрытия информации по возврату налога со стороны Rengaz. Еще до начала суда, как говорил юрист «Ренессанса», копия обращения в суд и презентация на сотню страниц была отправлена в Wall Street Journal, Financial Times и другие СМИ, в которых появились материалы о возможной причастности «Ренессанса» к хищению средств.
Hermitage Capital сообщала, что раскрытие данных поможет защитить компанию. «Установление личностей злоумышленников по обеим мошенническим схемам позволит заявителю — компании Hermitage — получить важное свидетельство того, что она является жертвой, а не виновником мошенничества, которое стоило российскому казначейству $230 млн», — говорится в материалах суда.
Самым интересным эпизодом слушаний стало сообщение нанятого Hermitage адвоката GMBG law Эдвард Грейм о том, что основной владелец «Ренессанс Капитала» и Сагирян активно вели переговоры с Браудером (утверждалось, что они созванивались 30 ноября и 10 декабря 2007 года).
В ходе переговоров Дженнингс предложил Браудеру встретиться с Сагиряном 11 декабря 2007 года в Лондоне. На встрече, по данным Hermitage, Сагирян якобы сообщил, что он в курсе проблем и готов помочь Hermitage с ликвидацией компаний и уничтожением документации. «Ренессанс Капитал» подтвердил факт разговора с Браудером, но не детали, о которых говорил адвокат Hermitage.
Юрист Hermitage Нейл Миклетвейт указывал в документах суда, что «Ренессанс Капитал», возможно, причастен к обману инвесторов Rengaz. В отчетах им показывали полную стоимость налога в 2006 году — $108 млн, а по факту было заплачено лишь $1,1 млн Но «бомбой» судебное заседание не стало. Оно завершилось соглашением сторон, все претензии были сняты. Договоренность была достигнута 16 ноября 2009 года — в день, когда в  умер Магнитский. По словам еще одного героя видеороликов Браудера, юриста , после соглашения между «Ренессанс Капиталом» и Браудером была придумана новая история событий, связанных с возвратом налога. «Фактически она не верна. Она отвлекала внимание от претензий к Браудеру и его клиентам», — говорит Павлов.
Теневые банкиры
17 декабря «Рилэнд» и «Махаон» открыли счета в Универсальном банке сбережений, а «Парфенион» 13 декабря — в . А 26 декабря 2007 года в банки поступил налог на прибыль в размере 5,4 млрд рублей. Однако выявить очевидного бенефициара украденных из бюджета средств следствию и Браудеру не удалось. Следователи не смогли раскрутить трехзвенную цепочку российских обнальщиков. Они уперлись в пять английских юрлиц — Instance Ltd, Winpremious Ltd, Soderling Trading Ltd, Factional Ltd, Technomark Business Ltd.
Но эти компании не были конечным звеном операции по транзиту денежных средств из бюджета, а были лишь частью схемы вывода денег через молдавские банки. Проблема выявить получателя заключается в том, что на одном из звеньев «молдавской схемы» средства разных клиентов смешиваются, говорит источник Forbes. Это привело к тому, что журналисты связывали деньги незаконного вычета из бюджета с компаниями экс-президента Украины Виктора Януковича, музыканта и другими сомнительными деньгами.
При выводе, как видно из схемы, украденные из бюджета средства были разделены. Источник Forbes считает, что средства, направленные в Универсальный банк сбережений (2,1 млрд рублей или 39%), скорее всего, были предназначены коррумпированным чиновникам, организаторам и «решальщикам», а 3,2 млрд рублей, направленные в банк «Интеркоммерц», предназначались бенефициару схемы.
Можно предположить, через кого из банкиров шли эти средства: банк «Крайний Север» находился в сфере интересов известного в узких кругах банкира Павла Вертелецкого (по прозвищу «Вертолет»), а уже лишенный лицензии банк «Интеркоммерц» источник связывает с именем Андрея Масюка.
Рядом с офисом «Интеркоммерца» находился офис еще одной компании, которая занималась сомнительными обнально-транзитными операциями, — «Файненшл Бридж». Ее владелец Александр Перепеличный 10 ноября 2012 года был найден мертвым в Лондоне. Считается, что именно он помогал в расследовании Браудеру и предоставлял информацию об активах и выписки по счетам главы налоговой инспекции Ольги Степановой и ее бывшего мужа .
Заморозка фонда
Британский банк HSBC в 2013 году заморозил оставшиеся активы Hermitage Fund ($45,6 млн), перестал раскрывать оценку активов фонда, а доли инвесторов приравняли к нулю. Один из них, , сообщил, что средства инвесторам не выдали до сих пор, он назвал действия HSBC «абсурдными» и «неправомерными».
Заморозка активов фонда произошла по причине «мошенничества». HSBC согласилась покрыть расходы инвестконсультанта Hermitage Capital Management по юридическим вопросам (в 2014 году было зарезервирован $18,6 млн). К Браудеру в Высокий суд Лондона был подал иск со стороны бывшего следователя МВД Павла Карпова, который был недоволен тем, что в роликах «Каста неприкасаемых» его прямо обвиняют в убийстве Сергея Магнитского.
Партнер Paragon Advice Group говорит, что суммы судебных расходов могут показаться завышенными, однако, вероятно, эти издержки фонда складывались не только из реальных затрат на юристов, но и сопутствующих трат на создание должного информационного сопровождения и привлечение ключевых агентов влияния.
Карпов потребовал возмещения судебных расходов, а также полноценного рассмотрения дела и своего участия в нем. Но Браудер этого не захотел, хотя раньше говорил «Ведомостям», что «ждет возможности предоставить факты дела независимому суду». Обращение Карпова в Лондонский суд юристы Браудера назвали злоупотреблением правом и посчитали, что иск не должен рассматриваться в английской юрисдикции. Суд не стал рассматривать иск по существу, но потребовал от Карпова оплатить издержки Браудера — £660 000. Знакомый Карпова говорит, что у него не было денег на продолжение процесса. В дальнейшем явиться в Лондон он не смог (его включили в «список Магнитского»), и суд помимо выплаты издержек приговорил его к трем месяцам тюрьмы «за неуважение к суду».
На этом суды не закончились: Браудер судится в Нью-Йорке с сыном топ-менеджера Денисом, которого обвиняет в том, что тот мог получить средства, похищенные из бюджета. Браудер попытался заморозить его активы в США.
Пока суды остаются основном занятием Браудера, и управлением активов, как прежде, он уже не занимается. После скандального дела с вычетом Hermitage Fund, команда Браудера управляла вторым фондом — Hermitage Global с объемом активов $622 млн В 2007 году во время старта фонда в презентации для инвесторов говорилось о желании повторить успех Hermitage Fund — 5000% доходности инвестиций в «Сиданко», 3500% доходности в «Газпроме», 800% доходности в РАО ЕЭС.
Фонд должен был инвестировать в турецкую Tupras, бразильский Telemar, Agility из Кувейта. Но удача улыбнулась инвесторам лишь в 2007 году, когда они заработали 31%, в последующие же пять лет фонд выдающегося результата не показал и приносил инвесторам убытки. В терминале Bloomberg он указан как ликвидированный.
Что стало с оставшимися в живых фигурантами дела Hermitage? Браудер посвятил себя правозащитной деятельности, исследованию коррупции и поискам похищенных из российского бюджета денег, майор Павел Карпов и Артем Кузнецов ушли из МВД, Стивен Дженнингс продал «Ренессанс» и живет в Лондоне, Игорь Сагирян занимается строительный бизнес в России, Юрий Сагайдак открыл консалтинго-юридическую компанию, Ольга Степанова скрылась за границей, Дмитрий Клюев занимается разведением крупного рогатого скота в Калужской области. Номинальные директора Хлебников и Курочкин умерли, и лишь Виктор Маркелов получил пять лет тюрьмы.
Видео дня. Продлен прием заявок на предоставление субсидий для предпринимателей
Комментарии
Экономика , Стивен Дженнингс , Пол Ренч , Александр Захаров , Александр Бастрыкин , Сергей Ролдугин , Октай Гасанов , Тим Эннекинг , Сергей Магнитский , Владимир Джабаров , Иван Черкасов , Сергей Орлов , Ольга Степанова , Петр Кацыв , Игорь Сагирян , Анатолий Романовский , Виктор Маркелов , Константин Пономарев , Виктор Воронин , Уильям Браудер , Юрий Кобаладзе , Вячеслав Хлебников , Дмитрий Клюев , Владлен Степанов , Павел Карпов , Артем Кузнецов , Дмитрий Костальгин , Анатолий Сердюков , Игорь Сечин , Валерий Курочкин , Андрей Павлов , Джемисон Файерстоун , Михаил Прохоров , Сергей Жемчужников , Владимир Мартынов , Сургутнефтегаз , Газпромбанк , ФСБ , Федеральная налоговая служба , Администрация Президента РФ , Газпром , КБ "Интеркоммерц" , ЮКОС , Генпрокуратура РФ , Правительство РФ , СКР , МВД , Роснефть , РЖД , ФСИН , Центральный банк России , Ведомости , Financial Times , Forbes , Bloomberg , Коммерсант , Wall Street Journal
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео