Ещё

Гонки на выживание: как сложилась судьба основателя «Конверс групп» 

Зимой 2015 года в пустовавший много лет дом в поселке Николина Гора на Рублевке въехал хозяин. И вот уже второй год мужчина лет сорока тихо живет в своем коттедже, построенном еще в 2001-м. Каждое утро он встает в 7:30, пробегает 10 км и едет на работу в Москву. В выходные из Лондона к нему прилетает жена, а на каникулах гостят трое детей. Так скромно теперь выглядит жизнь бывшего банкира, любителя суперкаров, яхт и шумных вечеринок . В августе 2016 года Антонов стал первым истцом, подавшим иск в российский суд на иностранное государство, он хочет отсудить 40 млрд рублей у Литвы, национализировавшей его банк Snoras. Литовские власти судятся с Антоновым в Великобритании, добиваясь его экстрадиции. Поэтому в 2015 году Антонов тайно покинул Лондон, где жил с 2009 года.
У банков Антонова была неоднозначная репутация, но это не помешало ему создать «Конверс групп» с активами $7 млрд (в 2010 году). Сегодня, по словам Антонова, банковского бизнеса у него не осталось. Как он сгорел и сумеет ли ловкий и талантливый финансист восстать из пепла?
Семейный подряд
В конце 2002 года совладелец выставил на продажу Конверсбанк, хотя не прошло еще и двух лет с тех пор, как он жестко сражался за этот банк, обслуживавший счета предприятий , с . Покупатели на банк с именем, но уже без счетов Росатома нашлись быстро. Отец и сын  и Владимир Антоновы, владевшие на тот момент Академхимбанком, приобрели «Конверс» за $65 млн «Они были не похожи друг на друга, — вспоминает человек, работавший тогда с Антоновыми. — Владимир всегда производил хорошее впечатление на людей, знал, что говорить, одевался со вкусом. Отец, наоборот, ходил с суровым лицом, был скрытен и осторожен в общении». Именно сын стал лицом семейного бизнеса, а отец так и пребывал в тени.
Как рассказали Forbes несколько банкиров, тогда все считали, что появившийся из ниоткуда Александр Антонов как-то связан со спецслужбами. То же говорили и о зампреде Академхимбанка Викторе Ямпольском, на дочери которого женился Антонов-младший. Александр Антонов в своих интервью рассказывал, что до 1993 года работал в Таджикистане на предприятии Минсредмаша, занимавшемся добычей и обогащением урановой руды. Позже семья перебралась в Москву, и пока Антонов-младший учился в банковском колледже, отец занимался коммерцией — пытался восстанавливать хозяйственные связи после развала СССР и сводил покупателей и продавцов разнообразной продукции в длинных торговых цепочках.
Владимир Антонов хотел зарабатывать самостоятельно и торговал на рынках видеокассетами, потом обратил внимание на рынок акций, а в 1999 году попросил у отца $200 000 на покупку первого банка. Это был учрежденный структурами Академхимбанк, который заигрался на рынке ГКО и оказался на грани банкротства. Под управлением Антоновых банк начал активно расти и к моменту покупки «Конверса» уже приближался к первой сотне российских банков: за 2001–2002 годы его активы увеличились в 20 раз. Правда, по мере роста активов, которые к началу 2003 года достигли 4 млрд рублей, Академхимбанк приобретал сомнительную репутацию. Причиной стало уголовное дело, заведенное в 2002 году, — банк Антоновых участвовал в схеме по отмыванию денег через банк «Новатор». Александр Антонов проходил по делу как свидетель, утверждая, что отмыванием занимались клиенты Академхимбанка. Ответственным за сомнительные операции следствие посчитало , агента Академхимбанка, привлекавшего для него клиентов, который за два года до открытия дела был убит в лифте собственного дома. Убийство не раскрыли, но, согласно отчету консалтингового агентства IPSA (в 2010 году оно по заказу Антонова проверяло законность происхождения его средств для планируемой покупки Saab), следователи связывали Пономарева с , возглавлявшим службу безопасности Академхимбанка. Молчанов был выходцем из , общался с главой липецкой ОПГ  и, как говорится в отчете IPSA, вместе со следователем Джангиром Инджиевым вымогал деньги у банкиров: следственные органы изымали в банках важные документы, а Молчанов возвращал их за вознаграждение. Деньги для решения выдуманных проблем с бандитами и силовиками он требовал и от Антоновых. В 2004 году Молчанов покинул Академхимбанк и вскоре был осужден на семь лет за мошенничество.
Неоднозначная репутация не помешала Академхимбанку привлечь солидную клиентуру. В 2001 году Владимир Антонов познакомился с будущим министром сельского хозяйства , тогда она набирала команду менеджеров в , который и возглавила в декабре того же года. Скрынник взяла Владимира Антонова на должность своего первого заместителя. И хотя Антонов проработал там всего полгода, Академхимбанк приобрел много новых клиентов среди поставщиков сельхозтехники, сотрудничавших с «Росагролизингом». «В то время была полная беда с кредитами, — вспоминает Антонов. — И мы некоторых подрядчиков „Росагролизинга“ кредитовали, за это требовали открывать счета. Это нормальная практика». Кредиты в Академхимбанке брал и «Росагролизинг». Один из знакомых банкира говорит, что Скрынник своими связями и влиянием помогла Академхимбанку с ликвидностью. Представители Скрынник от комментариев отказались. Но в 2012 году в интервью «Ведомостям» она рассказывала, что «Росагролизинг» расстался с Антоновым, когда стало известно, что тот набрал компании в Академхимбанк.
Важной вехой для Антоновых стала покупка в 2003 году Snoras, четвертого по величине банка Литвы. Сумму сделки стороны не раскрывали, соглашение о конфиденциальности действует до сих пор. Антонов был очень доволен, теперь он мог говорить о международной банковской группе. «Владимир начал строить свою банковскую империю, — вспоминает один из его знакомых. — Он хотел быть крупным банкиром. Большое впечатление на него произвел Мельниченко, Антонов стремился приблизиться к миллиардерам». Первое разочарование пришло через пару лет, когда Антонов узнал о долге в $15 млн, висевшем на купленной им люксембургской Incorion, материнской компании Snoras.
От Воронежа до Панамы
В 2006 году несколько латвийских СМИ сообщили, что российский миллионер купил в Юрмале особняк — двухэтажный дом в стиле хайтек. Напротив — резиденция датского посла, в 400 м к северу — пляж. Покупателем был Владимир Антонов. Примерно в то же время он обзавелся шале в Куршевеле. Жизнь била ключом. Антонов ходил на вечеринки миллиардера . Была у него и яхта — 40-метровая Sea D, названная в честь сына Дениса.
Не скупился Антонов и на свое увлечение — автомобили. Еще в студенчестве он купил BMW 1983 года выпуска на смену «восьмерке», у которой открывалась только одна дверь. Со временем автопарк стал грандиозным, в нем было около 50 автомобилей в основном спортивных марок — Ferrari, Aston Martin и его любимый кабриолет BMW Z8 Alpina. Антонов спонсировал команду Ferrari Challenge, купил голландского производителя суперкаров Spyker и английский футбольный клуб «Портсмут».
Что происходило с бизнесом «Конверс групп»? После покупки Конверсбанка и Snoras Антонов вошел во вкус. В течение нескольких следующих лет он один за другим скупал банки: красноярский «Енисей», иркутский Байкалросбанк, московский , екатеринбургский Гранкомбанк, Воронежпромбанк и калининградский . Заграничный бизнес тоже рос: в Латвии был куплен Latvijas Krajbanka, в Великобритании — Poiton York, группа пополнилась банками в Панаме и Доминикане.
Постепенно появились клиенты с громкими именами. В банках Антонова обслуживались структуры владельца «Нафта Москва» и основ